Поддержать команду Зеркала
Белорусы на войне
  1. Почему Лукашенко не может вернуть людей в Беларусь через комиссию по возвращению? Рассуждает Артем Шрайбман
  2. Чиновники готовятся нанести еще один удар по долларизации экономики. На этот раз — сокрушительный
  3. «Ах, Вагнер, ах, Вагнер». Лукашенко упрекнул министра и офицеров, которые по телевизору восхваляли российских наемников
  4. «Обещали, что если сдамся, то ограничатся штрафом». Кузьмич опять съездил в Беларусь, узнал об «уголовке» и выехал с большими сложностями
  5. Литва закроет еще два пограничных пункта на границе с Беларусью
  6. ГУБОПиК пришел в представительство LG в Беларуси. Силовики назвали его «экстремистской суполкой»
  7. Силовики показали, кого и за что будут задерживать на избирательных участках во время выборов
  8. Мать Навального — Путину: «Я требую незамедлительно выдать тело Алексея, чтобы я могла его по-человечески похоронить»
  9. Глава Минздрава выступил с предложением, которое может усилить отток медиков и аукнуться другими проблемами. Эксперт — об этой инициативе
  10. В колонии умер еще один политзаключенный. Игорю Леднику было 63 года
  11. Силовики отслеживают людей по заказам в «Е-доставке»? Рассказываем, какие данные собирают такие сервисы и можно ли обезопасить себя
  12. ВСУ нанесли удар по полигону в Донецкой области. Российские военкоры сообщают о десятках погибших, Минобороны РФ — молчит (18+)
  13. Украинец и белоруска хотели вывести ребенка из белорусского гражданства. Власти нашли удивительный повод для отказа
  14. Как давно появился белорусский язык и кто его ближайший «родственник»? Отвечаем на главные вопросы о нашем языке
  15. «Кремль преждевременно заявил о захвате села Крынки в Херсонской области». Главное из сводок штабов
  16. Лукашенко озвучил «закрытую информацию» — мысли главы генштаба одной из стран-членов НАТО


В среду, 30 августа, БРСМ поздравил Александра Лукашенко с 69-летием. И в поздравлении назвал его национальным лидером и народным президентом. Каждое слово в обоих титулах было написано с большой буквы. В последнее время в официальном дискурсе новые названия «должности» Лукашенко появляются все чаще. Например, 23 августа государственная газета «Веснік Магілёва» тоже писала о национальном лидере в материале об интервью Лукашенко пророссийской пропагандистке Диане Панченко. Тот же термин употребляли и пропагандисты — Григорий Азаренок и покойный Николай Щекин. «Зеркало» спросило у экспертов, что это значит и стоит ли ожидать появления нового официального титула Лукашенко по примеру елбасы в Казахстане или туркменбаши в Туркменистане.

Поздравление Александра Лукашенко от БРСМ, 30 августа 2023 года. Скриншот из телеграм-канала БРСМ
Поздравление Александра Лукашенко от БРСМ, 30 августа 2023 года. Скриншот из телеграм-канала БРСМ

Турарбекова: «БРСМ просто не подумал»

Кандидат исторических наук, бывший доцент факультета международных отношений БГУ Роза Турарбекова считает, что использование лестных названий должности Лукашенко вместо того, что определяет Конституция, может означать появление нового этапа в развитии системы официальной власти в Беларуси.

— С нашей точки зрения — это деградация, а с их — развитие, — объясняет кандидат наук. — Система становится все более жесткой, диктаторской, даже с признаками тоталитарного государства. Получается, что фигура Лукашенко сейчас ставится даже выше, чем это прописано в Конституции. Возможно, в недалеком будущем кто-то выступит с инициативой внести изменения в Конституцию, чтобы назвать Лукашенко каким-нибудь отцом нации или национальным лидером. Мы такие титулы видели на примере президентов в Центральной Азии. Например, Назарбаев в Казахстане был елбасы, а Ниязов в Туркменистане — туркменбаши, это титулы, а не имена собственные. Ататюрк — отец всех турок, это буквальный перевод.

