Поддержать команду Зеркала
Белорусы на войне


В феврале Россия приостановила участие в Договоре о сокращении ядерных вооружений, а в марте президент РФ Владимир Путин заявил, что договорился с Александром Лукашенко о размещении такого оружия в Беларуси. В конце мая эта договоренность была оформлена документально — любопытно, что событие почти совпало по времени с вступлением в строй второго специализированного американского самолета для обнаружения ядерного оружия WC-135R Constant Phoenix. Очевидно, что российские атомные бомбы или ракеты на территории Беларуси будут восприниматься Соединенными Штатами как угроза им и их союзникам. В связи с этим мы решили разобраться, быстро ли американцы узнают о появлении российского ядерного оружия на территории нашей страны, смогут ли они определить место его хранения и что это будет значить для Беларуси и белорусов.

Российское ядерное оружие действительно появится у нас в стране, или это блеф?

На протяжении десятилетий после холодной войны власти России и США считали, что сокращение огромных арсеналов ядерного оружия обеих стран отвечает интересам их национальной безопасности и интересам международного сообщества в целом. Но после начала российского вторжения в Украину государства не могут даже договориться о возобновлении взаимных инспекций своих арсеналов, с помощью которых они контролировали друг друга.

При этом, по мнению научного сотрудника Института ООН по изучению проблем разоружения Павла Подвига, которое он высказал в интервью «Зеркалу», основная (и даже, возможно, единственная) цель заявления о размещении ядерного оружия РФ в Беларуси — чисто политическая. Кремль хочет продемонстрировать, что может использовать ту же практику, что и американцы, которые держат свои ядерные боезаряды в других странах (программа Nuclear Sharing НАТО). Речь идет о своего рода ядерном торге или даже шантаже, с помощью которого Москва якобы пытается добиться изменения позиции США и западных стран в целом по отношению к российской агрессии против Украины.

Военного смысла для Кремля в размещении оружия в Беларуси, особенно в рамках противостояния с США, действительно нет. Наличие межконтинентальных баллистических ракет позволяет России наносить ядерные удары по любой точке планеты прямо со своей территории. Для использования тактического (менее дальнобойного) ядерного оружия потребности в белорусской территории у россиян тоже нет — хотя бы потому, что еще западнее, чем Беларусь, находится Калининградская область РФ.

Поскольку, по словам Путина и Лукашенко, еще с прошлого года в носители ядерного оружия переоборудовались штурмовики советского производства Су-25 белорусских ВВС, логично предположить, что под тактическими ядерными боезарядами, которые будут доставлены на белорусскую территорию, подразумеваются авиабомбы для них. Но использование устаревшего дозвукового самолета (эта машина производилась с конца 1970-х) в качестве носителя ядерного оружия в современных условиях выглядит откровенным анахронизмом.

Су-25. Фото: Министерство обороны Беларуси
Су-25 белорусских ВВС. Фото: Министерство обороны Беларуси

Российско-украинская война показала, что западные средства ПВО без особых проблем сбивают и гораздо более современные и скоростные российские самолеты — например, Су-35. Штурмовики вроде Су-25, конечно, могут попробовать «обойти» радары противника, летя на крайне малой (бреющей) высоте — вероятно, этим же приемом воспользовались украинские БПЛА во время недавнего налета на Москву. Но в таком случае это почти наверняка будет полет в один конец. Дозвуковой штурмовик просто не успеет выйти из зоны поражения своей же ядерной бомбы, если ее придется сбрасывать с высоты в несколько десятков метров.

Исходя из этого, мнение Павла Подвига, который считает, что фактически до размещения ядерных боезарядов на белорусской территории дело не дойдет и все ограничится громкими заявлениями, выглядит весьма правдоподобно. Смысла в этом нет даже с точки зрения союзнических обязательств России перед нынешними белорусскими властями. Если даже допустить, что Москва действительно готова на ядерное вмешательство в потенциальный конфликт с участием Беларуси, то для этого нет никакой необходимости делать свое ядерное оружие более уязвимым, перемещая его ближе к средствам поражения, имеющимся у стран НАТО.

Правда, остается еще один вариант. Россия также передала Беларуси оперативно-тактические ракетные комплексы «Искандер», ракеты для которых тоже могут снаряжаться ядерной боевой частью.

Вероятность того, что россияне разместят в Беларуси боеголовки для них, выглядит не очень высокой — иначе зачем тогда было нужно переоборудовать под ядерные бомбы белорусские штурмовики. Но полностью исключить ее нельзя. Тем более что в этом случае можно нащупать хоть какую-то военную выгоду: так можно сократить подлетное время ракеты с ядерным боезарядом к целям в южной части Восточной и Центральной Европы (например, в Украине или на юге Польши). Правда, эта выгода будет хотя бы осязаемой лишь для России — но точно не для Беларуси.

Как ищут и находят ядерное оружие

Вопрос контроля за хранением и распространением ядерного оружия — один из важнейших на планете, ведь от него зависит судьба всей цивилизации. Разрабатывая все новые и новые образцы смертоносного вооружения, ядерные державы одновременно совершенствовали средства контроля за ним. Утаить такое оружие или даже его разработку совсем не просто — и во многом благодаря этому им обзаводятся далеко не все диктаторские режимы, которые хотели бы. Если ядерное оружие появится на территории Беларуси, американские военные узнают об этом одними из первых.

Большую роль в контроле над ядерными вооружениями играют взаимные проверки ядерными державами арсеналов друг друга, а также инспекции Международного агентства по атомной энергии (МАГАТЭ) — однако для этого заинтересованным сторонам нужно сначала об этом договориться, что случается далеко не всегда. А потому существуют и другие средства, которые позволяют фиксировать ядерное оружие, начиная со стадии его создания и до попыток применения — речь о разведке. Как утверждал еще в 2018 году американский ученый-ядерщик Скотт Кемп, добытая с помощью разведывательных методов и технологий информация позволила США и их союзникам понять ядерную программу Ирана лучше, чем все проверки МАГАТЭ.

Испытания американской ядерной бомбы на атолле Бикини в Тихом океане. 25 июля 1946 года. Фото: U.S. Navy (Rear Admiral S. Quackenbush collection), Public Domain, commons.wikimedia.org
Испытания американской ядерной бомбы на атолле Бикини в Тихом океане. 25 июля 1946 года. Фото: U.S. Navy (Rear Admiral S. Quackenbush collection), Public Domain, commons.wikimedia.org

Производство оружейного плутония либо обогащенного урана, которые необходимы для создания бомб, — это масштабные промышленные операции, которые требуют времени и участия множества людей. Последнее означает, что информацию о ядерной программе можно добыть с помощью традиционной агентурной разведки. Конечно, этот метод может оказаться не особенно успешным в закрытых обществах вроде северокорейского. Но здесь на помощь разведке приходят ученые.

Производство плутония происходит в ядерных реакторах, которые вырабатывают много тепла, а также смесь газообразных радиоактивных изотопов (ксенон-131, ксенон-135, криптон-85), часть которых просачивается в окружающую среду. Обогащение урана тоже сопровождается выделением радиоактивного газа — гексафторида урана. И аномальные источники тепла, и радиоактивные выбросы фиксируются современными детекторами, которые есть в распоряжении американцев.

На стадии испытаний обнаружить ядерное оружие еще проще. Для этого даже не нужно присутствие спутников или разведывательных летательных аппаратов над подозрительными территориями. Тот самый самолет WC-135R Constant Phoenix, который упоминался в начале этого текста, обнаруживает ядерные взрывы, просто собирая пробы атмосферы над сопредельными регионами. В частности, с помощью предыдущих модификаций WC-135 американцы собирали информацию о ядерных испытаниях в КНДР.

Самолет контроля за ядерными испытаниями и отслеживания ядерного оружия ВВС США Boeing WC-135W Constant Phoenix. Фото: Ken H / @chippyho, CC BY-SA 2.0, commons.wikimedia.org
Самолет контроля за ядерными испытаниями и отслеживания ядерного оружия ВВС США Boeing WC-135W Constant Phoenix. Фото: Ken H / @chippyho, CC BY-SA 2.0, commons.wikimedia.org

Сейчас ВВС США имеют уже два таких самолета — а в ближайшее время планируют получить третий. Накануне и в ходе российского вторжения в Украину американские «нюхачи» (the sniffers), как называют их СМИ, регулярно исследовали атмосферу над Европой, фиксируя возможную ядерную активность со стороны России.

