Поддержать команду Зеркала
Белорусы на войне
  1. «Город на ушах стоит». Что будет, если через TikTok пожаловаться Лукашенко на невыплату зарплат (работники этого предприятия проверили)
  2. «По меньшей мере 60 человек точно уже не вернутся на позиции». ВСУ вновь нанесли удар по полигону с подразделениями армии РФ
  3. Оккупационные власти признались в насильственной депортации и намекнули на казни несогласных украинцев. Главное из сводок
  4. Почему Лукашенко не может вернуть людей в Беларусь через комиссию по возвращению? Рассуждает Артем Шрайбман
  5. Угадайте, сколько зарабатывает гендиректор государственного завода. Узнали зарплаты топ-менеджеров
  6. «Обещали, что если сдамся, то ограничатся штрафом». Кузьмич опять съездил в Беларусь, узнал об «уголовке» и выехал с большими сложностями
  7. «Ублюдки! Ублюдки! Этого не должно было случиться!» Как власти убили лидера оппозиции, но его жена-домохозяйка стала президентом
  8. Как закрытие Литвой еще двух погранпунктов с Беларусью отразится на пассажирских перевозках (уже влияет). Поговорили с перевозчиками
  9. Как связаны заявление Медведева о «русской» Одессе и угроза аннексии Приднестровья, армия РФ продвигается под Авдеевкой. Главное из сводок
  10. «Если я не соглашусь на тайные похороны, они что-то сделают с телом моего сына». Матери Навального показали тело сына
  11. «Все знают, что происходит». Бывшие члены избиркомов рассказали «Зеркалу», как в Беларуси фальсифицируют выборы
  12. Боли «Баварии» и тренерская чехарда. Сыграны первые матчи 1/8 финала футбольной Лиги чемпионов — вот результаты
  13. «Вплоть до увольнения». Поговорили с белорусами, которых заставили проголосовать досрочно
  14. «Пристыдил главу ПВТ за бесхребетность». Как складывается жизнь бизнесмена, который одним из первых в IT высказался после выборов 2020-го
  15. Хренин рассказал о группировке ВСУ «численностью 112−114 тысяч человек» на границе с Беларусью и пообещал сбивать авиацию НАТО


Инфляция в Беларуси начала ускоряться, как и прогнозировали чиновники, еще в июле. Повлияли на это товары, цены на которые подвержены сезонным изменениям, а также услуги, которые не находятся под жестким контролем властей. Об этом сообщил эксперт исследовательского центра BEROC Анатолий Харитончик во время брифинга. Аналитик видит в ситуации с потребительскими ценами некоторый перегрев в экономике, о котором ранее уже говорили эксперты Евразийского банка развития.

Иллюстративный снимок. Фото: TUT.BY

— В июле инфляция ускорилась. Я имею в виду инфляцию за июль по отношению к июню с устранением сезонных колебаний. По большей части это связано с повышением небазовой инфляции (то есть той, которая подвержена сезонным колебаниям, регулируемые цены. — Прим. ред.), — заявил экономист Анатолий Харитончик. — Это связано с подорожанием плодоовощной продукции, части транспортных услуг, ЖКХ и табачных изделий.

При этом базовая инфляция (она рассчитывается без учета сезонных колебаний) оставалась довольно низкой, продолжает эксперт. В первую очередь низкими сохранялись цены на непродовольственные товары.

— Здесь, скорее всего, сохраняется влияние тотального ценового контроля, который не позволяет быстро переносить на цены факторы рыночного характера. Кроме того, могло повлиять укрепление достаточно сильное белорусского рубля к российскому. Да и в целом к корзине валют у нас наблюдалось укрепление в период восемь месяцев текущего года.

Инфляция на нерегулируемые услуги замедлилась в июле, однако оставалась в целом достаточно высокой — 7−11%, подчеркнул экономист.

— В целом надо следить дальше за этим индикатором для того, чтобы судить о масштабе возможного перегрева экономики. Судя по всему, он пока, вероятно, есть, однако является небольшим.

Анатолий Харитончик отметил, что в последнее время стоимость продовольственных товаров и нерегулируемых услуг «начинает постепенно отрываться от непродовольственных товаров». При смягчении ценового контроля, по его оценке, это может привести к скачку цен на непродовольственные товары.

Напомним, в июле годовая инфляция была на уровне 2,7%. При этом эксперты прогнозируют рост продовольственных цен во второй половине года до 7−8% годовых.