Поддержать команду Зеркала
Беларусы на войне
Налоги в пользу Зеркала
  1. Украине нужны системы ПВО, чтобы защитить свою оборонную промышленность — эксперты ISW
  2. Чиновникам дали задания, как мотивировать беларусов работать дольше и не увольняться. Бюджетников и уехавших тоже касается
  3. Лукашенко уже 17 дней не может назначить главу своей администрации. Вот почему это странно
  4. 58 человек погибли, судьбы многих выживших оказались сломаны. Вспоминаем, как почти 40 лет назад под Минском разбился самолет
  5. «Повлиять на ситуацию не можем, поэтому готовы и ждем». Связались с беларусами в Израиле — как они проводят ночь во время иранской атаки
  6. Лукашенко попросили оценить вероятность вступления Беларуси в войну против Украины
  7. Понимал, что болезнь смертельная, но верил в жизнь. Умер экс-боец ПКК Александр Царук — он вернулся с войны и узнал, что у него рак
  8. «Вся эта ситуация — большое горе». Поговорили с сестрой пророссийской активистки Мирсалимовой, уехавшей из-за «уголовки» за политику
  9. Зять бывшего вице-премьера и министра здравоохранения Жарко владеет криптобиржей в Беларуси. Вот что об этом узнало «Зеркало»
  10. Лукашенко, похоже, согласился, что все подписанные им документы могут быть объявлены юридически ничтожными. Вот почему
  11. Самая большая взятка для Лукашенко? Новое расследование BELPOL о строительстве резиденции политика на Минском море
  12. Иран прокомментировал итоги атаки на Израиль и рассказал о своих дальнейших планах
  13. Лукашенко отреагировал на заявление о том, что Украина имеет право атаковать НПЗ в Беларуси
  14. Эксперты рассказали о трудном выборе, который приходится делать Украине из-за массированных обстрелов ее энергосистемы
  15. Почему Путин в указе назвал Василевскую «гражданкой Республики Белоруссия»? Позвонили в посольства, Кремль и спросили у экс-дипломата
Чытаць па-беларуску


Агентство США по международному развитию (USAID) было создано еще при президенте Джоне Кеннеди — в 1961 году. Целью работы ведомства стало продвижение демократических ценностей за рубежом с помощью ликвидации крайней бедности, развития экономики, борьбы с насилием, последствиями эпидемий и другими проблемами. С 1999 года Агентство работало в Беларуси: помогало пострадавшим от Чернобыльской катастрофы, развивало медицину, гражданское общество, поддерживало частный бизнес, сообщества людей с инвалидностью, детей-сирот и другие уязвимые группы населения. Но в конце 2021-го власти вынудили закрыть белорусский офис USAID. Тем не менее Агентство продолжает работу для нашей страны. О том, как это происходит, а также в целом о политике США в отношении Беларуси мы поговорили с Марком Симаковски — заместителем помощника администратора USAID, курирующим региональные программы помощи нашей стране, а также Украине и Молдове.

Заместитель помощника администратора USAID, курирующий региональные программы помощи Беларуси, Украине и Молдове, Марк Симаковски. Фото: usaid.gov
Заместитель помощника администратора USAID, курирующий региональные программы помощи Беларуси, Украине и Молдове, Марк Симаковски. Фото: usaid.gov

— Офис USAID в Беларуси закрылся в 2021 году. Поддерживает ли сейчас организация какие-то контакты с официальным Минском?

— Нарушение Минском прав человека и соучастие в войне России в Украине привели к тому, что USAID теперь не имеет никаких контактов и не работает с белорусским правительством. Но правительство США, конечно же, имеет контакт с белорусскими властями.

У вашей страны по-прежнему есть посольство в Вашингтоне. Правительство США всегда открыто для конструктивного диалога с белорусскими властями. Но по понятным причинам он сейчас ограничен. Соучастие белорусского правительства в войне и активная поддержка российской агрессии в Украине определенно ограничили как контакты, так и любое реальное сотрудничество. Конечно же, правительство США не перерезает все связи с белорусским правительством и сохраняет контакты там, где это необходимо, для обсуждения вопросов, вызывающих озабоченность.

— Можете привести примеры вопросов, по которым ведется такой диалог?

— В первую очередь мы заинтересованы в сохранении канала связи [с белорусскими властями] для выражения отношения правительства США к действиям белорусского режима и поддержке Минском агрессивной войны России. Также мы продолжаем призывать к освобождению 1500 политзаключенных. В наших сообщениях озвучиваются потребности белорусского гражданского общества — мы подчеркиваем, что правительство США остается преданным партнером белорусского народа.

Помощь для Беларуси от USAID и ЮНИСЕФ во время пандемии COVID-19. Фото: usaid.gov
Помощь для Беларуси от USAID и ЮНИСЕФ во время пандемии COVID-19. Фото: usaid.gov

Кроме того, мы, конечно, стараемся подчеркнуть риски и цену для белорусского правительства, продолжающего поддерживать агрессивную войну России. В частности, относительно некоторых шагов, которые власти предприняли для подрыва суверенитета Беларуси, разместив в стране российских военных, репрессируя собственных граждан и принимая другие меры, из-за которых страна продолжает скатываться к авторитаризму — что, опять-таки, в корне противоречит интересам белорусского народа.

Вот почему мы хотим по-прежнему иметь открытые каналы взаимодействия. Но, повторюсь, именно у USAID нет никаких контактов с правительством Беларуси, их поддерживают наши коллеги из Госдепартамента.

— Возможен ли, по-вашему, какой-то полноценный диалог с официальным Минском (например, в будущем), пока Лукашенко остается у власти, а тысячи людей находятся в тюрьмах из-за их политических убеждений?

— Соединенные Штаты очень четко заявили о том, что режим Лукашенко должен сделать, чтобы добиться ослабления санкций и налаживания реального эффективного диалога с ним. Это освобождение всех политзаключенных, прекращение репрессий против белорусского народа и прекращение соучастия Беларуси в полномасштабном вторжении в Украину.

Но я думаю, что по нынешней ситуации и решениям белорусских властей видно, что их цель — подавить собственное население, а также принципиально помешать свободным и честным выборам, нелегитимно захватив власть. Все эти шаги, я думаю, делают отношения сложными и, скорее всего, исключают возможность вести реальный конструктивный диалог с режимом. Власти Беларуси продолжают предпринимать шаги, направленные на подрыв независимости, суверенитета и способности страны выбирать свой путь. Так что я думаю, отношения будут оставаться сложными, пока режим Лукашенко коренным образом не изменит свой подход и политику по отношению к собственному народу и к своим соседям.

— Какую помощь USAID оказывает белорусскому гражданскому обществу сейчас?

— Мы очень гордимся работой, которую проделали для партнерства с белорусским народом за последние 20 лет. И США не только планируют продолжить это партнерство, но будут стараться его расширить. Мы убеждены, что белорусский народ сильно отличается от режима. Большинство белорусов не согласны с действиями Лукашенко. Мы поддерживаем тех граждан, которые ищут альтернативное будущее для Беларуси. И, конечно же, мы очень благодарны тем белорусам, которые поддерживают украинский народ в трудную минуту.

Сейчас мы работаем по целому ряду направлений. Все они нацелены на то, чтобы поддержать неизменную надежду белорусского народа на демократическую, независимую и суверенную Беларусь. До августа 2020 года, когда случились все эти ужасные события внутри вашей страны, реализовывалось множество проектов. Во многом благодаря этому в Беларуси были сильные независимые СМИ, живое гражданское общество, развивающиеся политические организации и амбициозный частный сектор. Поэтому наше внимание и наша помощь сейчас направлены на обеспечение того, чтобы эти независимые СМИ, гражданское общество и частный сектор выжили во время нападений властей и продолжающихся репрессий. Белорусам эти организации сейчас действительно нужны как никогда. То, что мы делаем сейчас, заключается в поддержке этих институтов.

Белорусские дети, участвовавшие в одной из сессий в рамках Глобальной недели предпринимательства при поддержке USAID. Фото: usaid.gov
Белорусские дети, участвовавшие в одной из сессий в рамках Глобальной недели предпринимательства при поддержке USAID. Фото: usaid.gov

В частности, в случае с независимыми СМИ мы считаем, что свободная пресса играет решающую роль в продвижении демократии и привлечении властей к ответственности за их действия. Как вы прекрасно знаете, журналисты — это основа свободы слова, они обеспечивают общественность фактами и делают правительство подотчетным для граждан. А потому мы сотрудничаем с независимыми медиа и журналистами, которые подверглись гонениям со стороны белорусских властей. Помогаем им восстановиться в изгнании, сохранив при этом аудиторию, содействуем в противостоянии пропаганде, благодаря публикации информации, основанной на фактах.

Развитие гражданского общества является еще одним ключевым элементом нашей работы. Мы активно сотрудничаем с партнерами из гражданского общества, которые стремятся расширить возможности для участия граждан в общественной жизни. Это тоже ключевая опора [для демократии]. Поэтому мы поддерживаем гражданское образование.

Есть проекты по сохранению ментального здоровья и психосоциальной поддержке для белорусов. Также мы помогаем бывшим политическим заключенным. Стремимся развивать программы лидерства и поддерживаем развитие различных групп гражданского общества, так как убеждены, что они могут помочь белорусам в решении их проблем — как внутри страны, так и в эмиграции.

Еще одна ключевая составляющая того, что мы сейчас делаем, — это программы для частного сектора. Мы помогаем белорусским предпринимателям справляться с экономическими стрессами, помогая им расширяться на западных рынках. Стараемся поддерживать белорусские бизнесы, чтобы они могли превращать свои идеи в успешные предприятия. Эта поддержка включает как доступ к финансам, так и к бизнес-услугам, знаниям и инструментам, необходимым предпринимателям.

Как вы знаете, Беларусь была процветающим IT-центром до августа 2020 года, когда правительство Лукашенко решило репрессировать собственное население. Сейчас мы работаем над тем, чтобы эти предприниматели могли, как и раньше, сосредоточиться на разработке инноваций. И, конечно, помогаем им получить такие навыки и связи на Западе, которые позволили бы им продолжать играть ключевую роль в будущем Беларуси.

Акция солидарности возле администрации ПВТ 14 августа 2020 года. Фото: TUT.BY
Акция солидарности возле администрации ПВТ, 14 августа 2020 года. Фото: TUT.BY

— Если я верно понимаю, главная цель — помочь этим институтам выжить в условиях изгнания, верно?

— Не совсем. Задача не только в том, чтобы они просто выжили, но и чтобы восприняли свое изгнание как вызов и новую возможность. Мы бы хотели, чтобы они продолжили развиваться, наладили связи за пределами Беларуси и продемонстрировали ключевую роль, которую гражданское общество будет играть в будущей демократической Беларуси. И, конечно же, сохранили свои связи с людьми внутри страны.

— А что USAID делает для людей внутри Беларуси?

— Мы видим большое желание со стороны граждан внутри страны иметь право голоса в будущем Беларуси, когда это станет безопасно. И стараемся поддерживать с ними связь. В частности, поддерживаем медиа в изгнании для создания информации и контента, которые приносят пользу белорусам внутри страны и предоставляют им альтернативный источник информации.

Но другие проекты в самой Беларуси остаются сложными из-за репрессивной среды, которую установил режим Лукашенко. Мы очень серьезно относимся к безопасности наших партнеров, да и, откровенно говоря, вообще всех белорусов. Поэтому мы не подталкиваем людей или организации внутри страны сотрудничать с нами или выполнять работу, которая была бы для них рискованной. Кстати, некоторые из наших программ включают в себя тренинги, в рамках которых рассказываем, как белорусы могут обезопасить себя.

С другой стороны, запрос на нашу работу со стороны белорусов в изгнании сейчас даже превышает тот объем ресурсов, которым мы располагаем. Мы очень сильно заинтересованы в деятельности белорусского сообщества в эмиграции. И поддерживаем ее, чтобы правдивая и точная информация продолжала доходить до людей, которые остаются в стране, а также чтобы те, кто находится за ее пределами, когда-нибудь смогли вернуться и снова строить свое будущее в Беларуси.

— После 2020 года власти разгромили практически все неправительственные организации в стране…

— Очевидно, что цель режима — задушить тех, кто имеет какие-либо независимые взгляды и мышление, да и вообще всех, кто хочет видеть свободную, независимую и суверенную Беларусь. И эти амбиции властей существенно выросли с 2020 года. Режим Лукашенко стремился противостоять всем тем десяткам тысяч голосов, которые говорили о необходимости перемен в стране к лучшему.

И все же мы считаем, что у Беларуси по-прежнему есть невероятный потенциал. Режим Лукашенко использовал войну — войну России, которую она развязала — для дальнейшего подавления инакомыслия внутри страны. Поэтому мы серьезно озабочены по поводу того, что происходит в вашей стране. Но опять же, есть огромная надежда [на демократическое будущее страны], и к этому есть потенциал.

Насилие на улицах Беларуси после выборов 2020 года. Фото: TUT.BY
Насилие на улицах Беларуси после выборов 2020 года. Фото: TUT.BY

Мы поддерживаем демократические устремления белорусского народа, которые очень четко согласуются с целями и интересами внешней политики США в регионе. В конечном счете, наша цель очень ясна: мы хотим видеть Беларусь страной, способной оставаться независимой и суверенной, способной выбирать свой путь мирным и демократическим путем. И только сами белорусы будут определять, какой они хотят видеть свою родину, когда жестокое вторжение России в Украину, как мы верим, закончится победой последней. Мы бы хотели, чтобы у белорусов к тому времени сохранилась возможность выбирать свой собственный путь.

Я по-прежнему очень оптимистично смотрю на будущее Беларуси. И, как и раньше, считаю, что существует критическая масса белорусов, которые привержены демократической Беларуси — не только сейчас, но и в долгосрочной перспективе. Но демократия сложна. Граждане должны работать, чтобы создать демократическое общество и сохранить свои свободы. Белорусы добились в этом удивительного прогресса — приняли демократические ценности, смогли создать негосударственные институты. А потому США будут оставаться партнером Беларуси. До тех пор, пока люди в вашей стране привержены демократии, мы будем оставаться надежными партнерами для белорусского народа в вопросе достижения более демократического будущего.

