Поддержать команду Зеркала
Беларусы на войне
  1. Лукашенко загорелся новым спортивным мегапроектом. На этот раз поручил за пять лет построить в каждом регионе вот такой комплекс
  2. КГБ теперь требует переводить «компенсации» за донаты одному государственному центру. Рассказываем, что за он и куда идут деньги
  3. В Минобре всерьез взялись за стихийные очереди для проставления апостиля
  4. Пролет Польши и еще один топ-матч. Главные события дня на чемпионате Европы по футболу
  5. Грозовые «качели» не останавливаются. Какая погода ждет беларусов в выходные
  6. В Минске за час вылилась четверть месячной нормы дождей. Что натворила пролетевшая над Беларусью буря
  7. Минобороны объявило внезапную проверку готовности. В Украине успокоили: «У Беларуси нет сил для вторжения»
  8. «Пугали, если много нас уедет, классному будет плохо». Беларусские абитуриенты рассказали «Зеркалу», почему решили поступать за границу
  9. «Пережиток прошлого». Президент Азербайджана предложил упразднить «бесполезное» объединение, в которое входит Беларусь
  10. Похоже, Лукашенко уже начал свою предвыборную кампанию. Перед каждыми выборами он делает одно и то же — вспоминаем, что именно
  11. Путин назвал возможное поражение России в Украине «концом государственности» и намекнул на ядерный ответ — что стоит за угрозой
  12. В Минске огласили приговор хирургу Елене Терешковой
  13. Глава Минфина так рассказал в парламенте о ситуации с госдолгом, что «возбудил» Гайдукевича — депутат придумал, как не возвращать займы
  14. Пропаганда пыталась очернить Польшу — но, похоже, тем самым признала, что в Беларуси есть концлагеря и «фабрика смерти». Вот в чем дело
  15. Украинские пограничники отреагировали на «предупреждение» беларусских: «Лучше бы они предупредили свою главную провокацию»


В 2015 году супруги из Минска Юлия и Алексей переехали жить на хутор в Браславском районе. Три года назад они рассказывали в интервью TUT.BY, как обзавелись сельским хозяйством и занялись сыроварением. Дело приносило им доход, набирало обороты, но из-за событий 2020 года в Беларуси паре пришлось уехать в Польшу и начать все с нуля. Юлия рассказала «Зеркалу», как они обживались в деревне возле Кракова, завели новое стадо копытных, создали хозяйство Krapacheese и возвратились к изготовлению сыров.

Фото со странице в фейсбука героев материала
Супруги Юлия и Алексей. Фото со страницы в Facebook героев материала

Как филолог-переводчик и экономист стали сыроделами

Еще десять лет назад Юлия и Алексей от сельского хозяйства были очень далеки: оба окончили столичные вузы, женщина по образованию филолог-переводчик, ее муж — экономист. Пару потянуло ближе к природе после того, как они побывали на рыбалке на Браславских озерах. Сперва они купили в озерном крае хутор — для отдыха. Потом остались там поработать на удаленке и завели пару овечек. Когда появились животные, то уехать в Минск пара уже не могла — кто же будет смотреть за скотом? Так и остались на хуторе.

Потом супруги купили дойных коз — хотели пить полезное молоко. Козы начали размножаться, молока хватало уже не только для себя, и его излишки надо было куда-то девать. Так пара решила заняться переработкой молока — начали делать сметану, масло, творог, сычужные сыры. Процесс изготовления сыров изучали через интернет, литературу. Сперва молочным хендмейдом угощали друзей и знакомых, а потом продукт начали продавать. Чтобы все было законно, пара зарегистрировала личное подсобное хозяйство.

Фото: TUT.BY
Алексей и Юлия на хуторе в Браславском районе готовят сыры к продаже. Фото из архива TUT.BY

Со временем домашних животных становилось все больше: кроме овец и коз появились лошади, коровы, утки, куры. Помимо молочки супруги продавали яйца, мясо, также обменивались натурпродуктами с соседями-фермерами. Продукция с подсобного хозяйства была их основным доходом.

«Поняли, что это все, назад пути нет»

В 2020 году наши герои, как и многие белорусы, ждали выборов президента, надеялись, что они приведут к глобальным изменениям в стране, улучшению жизни. Юлия и Алексей не скрывали свою позицию. Однако развернувшиеся репрессии и «посадки» людей в тюрьмы разрушили ожидания супругов.

— Глядя на то, как развиваются события в Беларуси, мы поняли, что рано или поздно за нами тоже придут. Посовещались и решили, что надо уезжать в Польшу, — вспоминает Юлия.

