Поддержать команду Зеркала
Беларусы на войне
Налоги в пользу Зеркала
  1. Палата представителей Конгресса США проголосовала за предоставление пакета помощи Украине на 61 миллиард долларов
  2. В мае беларусов ожидают «лишние» выходные. О каких нюансах важно знать нанимателям и работникам
  3. «Не ленись и живи нормально! Не создавай сам себе проблем». Вот что узнало «Зеркало» о пилоте самолета Лукашенко
  4. Национальность Брежнева и имя Андропова, бандитизм Сталина и отсидка Королева. Какие факты из биографий известных людей скрывали в СССР
  5. Разбойники из Смоленска решили обложить данью дорогу из Беларуси. Фееричная история с рейдерством, стрельбой, пытками и судом
  6. В России увеличили выплаты по контрактам, чтобы набрать 300 тысяч резерва к летнему наступлению. Эксперты оценили эти планы
  7. На свободу вышел экс-кандидат в президенты Андрей Дмитриев
  8. Мобильные операторы вводят очередные изменения для клиентов
  9. Эксперты: Авиация России свободно и без угроз действует на критических участках фронта (в чем причина)
  10. С 1 июня повысят тарифы на отопление и подогрев воды. Рост — почти на четверть
  11. «Могла взорваться половина города». Почти двое суток после атаки на «Гродно Азот» — что говорят «Киберпартизаны» и администрация завода
  12. Пропаганда очень любит рассказывать об иностранцах, которые переехали из ЕС в Беларусь. Посмотрели, какие ценности у этих людей
  13. «Скоропостижно скончался» на 48-м году жизни. В МВД подтвердили смерть высокопоставленного силовика


Мало заказов, мало вакансий, трудности с переводами, заморозка зарплат, сокращение штатов — явления, которые стали привычными на белорусском ИТ-рынке. Devby.io не раз пытался измерить их в цифрах и проиллюстрировать живыми историями. Тем не менее рынок живет и куда-то движется. Теперь издание попросило топ-менеджмент оценить состояние дел и спрогнозировать, что дальше.

Изображение используется в качестве иллюстрации. Фото: Pixabay.com
Изображение используется в качестве иллюстрации. Фото: Pixabay.com

Что с заказами?

Их стало меньше, но они есть. Причем клиенты идут не только из стран Персидского залива и из РФ, как можно было бы предположить. Западные заказы в портфелях компаний по-прежнему занимают большую (затрудняемся поставить ударение) долю.

«Часть пирога отказывается лезть в рот»

СМО (директор по маркетингу) крупной аутсорс-компании:

— У переехавших компаний/офисов все неплохо. А у той части ИТ, которая физически находится на территории Беларуси, дела похуже: часть заказов по-прежнему отваливается. У вас есть юрлицо и разработчики в Европе? Нет? Тогда пойдем к другим. Доля отказов стабильна. Это клиенты из Европы и США, прежде всего из ЕС. Если раньше нам был доступен пирог целиком, то сейчас часть пирога отказывается лезть в рот. А вот арабскому миру без разницы, где находятся разработчики: они как размещали заказы, так и размещают.

По степени влияния санкций на ИТ-бизнес в Беларуси он делит компании на три группы:

1. Небольшие и средние аутсорс-компании, которые заняли свою нишу на рынке и не имеют больших амбиций. Они могли сократить штат из-за потери части заказов, при этом приспособились к новым реалиям и как-то работают.

Допустим, компания в Минске на 300 человек. Часть проектов отвалилась, и 50 сотрудников пришлось уволить. Оставшиеся 250 продолжают работать с текущими заказчиками. Новых волн отказов нет.

Если задача компании — сохранить оставшиеся объемы, она с ней справляется. Правда, постепенно ее размер все равно будет уменьшаться: 249 человек, 248… Не потому, что новые клиенты отваливаются, а потому, что на рынок Беларуси хлынули российские заказчики и начинают переманивать наших разработчиков с помощью зарплаты.

2. Аутсорс-компании в состоянии постоянного роста. Для них то, что часть заказчиков отказывается от сотрудничества, действительно большая проблема.

Она чревата замедлением роста. В некоторых компаниях рост замедлился до нуля, в некоторых стал отрицательным. Одни законсервировали развитие, другие (из тех, кто растет) работает в ноль, а третьи уходят в минус.

3. Продуктовые компании. У них нет заказчиков, поэтому все хорошо. Главное, чтобы продукт не пересекался с публичной деятельностью компании. В Wargaming пересекался, поэтому им пришлось разделиться.

А если ваше мобильное приложение продается в App Store, то страна разработки там не видна. Скачивания идут, разработчики работают, у компании все хорошо. Ущерб может возникнуть только в том случае, если пользователи узнают про белорусское происхождение продукта и станут хуже его покупать.

«Трудно, но возможно»

Стоит помнить, что многие аутсорс-компании заметно изменили свою структуру за счет релокации сотрудников из минских офисов в зарубежные. Это тоже фактор выживания, который вкупе с перераспределением проектов и более низкой ценой разработки в РБ позволяет держаться на плаву.

Вот как об этом говорит СЕО (главный исполнительный директор) другой крупной сервисной компании:

— Специалисты в Беларуси все-таки дешевле релоцированных. Это оказывает влияние на предпочтения заказчиков. Мало того, есть заказчики из стран Персидского залива, которые готовы работать со специалистами из РБ. Основные проблемы — с клиентами из Европы и крупными заказчиками из Штатов.

То есть, релоцировав 40−60% сотрудников, сосредоточившись на среднем и мелком бизнесе в Штатах и арабских странах — при нынешнем состоянии дел, — можно, оптимизировав расходы, работать. Трудно, но возможно.

Юрлицо в европейской локации помогает белорусскому офису не только с денежными переводами, но и с заказами.

Подтверждает это основатель еще одной сервисной компании, СЕО стартапа:

— Нас санкционный кризис не особо затронул: благодаря специализации в travel мы часто берем проекты, в которых большая часть нашей интеллектуальной собственности. И/или это full-cycle проекты, где клиент может и не знать и не интересоваться тем, где находятся разработчики и сколько их вообще. Поэтому для клиентов мы выглядим как европейская компания. А куда мы, в свою очередь, аутсорсим, их мало интересует.

Изображение используется в качестве иллюстрации. Фото: Pixabay.com

Что с кадрами?

ИТ-руководители, вопреки устоявшемуся мнению об остывшем рынке, утверждают, что кадров не хватает.

Точнее так: джуны в избытке, им сложно найти работу, а вот мидлы и сеньоры по-прежнему в дефиците.

Причины на поверхности: миграция высококвалифицированных айтишников на запад и выросший спрос со стороны российских компаний.

«Дефицит кадров на минимуме. Но все равно есть»

CMO крупной аутсорс-компании:

— Допустим, все разработчики в РБ — это полный стакан воды. Полстакана уехало за рубеж, четверть наняли российские компании, осталась четверть — как стакану наполниться? Дождь-то сверху не идет.

Да, джунам сложно, они всегда страдают первыми. Но разработчик с 5+ годами опыта всегда найдет работу.

Дефицит — это нормальное положение вещей в ИТ-компании: специалистов в этой отрасли всегда не хватает, так как они часто меняют работу. Просто степень нехватки бывает разной: сейчас она на минимуме. Но все равно есть.

Про переток кадров в российские компании

Тут основной тезис такой: российские ИТ-компании были вынуждены уволить уехавших сотрудников, причем не только тех, кто бежал от мобилизации, но и тех, кто работал на РФ дистанционно, с Кипра или Бали, уже многие годы. Беларусь — компромиссный вариант удаленки: отсюда на РФ работать можно. Поэтому разработчиков из РБ переманивают более высокими зарплатами. Как правило, это финтех. А вот перевозить белорусов россияне не торопятся.

«Перевозить в РФ невыгодно, поэтому удаленка или хабы в регионах»

CMO крупной аутсорс-компании:

— Российским компаниям невыгодно перевозить человека в РФ: на периферию сотрудник не захочет, а в Москву или Питер, даже если захочет, дорого. Поэтому они начинают создавать хабы в регионах РБ. Например, «Тинькофф» недавно открыл уже второй белорусский филиал — в Бресте. Для джунов это хороший шанс найти работу.

А вот есть ли релокация российских айтишников в Беларусь, непонятно.

— Вижу много авто с российскими номерами в Новой Боровой и в «Маяке Минска», — говорит маркетолог, — но на них не написано, что это разработчики. Скорее всего, туристы.

Изображение используется в качестве иллюстрации. Фото: Pixabay.com

РФ поглотит белорусский ИТ?

Тут мнения разные. Одни убеждены, что рост российских проектов в ИТ-компаниях неизбежен. Другие сомневаются, что нашим компаниям эти заказы сами упадут в руки.

«Если компания работала с Бельгией, ей трудно переориентироваться на РФ»

Основатель сервисной компании, СЕО стартапа:

— Думаю, рост российских заказов неизбежен: по мере того, как российская экономика изолируется от мировой (с обеих сторон), им будет нужно все больше софта. При этом своих ресурсов у них все меньше, поэтому они будут искать разработчиков и помещать заказы в Беларуси. Для белорусских разработчиков и компаний это тоже интересно: далеко не все белорусы готовы уехать, и им необходима работа на фоне снижения желания западных заказчиков аутсорсить в Беларусь.