Что касается Беларуси, в которой вести ядерные испытания никто вроде бы не собирается, то для нее американские «нюхачи» представляют интерес хотя бы как независимое от белорусских властей средство радиологического контроля над БелАЭС. Самолеты предыдущей модификации, Boeing WC-135W, использовались для сбора информации об утечке радиоактивных веществ при авариях на Чернобыльской АЭС и в японской Фукусиме.

Если же говорить о поиске мест размещения ядерного оружия, то для этих целей, вероятно, используется сразу несколько методов разведки. Во-первых, шпионаж — то есть работа агентов в самом месте предполагаемого размещения. Учитывая последствия политического кризиса в Беларуси и продолжающийся конфликт общества с государством, поиск «глаз» на местах для США и их союзников по НАТО не выглядит слишком уж трудной задачей. 

Во-вторых, существуют и технические разведывательные средства — ранее это были в основном самолеты, сейчас же используются в первую очередь спутники (в том числе коммерческие, например, принадлежащие компаниям Maxar, Capella Space и Planet Labs — так, последняя имеет орбитальную группировку из примерно 200 аппаратов и специализируется именно на военных объектах). Такие спутники, часть из которых «видит» даже сквозь облачность и ночную темноту, выявляют как учения и тренировки, так и рутинные работы по техническому обслуживанию ядерного оружия. Очевидно, что подобные работы будут проводиться в Беларуси в случае переброски вооружений в нашу страну — а с учетом публичных заявлений Путина и Лукашенко можно предположить, что повышенное внимание американских разведчиков к происходящему в Беларуси приковано уже сейчас.

Именно эти два инструмента помогли США обнаружить советское ядерное оружие на Кубе (с этих событий начался Карибский кризис 1962 года). По общепринятой версии, американская разведка узнала о размещаемых СССР ракетах благодаря снимкам с самолета U-2, на которые попали строящиеся позиции для их запуска. Однако, по более поздним свидетельствам, еще за несколько месяцев до этого информацию о секретных советских планах по размещению оружия и связанной с этим активностью США получили от секретной группы, созданной агентом ЦРУ Томом Хьюиттом. Ему удалось сформировать шпионскую сеть на самой Кубе из числа кубинцев, бежавших ранее от режима Фиделя Кастро и тайно заброшенных на остров. Лишь после получения информации от них (и из других источников) начались активные облеты острова самолетами-шпионами.

Шпионский снимок советской ракеты средней дальности Р-12, сделанный агентом ЦРУ на Красной площади. Фото: Central Intelligence Agency via commons.wikimedia.org
Шпионский снимок советской ракеты средней дальности Р-12, сделанный агентом ЦРУ на Красной площади. Фото: Central Intelligence Agency via commons.wikimedia.org

Достаточно хорошо американцы были осведомлены и о ядерных объектах в СССР — подтверждением тому могут быть опубликованные в 2015 году материалы Стратегического командования ВВС США. 800 страниц документов, датированных 1956 годом, содержат список целей на территории СССР, Восточной Европы и Китая. Среди них — множество городов и объектов Беларуси, которые были приоритетными целями в случае начала войны. Первоочередными были объекты, связанные как раз с ядерным оружием — например, аэродромы, с которых могли взлетать стратегические бомбардировщики СССР (целью №1, в частности, был аэродром в Быхове). 

Что будет, если ядерное оружие в Беларуси все же обнаружится или будет применено с ее территории?

По описанным выше причинам скрытно создать, испытать и разместить ядерное оружие в центре европейского континента невозможно. Конечно, сложно спрогнозировать действия европейских стран или США в случае обнаружения ими такой попытки. Но существует пример решительных действий Израиля, разведка которого прекрасно находит ядерные объекты военного назначения на территориях арабских стран. Известно об уничтожении израильтянами таких объектов в Ираке, Иране и Сирии. 

Возможно, именно этим объясняется тот энтузиазм, с которым к идее размещения российского ядерного оружия в Беларуси относится Александр Лукашенко. Не имея возможности втайне создать ядерную бомбу, он обретает возможность заполучить ее на подконтрольной ему территории сразу в готовом виде.

Впрочем, ни для самого режима Лукашенко, ни тем более для Беларуси никаких выгод размещение российского тактического ядерного оружия на территории страны не несет. Выше мы уже рассмотрели утопичность планов использования старых штурмовиков в качестве носителей ядерного оружия в современной Европе. Ниже же остановимся на возможном применении с этой целью ракетных установок «Искандер-М».

Разместив ядерное оружие на своей территории, Беларусь автоматически становится объектом повышенного интереса американских военных в соответствии с «Национальной стратегией США по борьбе с оружием массового поражения». Этот документ прямо предписывает американским вооруженным силам обнаруживать оружие массового поражения вероятного противника и уничтожать его в случае угрозы применения. При этом такое оружие не обязательно должно иметь возможность угрожать территории самих США — согласно «Стратегии», американцы собираются «отвечать подавляющей силой» на угрозы в адрес своих друзей и союзников, а также американских вооруженных сил за границей. Таким образом, Беларусь пополнит список потенциальных ядерных противников США, в котором сейчас находятся Россия, Китай, Северная Корея и Иран.

Поэтому даже если предположить, что на территории Беларуси будут размещены ядерные ракеты для «Искандеров» и белорусское руководство каким-то невероятным образом получит контроль над ними, это не даст возможность произвольно наносить ядерные удары по странам, к которым оно враждебно настроено. Скрыть строительство нового или реновацию старого хранилища для ядерных боеголовок от иностранных разведок не удастся, как и транспортировку самих ядерных боеприпасов в Беларусь. Место их хранения, а также пункты дислокации пусковых ракетных установок пополнят список приоритетных целей для ядерного оружия США и, возможно, их европейских союзников, обладающих ядерным оружием (Великобритании и Франции).

Пуск ракеты с территории Беларуси в направлении союзников США будет немедленно зафиксирован американской системой предупреждения о ракетном нападении, космическая группировка которой сейчас активно наращивается (десять спутников были запущены 2 апреля, 18 выйдут на орбиту в июне, а до 2025 года планируется добавить к ним еще 150 аппаратов).

При этом, как показывает текущая российско-украинская война, ракеты «Искандеров» являются вполне доступными целями для западных систем ПВО, которые справляются даже с массированными ракетными ударами.

Конечно, можно попробовать «перегрузить» систему противовоздушной обороны стран НАТО, выпустив по ним сразу несколько десятков ракет. Точное число пусковых установок «Искандеров», полученных Беларусью, не разглашалось, но речь шла о комплектовании ими одного из дивизионов 465-й ракетной бригады. Можно предположить, что их до 12 — столько пусковых установок насчитывают дивизионы «Искандеров» в российской армии. Каждая установка несет две ракеты — а значит, залп дивизиона может состоять из 24 ракет. Такой удар можно дополнить пусками из других ракетных систем, которые есть в Беларуси — «Точек-У» или тех же зенитных комплексов С-300, которые россияне используют в Украине для ударов по наземным целям. И возможно, что какая-то из ракет с ядерной боеголовкой даже сумеет долететь до цели.

Пусковая установка российского ракетного комплекса «Искандер-М», который может использоваться как носитель тактического ядерного оружия, и транспортно-заряжающая машина к нему (слева). Фото: Vitaly V. Kuzmin. http://www.vitalykuzmin.net/Military/ARMY-2016
Пусковая установка российского ракетного комплекса «Искандер-М», который может использоваться как носитель тактического ядерного оружия, и транспортно-заряжающая машина к нему (слева). Фото: Vitaly V. Kuzmin. http://www.vitalykuzmin.net/Military/ARMY-2016

Вопрос в том, что останется после такой попытки от самой Беларуси. К слову, в США очень своеобразно оценивают возможность удержания власти диктаторскими режимами с помощью использования ядерного оружия. В Обзоре ядерной политики, опубликованном администрацией президента Джо Байдена в октябре 2022 года, утверждается буквально следующее: «Любая ядерная атака Северной Кореи против США или их союзников и партнеров неприемлема и приведет к падению этого режима. Нет никакого сценария, при котором режим Кима мог бы применить ядерное оружие и выжить».