Поддержать команду Зеркала
Белорусы на войне
  1. Пропагандисты похвастались, что с сайта российского Forbes удалили «змагарскую» статью о Лукашенко. Вот что там было написано
  2. «Ни один фильм ужасов не может передать картину, которая открылась нашим глазам». Как в Минске автобус сгорел вместе с пассажирами
  3. «Нас просто списали». Поговорили с директором компании, обслуживающей экраны, на которых появилось обращение Тихановской
  4. Силовики задержали минчанина за отрицание геноцида белорусского народа
  5. «Говорят: „Спасите“, а ты понимаешь: перед тобой труп». Поговорили с медиком из полка Калиновского о том, как на фронте спасают раненых
  6. Местами дождь и мокрый снег. Какой будет погода на следующей неделе
  7. Авдеевка пала, на очереди Нью-Йорк? Рассказываем о значении боев за украинский город и возможном ходе событий после его захвата РФ
  8. Паспортистка сорвала отпуск семье минчан — МВД пришлось заплатить больше 8000 рублей. Что произошло
  9. Чиновники вводят очередные изменения по «тунеядству». Что придумали на этот раз
  10. За полмесяца боев Россия потерял уже 15 самолетов, но это ее не смущает. Объясняем почему


Ждать ли встречи с Тихановской? Лукашенко опасается переворота в Беларуси, за которым будут стоять пророссийские силы? Стрелков может стать следующим Пригожиным? Что с контрнаступлением? Обо всем этом мы поговорили с советником главы Офиса президента Украины Михаилом Подоляком.

Советник руководителя Офиса Президента Украины Михаил Подоляк, 22 ноября 2022 года. Фото: Reuters
Советник главы Офиса президента Украины Михаил Подоляк, 22 ноября 2022 года. Фото: Reuters

— Вы недавно встречались с представителями белорусских демсил Валерием Ковалевским и Анатолием Лебедько. До этого было еще несколько подобных мероприятий. Диалог налаживается?

— Безусловно. Нужно все-таки понимать, что Беларусь не может в таком виде существовать дальше. Тем более в зависимости от развития войны и падения России, которая удерживает многие репрессивные режимы в разных странах, нам нужно думать о том, кто будет вместо, как это будет выглядеть, как будет проходить процесс трансформации в этих странах. Поэтому, конечно, нужен диалог. Тем более если есть уже устоявшаяся альтернативная политическая платформа, которая сформировалась после выборов 2020 года. Мы будем поддерживать коммуникацию. Да, она пока неформальная и идет на уровне депутатов, я периодически провожу встречи. Думаю, что это полезно.

— Ждать вашей встречи со Светланой Тихановской?

— Будем смотреть по развитию. Я не вижу проблемы встретиться. Думаю, что это было бы полезно.

— Как вы думаете, Лукашенко опасается переворота в Беларуси, за которым будут стоять пророссийские силы?

— Это очень хороший вопрос. Он не то что опасается, он уверен, что такое возможно. Я бы сказал, что сегодня существует уже тотальный контроль со стороны силовых вертикалей РФ, но Россия может пойти на более глубокую переворотную интеграцию — тотально захватить [власть], поменять Лукашенко на менее пассионарного и более пророссийского человека. Напомню, что есть люди типа [Александра] Вольфовича (госсекретарь Совбеза Беларуси. — Прим. ред.). Они сами по себе максимально непрезентабельны и никак не продаются с электоральной точки зрения, но более приемлемы для России.

Другой вопрос, что Кремлю сейчас не до того, чтобы пугать или не пугать Лукашенко. Он для России абсолютно безобиден, точно не будет занимать антироссийские позиции, максимально поверхностный и не понимает, что происходит сегодня в глобальной политике. Лукашенко не субъектен, крайне зависим от российских дотаций и устраивает Москву. Он пассионарный спикер, который может выйти и его будут цитировать, а менять его на невзрачного службиста, я смысла не вижу.

Беларусь сегодня не является субъектной страной, которая может как-то активно кого-то пугать или в чем-то участвовать. Беларусь сейчас в тени, из которой она выйдет в момент падения путинского режима и станет европейской страной. Для меня тут нет ни малейших сомнений. Беларусь и Россия — две разные страны, попытка сделать вас провинцией или губернией России — провалится. Но надо ли россиянам устранять Лукашенко? Нет, он безобиден для них. Лукашенко точно не спровоцирует никаких проявлений антироссийскости.

Да, он будет предателем, это несомненно. Как только Путин окончательно ослабнет, Лукашенко попытается одним из первых рассказать подноготную Путина, слить всю информацию, которую он знает, внутренние договоренности и схемы. Человек попытается выторговать себе определенные гарантии.

Владимир Путин и Александр Лукашенко во время посещения Спасо-Преображенского Валаамского ставропигиального мужского монастыря, 24 июля 2023 года. Фото: пресс-служба Кремля
Владимир Путин и Александр Лукашенко во время посещения Спасо-Преображенского Валаамского ставропигиального мужского монастыря, 24 июля 2023 года. Фото: пресс-служба Кремля

— Игорь Стрелков заявил о намерении баллотироваться в президенты России. Может ли он стать следующим Евгением Пригожиным?

— Нет. Стрелков это абсолютно пустая величина. Он был комментатором по войне, который позволял себе больше, чем другие. Поэтому и пользовался определенной репутацией. Плюс он с 2014 года позволял себе убивать гражданское население и считался экспертом для черносотенской аудитории.

Но Стрелкова обнулил Пригожин, когда предложил ему присоединиться к ЧВК Вагнера и воевать. Он отказался и оказался труслив, как, в принципе, все ультра-патриоты. Они герои только на диванах, а в реальной войне тот же Стрелков участвовать не хотел. Он не популярен сегодня. Как комментатора его воспринимают, но влияния на ультрарадикальную группировку он не имеет. У него нет медийного и финансового ресурса. Он пустой, может что-то в телеграм-каналах говорить, но не более того. Это вряд ли будет влиять на большую аудиторию.

Я вообще сомневаюсь, что кто-то ему позволит из СИЗО проводить избирательные кампании. Это было бы нелепо. И, наверное, это попытка просто на какой-то момент все-таки поднять определенную субъектность Стрелкова и посмотреть, как на это реагируют.

Поэтому я не вижу здесь ни потенциала, ни ресурсов и ни каких-то стратегических или тактических задач, которые может этот субъект решить. Его уже нет.

У ультрарадикальной группы нет сейчас лидеров, раньше был — Пригожин, он быстро электорально нарастал. Глава ЧВК Вагнера мог составить абсолютную конкуренцию Путину и, скорее всего, уничтожил бы его. Потому что на базовую аудиторию, на которой строится вся война и на которую очень рассчитывает Путин, Пригожин гораздо более влиял. Сейчас Путин пытается эту аудиторию обратно забрать, поэтому такое демонстративное уничтожение Пригожина и похороны, которые не похороны. Это попытка зайти в эту аудиторию. Но как все, что делает Путин в последние годы, это будет иметь абсолютно противоположный эффект. Его будут презирать те, ради которых эта война в основном и затевалась. Эта электоральная ниша для Путина закрыта, но такие субъекты, как Стрелков, ее тоже не возьмут, потому что они малозначимые.

— «Украинская правда» со ссылкой на источники сообщила, что министра обороны Алексея Резникова отправят в отставку в ближайшее время. Это произойдет?

— Давайте дождемся. Мы же с вами комментируем не прогнозы, а факты. Будут предприняты соответствующие действия президентом, это его вертикаль, после этого сможем обсудить эффективность или неэффективность, замену и на кого замену.

На мой взгляд, Министерство обороны должно проявлять большую эффективность и меньше генерировать коррупционных рисков. Президент сделает выводы и свои решения обязательно озвучит.

— Что сейчас происходит с контрнаступлением на Запорожском направлении? Каковы перспективы и сложности?

— Сложности остаются те же — количество минных полей и инженерных конструкций, доминирование России в воздухе, использование управляемых авиационных бомб, дефицит определенных ресурсов в Украине пока не до конца решен.

Но, несмотря на все это, несмотря на классические учебники по тактике ведения боевых действий, которые преподаются в высших военных учебных заведениях стран Запада, Украина продвигается. Я всегда говорю очень оптимистично — смотрите на то, что делаем. До начала наступательных операций на разных направлениях считалось, что Россия имеет потрясающую армию, которую нужно бояться — перед ней нужно сразу становиться на колени.

В течение последнего месяца мы обсуждаем наступательные операции и проникновения, вгрызание в первый и второй эшелоны обороны России. Накопительные операции дают свой эффект на многих направлениях — вгрызлись в первый эшелон и захватывают конкретные позиции россиян.

В какой-то момент все это превратится в обвальное падение на том или ином направлении фронта. Поэтому, еще раз подчеркиваю, я к происходящему отношусь крайне оптимистично. Вижу, что прогрессия нарастает. Наши заходят все глубже и глубже в оборонительные порядки россиян, и параллельно с этим уничтожают тыловое обеспечение российской армии, не позволяя им перебрасывать туда или в другую сторону ресурсы и резервы. И, кстати, в этой связи очень важно уничтожить транзитный коридор через Крым. Вообще полуостров нужно взять под огневой контроль. Это одна из ключевых задач этого этапа войны. В принципе, это ключ к окончанию войны. Крым должен перестать быть транзитом для пополнения российской оккупационной группировки.