Поддержать команду Zerkalo.io
  1. Референдум по Конституции пройдет 27 февраля. В бюллетене будет только один вопрос
  2. Недействительный бюллетень как легальный способ высказаться. Демократические силы о стратегии и планах на референдуме
  3. В Беларуси заметно упало сельхозпроизводство. Меньше собрали картофеля, зерна и свеклы и меньше произвели мяса
  4. Помощник Лукашенко назвал новую «стоимость» коронавируса — сутки в реанимации три тысячи рублей, вакцина — 120−240
  5. Маркевич сообщил, что в Беларуси уволили 300 культработников за «деструктивную позицию» (статья уже пропала с сайта СБ)
  6. На 21 января снова объявили оранжевый уровень опасности
  7. «От 20 лет до пожизненного». Почему США обвинили в авиапиратстве белорусских чиновников и сотрудников спецслужб?
  8. «Стоимость продуктов растет». Власти повысили цены на питание в школах и детских садах. Когда и на сколько подорожает
  9. Нацбанк прогнозирует «сложные условия» для белорусской экономики на 2022 год. Какие риски видит регулятор
  10. Снег и метель. В выходные в Беларуси ожидается усиление морозов
  11. Что будет с деревьями, которые вырубили мигранты? Попытались узнать у лесников и пограничников
  12. Лукашенко высказался про референдум и назвал условия проведения новых выборов и своего ухода из власти
  13. «Если не будет новых шоков». Нацбанк — про то, что будет с курсом рубля, ставками по кредитам и ценами
  14. В «Белаэронавигации» прокомментировали обвинения США по факту вынужденной посадки Ryanair
  15. Лукашенко рассказал, что второй раз переболел коронавирусом — на этот раз «омикроном»
  16. От перестановки слов местами суть не поменялась. Вот что власти изменили в итоговом проекте Конституции
  17. Трагедия на Немиге и брутальный разгон «Марша Свободы». Каким был 1999 год в истории Беларуси
  18. Новая Конституция разрешит политический кризис в стране? Спросили у политических экспертов
  19. В школах и детских садах с 21 января пересмотрели нормы питания. Что изменилось
  20. Объявлена дата нового референдума. Что было не так с тремя предыдущими
  21. «У Лукашенко есть возможность просидеть до 2025 года». Артем Шрайбман отвечает на злободневные вопросы читателей Zerkalo.io
  22. Уровень доверия ЦИК — 16%. Узнали, что еще показал новый опрос настроений белорусов
Чытаць па-беларуску


Юрий Дракохруст,

В феврале следующего года в Беларуси должен пройти референдум по изменениям в Конституцию. Среди них и «закрепление роли Всебелорусского народного собрания». Юрий Дракохруст считает, что появление такого органа вернет Беларусь в 90-ые годы, когда в стране существовало фактическое двоевластие.

  • Юрий Дракохруст
    Юрий ДракохрустОбозреватель белорусской службы «Радио Свобода»

    Кандидат физико-математических наук. Автор книг «Акценты свободы» (2009) и «Семь тощих лет» (2014). Лауреат премии Белорусской ассоциации журналистов за 1996 год. Журналистское кредо: не плакать, не смеяться, а понимать.

    Блог Юрия Дракохруста на сайте «Радио Свобода»

Встреча Александра Лукашенко с рабочей группой по доработке проекта Конституции не внесла ясности в вопрос, какая же модель государственного устройства будет предложена в новой Конституции.

Накануне предыдущих конституционных референдумов — в 1996 и 2004 годах — было ясно, чего хочет на них и от них получить их инициатор. В 1996 году — сконцентрировать власть в руках главы государства, в 2004 году — дать возможность действующему президенту переизбираться вновь и вновь.

Цели не всеми и тогда, и теперь одобряемые, но ясные и внятные. И сформулированные задолго до дня референдума.

Теперь меньше чем за четыре месяца до референдума ничего не ясно.

4 ноября Лукашенко сформулировал главные задачи конституционных изменений — «закрепление роли Всебелорусского народного собрания, перераспределение полномочий между органами государственной власти, сохранение сбалансированности госаппарата». При этом он подчеркнул, что нельзя «ни в коем случае разрушать существующую в Беларуси систему власти».

Ну так если роль ВНС меняется, и существенно, то система власти сильно меняется, в каком-то смысле разрушается.

Предполагается ли, что после референдума состоятся президентские выборы и Лукашенко на них не пойдет? Если да, то собирается ли он в таком случае возглавить ВНС?

Ответов на эти вопросы не прозвучало. Прозвучало лишь застенчивое «Всебелорусское народное собрание вводится не потому, что кто-то из присутствующих или действующий президент прямо рвется на эту должность». Так там, оказывается, и некая должность предусмотрена.

А что не рвется — так, по словам Лукашенко, он и на пост президента в 2020 году не рвался, просто «любимую не отдавал».

Если предлагается схема: Лукашенко — глава ВНС, а президентом становится некое иное лицо, то стоит заметить, что она до боли напоминает политическое устройство страны в начале «лихих девяностых», когда высшим должностным лицом государства был спикер парламента (тогда Станислав Шушкевич), и был глава правительства, премьер (тогда Вячеслав Кебич).

Очень похоже: есть глава некоего коллективного многолюдного органа власти и глава исполнительного аппарата.

Такая петля времени, возвращение Лукашенко в дни политической молодости.

Тогдашняя система власти и тогда не считалась оптимальной и эффективной. Она была несуразным реликтом советской системы. Несуразным потому, что в СССР стержнем политической системы была КПСС, и реальными механизмами власти были партийные механизмы. И там наличие формального главы государства — председателя Верховного Совета — и премьера никаких особых дисфункций не создавало.

Конституция постсоветской Беларуси 1994 года эту систему изменила, констатировав ее неэффективность в новых условиях. С этой констатацией тогда был согласен и депутат Александр Лукашенко.

Вряд ли такое возвращение в прошлое станет эликсиром молодости для него теперь.

Для протестной части общества это будет совсем не то, чего бы оно хотело. Но и для сторонников Лукашенко это не станет исполнением их желаний.

Власть все время пугает общество возвращением «лихих девяностых», воспоминания о которых и правда амбивалентные, а у лоялистов почти поголовно весьма сумрачные.

А тут сама власть предлагает это возвращение.

Возможно, она и сама осознает эту зловещую для нее историческую аналогию. Поэтому конституционная реформа на этот раз и проводится в режиме спецоперации, под покровом тайны, в тумане противоречивых заявлений и недоговоренностей.

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции