Поддержать команду Зеркала
Белорусы на войне
  1. Местами дождь и мокрый снег. Какой будет погода на следующей неделе
  2. Британская разведка назвала среднесуточное количество российских потерь в Украине. Результат ужасающий для Кремля
  3. В разных городах Беларуси заметили северное сияние
  4. Чиновники вводят очередные изменения по «тунеядству». Что придумали на этот раз
  5. «Ни один фильм ужасов не может передать картину, которая открылась нашим глазам». Как в Минске автобус сгорел вместе с пассажирами
  6. За полмесяца боев Россия потеряла уже 15 самолетов, но это ее не смущает. Объясняем почему
  7. «Нас просто списали». Поговорили с директором компании, обслуживающей экраны, на которых появилось обращение Тихановской
  8. В Москве третий день несут цветы к могиле Навального — у кладбища все воскресенье стояла очередь
  9. Силовики задержали минчанина за отрицание геноцида белорусского народа
Чытаць па-беларуску


Почему политических заключенных мучают в тюрьмах и лагерях, почему лишают переписки, почему попал в больницу участник президентской кампании 2020 года, узник новополоцкой колонии Виктор Бабарико? Об этом в своей колонке рассуждает Юрий Дракохруст.

Юрий Дракохруст

Обозреватель «Радио Свобода»

Кандидат физико-математических наук. Лауреат премии Белорусской ассоциации журналистов за 1996 год. Журналистское кредо: не плакать, не смеяться, а понимать.

Блог Юрия Дракохруста на сайте «Радио Свобода»

22 апреля на субботнике Александр Лукашенко подарил пропагандисту Григорию Азаренку кувалду. Кувалдой, напомним, в российской ЧВК «Вагнер» казнят тех, кого считают предателями.

Подарок, публично врученный Азаренку, — символ политики, которую власть проводит и собирается продолжать.

Можно перечислять много причин, но как минимум две очевидны.

Первая — Мачулищи, атака на российский самолет А-50. Приложила ли руку к этому СБУ или нет — вопрос сложный (скорее да, чем нет), но в любом случае участвовали в диверсии и белорусы, жители Беларуси. И оказалось, что не все смирились, не все спрятались в норки, что есть какие-то подпольные структуры, способные к решительным действиям.

Вторая — это провал кампании возвращения политических беженцев. Затевалась она с большим шумом и помпой, подавалась как безграничная милость власти к «оступившимся». Что уж Лукашенко рассказывали о жизни эмигрантов, сказать трудно, наверное, что голодают, под мостом ночуют, туалеты моют. И вот предварительные итоги.

По самым скромным подсчетам, страну в 2020–2023 годах покинули от ста тысяч человек. Не все из них уехали по внятным политическим мотивам, но многие — именно по ним. По сообщениям комиссии Шведа — Азаренка, с прошениями о прощении и возвращении обратились примерно полсотни эмигрантов. Это капля в море.

Много писалось и говорилось, что при тех условиях возвращения, которые предложила власть, результат и не мог быть иным. Но субъективно для режима такие итоги — подтверждение, что не смирились, не раскаялись, что «закоренели в преступлениях» под своими мостами в западных городах.

Закоренели те, что уехали и не хотят возвращаться. Так, наверное, и те, что не уехали, — тоже.

Отсюда вывод — еще тщательней «зачищать», искать и находить каждого, кто спрятался.

Это, собственно говоря, и раньше делалось. И сроки давали — уже как при Сталине.

Казалось бы, какие еще резервы устрашения, устрожения не использованы? А показать недовольным, несогласным, какими будут долгие годы, которые они проведут за решеткой. Ну вот и показывают.

Системность, согласованность устрожения режима содержания политзаключенных свидетельствует о том, что это, скорее всего, просто выполнение прямого приказа.

Но к тому же работники белорусской пенитенциарной системы — люди смышленые и сообразительные. Они способны воспринимать и косвенные сигналы, они слышат, какие общие установки до них доводят и на служебных совещаниях, и в публичных речах. И что означает та же кувалда, подаренная Азаренку, они хорошо понимают.

Понимают, что сейчас в их работе перегнуть невозможно вообще. А вот за недогнуть по головке не погладят. Могут и кувалдой.

Так лучше уж они кувалдой, чем их — рассуждают они.

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции.