Поддержать команду Zerkalo.io
  1. «В процессе разработки». В Белстате ответили на вопрос о данных по смертности в 2020 году
  2. Для учений в Беларусь прибывают вооруженные силы России. Спросили военного эксперта, чего следует ожидать
  3. «Никакого конфликта в элите страны нет». Назарбаев впервые с начала протестов напрямую обратился к соотечественникам
  4. Клиническая смерть, море алкоголя и два развода. 50 лет падений и восхождений Сергея Михалка
  5. В МАРТ рассказали, какие товары больше всего подорожали в 2021 году. Но про некоторые позиции «забыли» (например, стройматериалы)
  6. «Кухарка или клоун не должны претендовать на высокий пост». Сергеенко озвучил «народные» предложения в Конституцию
  7. При поляках было плохо, при русских — хорошо, государственность — с СССР. Что не так с новой методичкой белорусских идеологов
  8. В ICAO подтвердили, что борт Ryanair приземлился из-за ложных данных о минировании. Минск сделал из отчета свои выводы
  9. «Отработают нейтрализацию угроз на границах». Когда пройдут российско-белорусские учения и какую технику привезут
  10. Умер последний руководитель БССР Анатолий Малофеев
  11. Белорусов часто судят за оскорбление Лукашенко. А кого оскорблял он сам? В странах-соседках за такое тоже наказывают? Разбираемся
  12. «Позиции Лукашенко ослабли, возможно, уже безвозвратно». Госдеп — о военных учениях и изменениях в Конституцию Беларуси
  13. «Будет виртуальным оператором». У Минсвязи спросили о планах «Белтелеком» заняться мобильной связью
  14. Назарбаев все-таки остается у власти? Поговорили с казахстанским политологом о ситуации в стране
  15. Оранжевый уровень опасности объявили на 20 января из-за сильного ветра
  16. После вспышки COVID-19 в минской больнице минчанина выписали без самоизоляции. Спросили медика, может ли он заразить других
  17. Много вопросов к Беларуси. Мы получили тот самый доклад ICAO о посадке рейса Ryanair в Минске — вот его подробный разбор
  18. Александра Ивулина приговорили к двум годам колонии
  19. ЛЖД сообщила «Беларуськалию» о расторжении договора с 1 февраля. Но говорит, что транзит все равно возможен через Литву. Это как?

опубликовано: 
обновлено: 

Из СИЗО вышли несколько человек, которые были задержаны по «делу Белгазпромбанка». По данным Zerkalo.io, среди них оказалась в том числе подруга семьи Бабарико Светлана Купреева, а также экс-советник Бабарико и член правления Белгазпромбанка Владимир Сажин. Эту информацию удалось узнать из нескольких не связанных между собой источников — друзей и бывших коллег. Позднее в команде Виктора Бабарико подтвердили, что трем человекам изменили меру пресечения. 

Позже стало известны фамилии еще 7 фигурантов этого дела, которые оказались на свободе. 

Фото с сайта belgazprombank.by
Снимок носит иллюстративный характер. Фото с сайта belgazprombank.by

Близкая подруга семьи Бабарико Светлана Купреева проходила по делу по уклонению от уплаты налогов, находилась в СИЗО КГБ. Про ее освобождение рассказали друзья Светланы. Как сообщается, она вышла на свободу в понедельник вечером.

Освобожден также экс-советник Виктора Бабарико и член правления банка с 2006 по 2020 год Владимир Сажин. По какой статье он проходил — неизвестно. Сажина допрашивали 21 мая по основному делу Белгазпромбанка, по которому проходил в том числе Виктор Бабарико. Сажин был допрошен в качестве свидетеля по ходатайству защиты Виктора Бабарико. Показания он давал, скованный цепью, хотя по рассматриваемому «делу Белгазпромбанка» советник не проходил.

По нашей информации, на свободу также вышел бывший личный помощник Бабарико Дмитрий Карако, а также друг Виктора Бабарико Дмитрий Жердецкий. Карако обвинялся в уклонении от уплаты налогов, повлекшее ущерб в особо крупном размере; по данным правозащитников, находился в СИЗО № 1. Брат Дмитрия Жердецкого не стал комментировать эту информацию.

В команде Виктора Бабарико позднее подтвердили информацию о выходе трех человек. «Из СИЗО вышли подруга семьи Виктора Бабарико, его помощник и друг. Светлане Купреевой, Дмитрию Карако и Дмитрию Жердецкому изменили меру пресечения — они находятся дома со своими близкими. Связи с ними пока нет. В СИЗО КГБ продолжает находиться сын Виктора — Эдуард Бабарико», — сообщили в команде.

Как сообщается, Купреева, Жердецкий, Карако и Сажин находятся под подпиской о невыезде за границу. 

По нашей информации, ранее на свободе оказалось еще несколько человек, которые были так или иначе связаны с «делом Белгазпромбанка». Их фамилии пока неизвестны. Речь идет не про основных фигурантов дела — Виктора Бабарико и других бывших топ-менеджеров банка. По нашей информации, среди тех, кто оказался ранее на свободе, были те, кто проходил свидетелем по основному делу. Среди них был, как утверждают наши источники, в том числе друг Виктора Бабарико — Владимир Дрозд, который ранее тоже был задержан.

Что с другими людьми, которые проходили по «делу Белгазпромбанка»

Сын Виктора Бабарико Эдуард, который обвиняется в уклонении от уплаты налогов, по нашим данным по-прежнему находится в СИЗО.

Бывшие топ-менеджеры банка, которым 6 июля вынесли приговоры, остаются за решеткой. Это бывший председатель правления Белгазпромбанка Виктор Бабарико, и.о. председателя правления Кирилл Бадей, заместители председателя правления Сергей Шабан, Александр Ильясюк, Дмитрий Кузьмич, бывший первый заместитель председателя правления Алексей Задойко, бывший заместитель председателя правления Сергей Добролет, основатель и на данный момент уже бывший директор компании «Активлизинг» Виктор Кобяк.

«Дело Белгазпромбанка»

11 июня прошлого года в головном офисе Белгазпромбанка и некоторых других компаниях прошли обыски. На следующий день глава Комитета госконтроля сообщил, что Департамент финансовых расследований КГК возбудил два уголовных дела по ст. 235 УК (Легализация средств, добытых преступным путем в особо крупном размере) и ст. 243 УК (Уклонение от уплаты налогов в особо крупном размере).

Виктора Бабарико задержали по так называемому делу Белгазпромбанка 18 июня. Вместе с экс-банкиром был задержан его сын Эдуард.

6 июля Верховный суд вынес приговор фигурантам «дела Белгазпромбанка». Виктор Бабарико получил 14 лет колонии усиленного режима, остальные обвиняемые — от 5 лет «химии» до 6,5 лет колонии.