Женщина говорит, что вывезти коз, овец и коров в Европу было нереально — сделать это им никто бы не позволил. С животными расставаться было жаль, но ничего не поделаешь — супруги начали их распродавать, на это ушло полтора года. Вывезти в Польшу удалось лишь двух лошадей и четырех больших собак.

Фото: TUT.BY
Юлия готовит сыр на хуторе в Браславском районе. Фото из архива TUT.BY

— Уехали мы в декабре 2021 года. Большинство вещей осталось в Беларуси. Очень жаль было инструментов, посуды, разных прилад для приготовления сыров — мы ж их годами собирали. Думали, что муж вернется и заберет еще что-нибудь, но не получилось: сперва мы сидели на карантине, а потом началась война в Украине. Поняли, что это все, назад пути нет.

Первое время супруги временно арендовали жилье у знакомых. Параллельно белорусы искали дом в деревне, но надо было, чтобы там имелись условия для содержания скота, ведь Юлия и Алексей снова хотели заниматься животноводством и сыроварением.

— Сложно было что-то подобрать под наши требования. К тому же в Польшу приезжало много беженцев из Украины, их целыми семьями принимали в городах, в деревнях. Полгода мы искали подходящее жилье, объездили всю страну. Параллельно за скопленные в Беларуси деньги покупали молочных козочек, овец.

Фото: TUT.BY
Фото из архива TUT.BY

Подходящая усадьба нашлась в деревне Липница-Мурована, это в 50 км от Кракова. Помимо большого дома там размещался небольшой хлев, был участок земли площадью три гектара — луг и лес. Но кое-что требовало ремонта. Белорусы договорились с хозяином платить за аренду 2000 злотых (1385 рублей или 427 евро. — Здесь и далее конвертация по курсу НБ Беларуси на 11 апреля 2023 года) в месяц плюс коммунальные платежи. На новое место супруги переехали в августе прошлого года, в несколько заходов перевезли туда домашних животных.

«Теперь мы можем продавать сыры не только сами, но и через магазины, рынки, ресторации»

— Перезимовали мы нормально. За коммуналку платили 360–400 злотых в месяц (247−275 рублей или 76−85 евро). Основную сумму тянуло электричество, так как подогрев воды идет через бойлер. Мы старались экономить — не жгли свет в пустых комнатах. Дом отапливали углем. Полторы тонны угля закупили осенью, причем воеводство компенсировало его покупку, нам перевели 3000 злотых (2078 рублей или 640 евро). У нас на участке есть лес, мы можем заготавливать его на дрова, но перед прошлой зимой не успели это сделать, а в следующем обязательно запасемся.

Фото со странице в фейсбука героев материала
Рабочий день у Юлии и Алексея сейчас короче, чем летом, — козы и овцы стоят в хлеву и ждут окота. Но заботы все равно есть — надо следить за сырами: чистить, переворачивать, мыть, вынимать и класть в рассол. Фото со страницы в Facebook героев материала

Когда Юлия и Алексей переехали на новое место жительства, запас денег у них уже почти закончился, надо было срочно запускать свое дело. Юлия не роптала и не жаловалась на нехватку финансов, бытовые неурядицы, с которыми им пришлось справляться на новом месте. Говорит, что если надо, то она сама может и печь углем растопить, и за животными присмотреть, убрать хлев, сделать еще много разных работ, которыми занимаются деревенские жители. Но обычно работу они делят с мужем — мужчина занимается тяжелой физической работой, а женщина работает с молоком.

— Чтобы изготавливать сыры для продажи, мы зарегистрировали Rolniczy Handel Detaliczny (если упростить, то это разрешение на продажу сельхозпродукции. — Прим. ред.). Регистрация бесплатная, проходит несложно, хотя у нас она затянулась — попали на праздничные дни. Теперь мы можем продавать свою продукцию сами, также работать с местными магазинами, ресторациями, торговать на рынках, ярмарках. А в Беларуси мы могли продавать продукты только сами и без выезда с хутора, — объяснила Юлия.

Сейчас в хозяйстве у супругов по 20 овец и коз, две лошади, которые приехали из Беларуси, пять собак. Фото из архива героев материала
Сейчас в хозяйстве у супругов по 20 овец и коз, две лошади, которые приехали из Беларуси, пять собак. Фото из архива героев материала

Перед тем как приступить к работе, фермеры сдали анализы и получили допуск от врача (это что-то типа нашего медосмотра, только в упрощенной форме). Также надо было проверить питьевую воду из колодца, а также кровь и молоко дойных животных. Причем анализы стаду надо периодически повторять. На сыры требовалось предоставить технологические карты — описать, из какого молока их делают, какие еще ингредиенты используют. Иногда проверяющие могут попросить фермеров предоставить им на тест сыры — проверить их свойства.