Собеседница «Зеркала» уверена, что использование на публике новых названий для обозначения статуса Александра Лукашенко означает желание тех людей, которые это делают, зафиксировать свою лояльность по отношению к Лукашенко. Это с одной стороны. С другой, говорит Турарбекова, вполне возможно, что в системе возникнет подобный запрос и необходимость поставить Лукашенко в официальной иерархии выше, чем стоит президент, тем самым выделяя его статус в историческом смысле.

Роза Турарбекова. Фото: "Еврорадио"
Роза Турарбекова. Фото: «Еврорадио»

Турарбекова считает, что пока наделение Лукашенко новым титулом — это низовая инициатива, с которой выступают рядовые чиновники или пропагандисты. Для того чтобы начать использовать его официально, потребуются заявление людей, имеющих более высокий формальный статус. По ее мнению, в итоге термин «национальный лидер» вряд ли закрепится за Лукашенко, скорее, для него будут искать другие слова.

— Ребята из БРСМ просто не подумав это написали, — говорит она. — В общем и целом это все как бы просится, но вряд ли этот титул подхватят, потому что национальный лидер — это не совсем то, что подходит к тому, что сейчас делает Лукашенко. В БРСМ таким образом хотели подчеркнуть свою лояльность.

Эксперт уверена, что инициатива определения нового названия должности для Лукашенко, если его захотят закрепить официально, не будет исходить от общественной организации, какой формально является БРСМ.

— Я думаю, это может быть зафиксировано в каком-то ином ключе, — рассуждает Турарбекова. — Основным критерием могут служить только те инициативы, которые будут рассматриваться, например, на Всебелорусском народном собрании или в Палате представителей. Если там будет выдвигаться инициатива, тогда это будет уже серьезно. Тогда будет фиксироваться изменение статуса Лукашенко. И эта инициатива потом может быть оформлена с конституционной точки зрения. Современный опыт показывает даже в Центральной Азии, что это происходит именно таким путем.

По мнению эксперта, вместо национального лидера Александра Лукашенко могут называть лидером государственным, потому что он плохо относится ко всему национальному, белорусскому. А вот ассоциация с государством — это именно тот метод, который максимально приемлем и желателен в официальном дискурсе.

Быковский: «"Батька" достаточно долго был внешним и маргинальным эпитетом"

Медиаэксперт и аналитик проекта Media IQ Павлюк Быковский отмечает, что титул лидера нации сторонники Лукашенко используют при обращении к нему. Есть и другие способы польстить.

— Давно было принято называть его президентом с большой буквы, — говорит аналитик. — Если в информационных сообщениях не цитируется сам Александр Лукашенко, а его просто упоминают, то часто не называют его фамилию, говоря «глава государства». Причем иногда пишут с большой буквы, а иногда с маленькой. Но важно то, что не упоминают фамилию.

Павлюк Быковский. Фото: mediaiq.info
Павлюк Быковский. Фото: mediaiq.info

Эксперт предполагает, что таким образом пропагандисты и чиновники проводят эксперимент и хотят понять, можно ли сделать так, чтобы Александр Лукашенко полностью ассоциировался с терминами «президент» или «глава государства» без необходимости называть его фамилию.

Павлюк Быковский вспоминает, что альтернативные названия должности Александра Лукашенко существуют уже давно — начиная от «батьки» и заканчивая «первым». Но на официальном уровне их не использовали.

— Для пропаганды Лукашенко важен как главный спикер и носитель идеологии, — рассуждает эксперт. — Для этого символа придумываются разные полезные альтернативные номинации и имена. Но по большому счету даже если в СМИ смакуют то, что его можно назвать «батька», то лично его так не называют. «Батька» достаточно долго был внешним и маргинальным эпитетом, который не использовался массово населением Беларуси, но потом как-то с ним свыклись. Все-таки пропаганда делает свое дело.

Павлюк Быковский говорит, что использование провластными активистами термина «национальный лидер» — это просто лесть с их стороны в адрес Александра Лукашенко. Закрепления такого наименования в Конституции вряд ли стоит ожидать, по крайней мере сейчас:

— Было бы очень странно к ближайшей избирательной кампании в местные советы и Палату представителей добавлять еще и референдум. Проводить ее и так будет непросто. Не с точки зрения того, что будет большая альтернатива, а потому, что даже имитировать активность людей будет сложно, в обществе царит атмосфера страха.