— Откуда у вас такой оптимизм? Ведь ситуация за последние три года стала только хуже.

— Я думаю, что регион [Восточной Европы] сейчас находится на историческом перекрестке, и мне кажется, что действия режима в Москве являются четким признаком его фундаментальной слабости, огромного внутреннего перенапряжения путинского режима. И точно так же все те, кто встал на сторону России, тоже действуют из-за уязвимости и слабости, а не из-за собственной силы.

Знаете, полтора года назад казалось очевидным, что Москва через своих прокси в Беларуси сможет застать врасплох и нанести удар по правительству в Украине, и таким образом захватить суверенную, независимую страну. Но теперь очевидно, что этот план провалился. То, что мы сейчас видим, для меня однозначно. Мы видим Украину в контрнаступлении. Мы видим живое и независимое украинское государство, которое борется за свою свободу. Мы видим международное сообщество, которое сплотилось, чтобы поддержать Украину, поддержать курс на противодействие российской агрессии в регионе.

Уничтоженная военная техника на одной из улиц города Буча в Киевской области, Украина, 1 марта 2022 года. Фото: Reuters
Уничтоженная военная техника на одной из улиц города Буча в Киевской области, Украина, 1 марта 2022 года. Фото: Reuters

Наверняка вы увидели единство и в том, как мы подходим к Беларуси. Мы стали свидетелями ужесточения санкций против белорусского режима, усиления критики и изоляции режима, масштабирования поддержки белорусских демократических сил. Мы очень четко и твердо продемонстрировали решимость в том, чтобы дать понять, что интересы трансатлантического сообщества распространяются на Украину и Беларусь.

В результате того судьбоносного решения, принятого [Кремлем] в феврале прошлого года — и я думаю, что события на прошлых выходных это демонстрируют (речь о попытке мятежа ЧВК Вагнера. — Прим. ред.), — мы видим фундаментальные трещины в путинском режиме, слабость, а также огромную возможность для поддержки наших интересов и поддержки тех обществ в регионе, которые ищут перемен.

— Какие условия нужны Беларуси, чтобы стать демократической и не потерять свой суверенитет после того, как война закончится?

— Я думаю, что основным фактором для трансформации является приверженность белорусского народа поиску лучшего будущего для своей страны. И эта приверженность, я думаю, остается сильной. Мы видим это как среди белорусов, оказавшихся в изгнании, так и среди тех, кто остался в стране и поддерживает с ними связь. Маркеры спроса [общества на демократию в Беларуси] явно есть. Очевидна демократическая ориентация белорусов, что, я думаю, критично важно и для обеспечения мира в Украине.

В конечном счете устойчивые репрессии, которые лишь разгоняются в Беларуси, вероятно, как раз являются ответом на продолжающийся спрос на перемены внутри страны. И по мере того, как режим становится все более отчаявшимся, чувствует себя все более изолированным и все более неустойчивым, он все сильнее набрасывается на свое население и репрессирует его. Конечно, это ужасно прискорбно, но, я думаю, что в это же время это знак и указание на то, что внутри Беларуси все еще есть жажда перемен.

Мир вдохновился белорусским народом, самой Беларусью и ее женщинами во время мирных протестов. А потому мы продолжим защищать народ Беларуси, который сталкивается с невероятной жестокостью, когда пытается реализовать свои демократические свободы.

Акция протеста против фальсификации результатов выборов и насилия в Гродно, 16 августа 2020 года. Фото: TUT.BY
Акция протеста против фальсификации результатов выборов и насилия в Гродно, 16 августа 2020 года. Фото: TUT.BY

— В белорусском обществе существует дискуссия на тему того, как необходимо освобождать политзаключенных. Часть людей считает, что стоит предложить Лукашенко снять санкции в обмен на выход этих людей из тюрем. А есть ли какие-то сигналы от белорусских чиновников о том, что они готовы на диалог по этой проблеме?

— К сожалению, мы наблюдаем в основном противоположное: продолжающиеся задержания внутри Беларуси и репрессии в отношении тех, кто находится в изгнании. О ряде задержанных оппозиционеров ничего неизвестно — ни их местонахождение, ни состояние здоровья. Таким образом, мы не видим сигналов, которые, по нашему мнению, продемонстрировали бы открытость или готовность режима Лукашенко освободить политических заключенных.

Но мы, конечно, остаемся открыты к диалогу. Необходимо освободить всех политических заключенных в Беларуси, и мы очень твердо в это верим. Нужно положить конец репрессиям против белорусского народа и в конечном счете положить конец соучастию Беларуси в полномасштабном вторжении России. Я думаю, что все, что мы делаем, должно быть направлено на эти цели.