— Проверяющие могут и к нам в хозяйство приехать. Но люди их не боятся, потому что контроль нацелен не на то, чтобы наказать предпринимателя, а предупредить, что он что-то неправильно делает, попросить это исправить.

«Топчик по продажам — глазированные сырки»

Сейчас фермеры изготавливают сыры из козьего, овечьего и коровьего молока. Так как коров в хозяйстве белорусов нет, то молоко этих животных они покупают на молокобазе или в соседних фермерских хозяйствах. Все сыры готовятся из сырого молока. В Польше это приветствуется, а вот в Беларуси было строго запрещено — там использовалось лишь пастеризованное.

— Делаем сулугуни, рикотту, фету, халлуми, сыры с голубой и белой плесенью, также несколько видов твердых выдержанных. Недавно освоили новый продукт, он стал топчиком по продажам: сырки глазированные с разными видами шоколада, также они могут быть с добавлением сушеных ягод.

Фото со странице в фейсбука героев материала
В Польше (да и в других странах Европы) сыры из сырого молока пользуются большим спросом, изготовление их приветствуется. Юлия говорит, что в Беларуси разрешено производить сыр только из пастеризованного молока. Фото со страницы в Facebook героев материала

Самый дорогой сыр в Krapacheese — из овечьего молока, килограмм его стоит от 90 до 200 злотых (62−138 рублей или 19−42 евро). Такая цена выходит из-за того, что у овец очень короткий период лактации и молока они дают мало. Сыр из козьего молока стоит от 70 до 150 злотых (48−103 рубля или 14−32 евро), из коровьего — от 50 до 100 злотых (34−69 рублей или 10−21 евро).

Первыми покупателями фермерского сыра были наши земляки, которые переехали жить в Краков. Многие из них раньше покупали молочку у Юлии и Алексея еще на хуторе в Браславском районе, они очень обрадовались, что любимый продукт переехал в Польшу. По сарафанному радио информация о польских сырах с белорусскими корнями разошлась дальше. Теперь супруги продают свои продукты не только на ферме, но и доставляют их в Краков, отправляют почтой по Польше и странам ЕС.

— Покупателей среди поляков у нас пока немного, местные жители (особенно старшее поколение) не очень любят экспериментировать с новыми продуктами, а вот молодежь более активна. К тому же мы ведем соцсети на белорусском языке, и поляки нас не понимают. Но местных у нас потихоньку становится все больше — информация до них доходит от белорусов и украинцев, которые у нас бывают.

«Все деньги уходят на корма для животных, еду для себя и оплату жилья»

Скоро Юлия и Алексей будут поставлять свои сыры в винарню, которая находится неподалеку, там проходят различные дегустации. Также фермеры надеются, что их продукция попадет на столы в разные рестораны Польши. Конечно, для этого надо увеличивать объемы производства, сделать это быстро фермеры не могут — не хватает средств.

— Пока мы не вышли на производство тех объемов сыров, которое было у нас в Беларуси, — дома мы перерабатывали 200 литров молока в сутки. Не могу это осуществить технологически — у нас кастрюли для варки небольшие, максимум на 60 литров. Мечтаю, что когда-нибудь мы сможем купить большой профессиональный котел, но стоит он около пяти-шести тысяч евро, таких денег у нас еще нет.

Фото со странице в фейсбука героев материала
В выходные дни на ферму Krapacheese приезжают посетители: продегустировать сыры, погладить и покормить животных, погулять и полюбоваться красивыми видами. Фото со страницы в Facebook героев материала

Также Юлия и Алексей хотят делать больше выдержанных сыров, для этого нужно помещение для их созревания. Там будет поддерживаться правильный микроклимат — высокая влажность, температура. Но для создания такой «пещеры» тоже нужны финансы.

— Сейчас все заработанные деньги у нас уходят на корма для животных, еду для себя и оплату жилья. Нет возможности даже купить одежду или обувь. Но заказы на продукцию у нас есть, так что думаю, потихоньку все наладится. Меня очень радует, что налоги нам сейчас платить не надо — нет прибыли. К тому же если мы придем к покупке нового оборудования, то есть программы, которые поддерживают фермеров — большая часть стоимости компенсируется.

Krapacheese мы отыскали благодаря карте белорусского бизнеса за рубежом bymapka.me