CMO крупной аутсорс-компании:

— Тем, кто раньше не работал с РФ и вот сейчас решил начать, будет непросто. Если компания всегда работала с условной Бельгией, ей трудно будет переориентироваться на РФ. Во-первых, рынок поделен, и откусить свой кусок пирога будет нелегко. Во-вторых, ее сотрудники, скорее всего, англоговорящие, а зарплаты англоговорящих и русскоговорящих разработчиков сильно отличаются. Для работы на российском проекте компании придется использовать более дорогой ресурс. В-третьих, гражданская позиция сотрудников тоже может мешать.

Еще один фаундер маленькой аутсорс-компании проговаривает свои планы зайти в российские проекты и связанные с ними сомнения:

— Я не против работать с Россией, и в новой версии нашего сайта будет русская версия. Я вот честно хочу попробовать, но не думаю, что выйдет. Рейты не те: там надо будет джунов продавать, это не наш профиль.

Еще есть очевидные валютные риски и какой-то стереотип о токсичности рабочих отношений с контрагентами в СНГ. Но, возможно, проблема в неадекватном выборе заказчиков. Например, португальцы с платежами меня «морозили» куда сильнее, чем один товарищ из Питера.

Правилу не работать с госкомпаниями (особенно нашими) я изменять не планирую.

При этом фаундер не склонен преувеличивать риски поглощения белорусского ИТ-рынка российским.

— Мне кажется, вы недооцениваете, сколько компаний продолжает работать на Штаты и Европу через прокладки в Эмиратах или других «НЕнедружественных» странах.

Изображение используется в качестве иллюстрации. Фото: Pixabay.com

Как влияет мировой кризис?

Влияние зависит от типа компании. На продуктовиков глобальные проблемы влияют больше, на аутсорсеров внутри РБ — меньше.

«Офисы в Беларуси страдают не из-за кризиса»

CMO крупной аутсорс-компании:

— Продуктовики глобальному кризису подвержены больше. Допустим, компания разрабатывает финтех-приложение. Им пользуется бизнес, который занимается денежными переводами. Конечно, кризис на них влияет.

Но если компания поддерживает сайт мебельного магазина в Штатах, то кризис ей не страшен: мебель в США как покупали, так и покупают.

В больших корпорациях вроде EPAM глобальный кризис затрагивает, скорее, ту часть бизнеса, что за пределами РБ. Офисы в Беларуси же страдают не из-за кризиса, а из-за того, что их сотрудников не хотят брать европейские заказчики.

Причем в аутсорсе отказы прикрывают недостатком финансирования. Если заказчик говорит: мы решили от вас отказаться, потому что нет денег, вы никогда не узнаете истинной причины.

Может, они ждут проверку и боятся, что из-за сотрудничества с РБ/РФ их закроют. Или они подались на квотирование от ЕС, и у них затребовали подтверждение, что они не работают с кем не надо.

Что дальше?

Размежевание, сокращение и выживание. ИТ-руководители предсказывают дальнейшее разделение отрасли по региональному принципу: на тех, кто работает на Запад, и тех, кто на Восток.

«Они будут спасать мир, защищать синих китов»

СМО крупной аутсорс-компании:

— При этом разделение будет проходить по языковому признаку. Если ты джун и у тебя нет английского языка, то лишь на РФ ты и можешь работать. Но как только выучишь английский, то с большой долей вероятности устроишься в высокооплачиваемый западный стартап.

Фаундер маленькой аутсорс-компании:

— Да, остающийся в Беларуси ИТ-бизнес приспособился к условиям, но будет и дальше сокращаться.

Налоговая и санкции серьезно вычистили ипэшников: им остается либо НПД, либо мутные схемы. НПД никак не решает проблем с переводами. А мутные схемы типа ИП в Грузии или предоплаченных карт (еще доступны для белорусов) упрощают получение денег, но не их легализацию.

Компании, работающие со Штатами или ЕС, могут делать это только через зарубежные юрлица. Угадайте с трех раз, будут ли они репатриировать свои прибыли. Так что при отсутствии глобальных изменений, думаю, будет становиться хуже.

СМО крупной аутсорс-компании:

— Продуктовые компании останутся продуктовыми. Разработчики «Яндекса» в Беларуси будут всегда, потому что они делают прорывные вещи. А те российские компании, которые нанимают здесь людей в финтех, много не вытянут: постепенно сотрудники будут учить английский, набираться опыта и уходить от них в западные продуктовые или аутсорс-проекты, а часть уедет за рубеж. Они будут спасать мир, защищать синих китов, потому что никто не хочет встретить старость, считая цифры в российских банках.

Впрочем, СМО не исключает, что слишком оптимистично смотрит на вещи.

Читайте также на devby.io:

Кризис меняет рынок, но не зарплаты. Айтишники боятся искать работу. Большой ресерч

Большинство айтишников-белорусов не готовы работать на РФ. Спросили про этику и карьеру тех, кто уже работает

Вымыло инновации, зато и «токсиков» тоже? Что с ИТ-кадрами в Беларуси и мире