Поддержать команду Зеркала
Беларусы на войне
  1. Лукашенко опять пожаловался на беларусов. Что на этот раз
  2. Пропаганда пыталась очернить Польшу — но, похоже, тем самым признала, что в Беларуси есть концлагеря и «фабрика смерти». Вот в чем дело
  3. Украинские пограничники отреагировали на «предупреждение» беларусских: «Лучше бы они предупредили свою главную провокацию»
  4. Путин хочет создать коалицию стран, которую будет позиционировать как альтернативу НАТО. Вот на кого, кроме Северной Кореи, он рассчитывает
  5. КГБ теперь требует переводить «компенсации» за донаты одному государственному центру. Рассказываем, что за он и куда идут деньги
  6. «К сыновьям Лукашенко три раза в день подбегает кто-то с палкой, бьет и убегает». Поговорили с необычным «решалой» проблем в Беларуси
  7. Прослушивали, похищали рукописи, избили, заставили эмигрировать и поливают грязью сейчас. Как власти издевались над Василем Быковым
  8. В Минобре всерьез взялись за стихийные очереди для проставления апостиля
  9. Глава Минфина так рассказал в парламенте о ситуации с госдолгом, что «возбудил» Гайдукевича — депутат придумал, как не возвращать займы
  10. Похоже, Лукашенко уже начал свою предвыборную кампанию. Перед каждыми выборами он делает одно и то же — вспоминаем, что именно
  11. В Минске за час вылилась четверть месячной нормы дождей. Что натворила пролетевшая над Беларусью буря
  12. «Честно? Всю Украину надо забирать». Поговорили с экс-вагнеровцем, который после мятежа Пригожина жил в Беларуси и вернулся на войну


Сегодня исполняется три года с момента задержания претендента в кандидаты в президенты Виктора Бабарико. С 25 апреля ничего не известно ни о состоянии здоровья политика, ни о его местонахождении. Нобелевская лауреатка Светлана Алексиевич в интервью «Радыё Свабода» высказалась о политике, собиравшемся стать президентом.

Светлана Алексиевич. Фото TUT.BY
Светлана Алексиевич. Фото TUT.BY

По словам Светланы Алексиевич, она хорошо помнит, сколько людей возлагало надежды на Виктора Бабарико во время избирательной кампании 2020 года. Она видела и слышала это во время многочисленных встреч и бесед с людьми на предвыборных пикетах на Комаровке:

— Для них это был совершенно новый человек, не имеющий отношения к политике. В то время наши политики, в том числе и оппозиционные, не имели такого сильного авторитета, а тут вдруг пришли новые люди, и общество откликнулось на них. Я знала Виктора, мы даже немного подружились. Он приезжал ко мне несколько раз, я помню наши очень дружеские разговоры обо всем. Было видно, что после потери жены он искал какой-то смысл жизни. Он сказал: «Все, что я есть, моя жена сделала из меня, и я хотел бы сделать что-то в ее память, не предавать ни ее, ни себя». Не часто такое слышишь от наших мужчин, от мужчин вообще.

Светлана Алексиевич подчеркивает, что именно по инициативе Виктора Бабарико «Белгазпромбанк» выделил деньги на перевод на белорусский язык и издание ее пяти книг:

— Книги уже были напечатаны, и Виктор хотел передать их в разные библиотеки страны. В Гродненской и Гомельской областях сказали, что у них достаточно книг Алексиевича. Потом оказалось, что и десятка книг там не будет. Меня поразило, что у него была какая-то даже наивная вера в то, что мы можем что-то изменить.

Нобелевский лауреат вспоминает ответ Виктора Бабарико на вопрос журналиста о том, что бы он спросил у Лукашенко, если бы они встретились:

— «Я бы спросил его, любите ли вы кого-нибудь», — ответил Виктор Бабарико. У него были гуманитарные представления о жизни. Будучи человеком банковской системы, он был в то же время человеком большого гуманизма. Этот вопрос и ответ указывают и на того, кто спрашивает, и на того, кто отвечает. Чтобы сделать с нашим обществом то, что было сделано после 2020 года, нужно его не любить, нужно быть очень несовременным человеком. Кто-то сказал, что это война стариков. Мы оказались в плену у людей со старыми идеями, старым мировоззрением. В отличие от Виктора Бабарико. До сих пор многие люди связывают с ним надежды. Вероятно, через это власти пытаются каким-либо образом его нейтрализовать. Мы до сих пор не знаем, где он и что с ним случилось, но все его помнят.

Как развивалась ситуация с Бабарико

Напомним, вечером 26 апреля появилась информация о том, что Виктор Бабарико, заключенный ИК-1 Новополоцка, в ночь на 25 апреля был госпитализирован в городскую больницу — якобы со следами избиений и пневмотораксом. Утром 27 апреля близким политика удалось подтвердить факт его госпитализации в хирургическое отделение. Госорганы комментировать ситуацию отказались.

27 апреля штаб Виктора Бабарико сообщил, что экс-банкир оставался в больнице, его не собирались куда-либо перевозить, поскольку транспортировка была жизненно опасна. Однако в следующие дни о точном местонахождении Бабарико в его команде не знали, увидеть его не удалось. 29 апреля представитель администрации исправительной колонии заявил, что заключенный Бабарико «жив и здоров» и продолжает отбывать свое наказание. Однако никаких подтверждений этим словам в силовых структурах не привели. 2 мая родственники Виктора Бабарико пытались попасть на прием к руководству Департамента исполнения наказаний (ДИН) МВД. В приеме отказано. 1 июня во время суда над Эдуардом Бабарико гособвинитель заявил, что его отец Виктор выступит свидетелем по делу.