Поддержать команду Зеркала
Беларусы на войне
  1. Риск остаться без пенсии и отдельных товаров, подорожание ЖКУ, подготовка к «убийству» некоторых ИП, дедлайн по налогам. Изменения июня
  2. Работнице выдали премию — более чем 12 тысяч долларов, а потом решили забрать. Она не вернула и ушла — суд подтвердил: правильно сделала
  3. «Сказать, что в шоке, — не сказать ничего». Дочь беларуски не пустили в самолет с паспортом иностранца — ситуацию комментирует юристка
  4. Как связаны «кошелек» Лукашенко и паспорта Новой Беларуси? Рассказываем
  5. Банкротится частная аптека, которая весьма неожиданно ушла на ремонт, а открылась уже под крылом госкомпании
  6. Сирота при живых родителях. Откровенный монолог беларуса о детских домах, насилии детей и взрослых и суицидах среди детдомовских
  7. Завершились выборы в Координационный совет. Комиссия огласила предварительные итоги
  8. В Беларуси начали отключать VPN, что делать? Гайд по самым популярным вопросам после блокировки сервисов
  9. Прогноз по валютам: еще увидим дешевый доллар — каких курсов ждать в последнюю неделю мая
  10. Стало известно, сколько шенгенских виз получили беларусы за прошлый год. Их число выросло, и вот у каких стран отказов меньше всего
  11. Армия РФ концентрирует дополнительные силы у украинской границы. В ISW рассказали, с какой целью и где может начаться наступление
  12. «Смысл не удалось объяснить не только большинству беларусов». Артем Шрайбман — об уроках выборов в КС
  13. В Беларуси опять дорожает автомобильное топливо
  14. Путин перед самой войной сказал, что «Украина и Беларусь являются частями России». О чем свидетельствует это заявление — мнение экспертов
  15. Действия властей в последние четыре года лишили беларусов привычного быта. Вот как граждане расплачиваются за решения Лукашенко
  16. «Верните хотя бы мои деньги». Беларуска рассказала в TikTok, как пострадала из-за супердоступа силовиков к счетам населения
  17. Минчанин возил валюту за границу и все декларировал. Но этого оказалось мало — и его оштрафовали на рекордные 1,5 млн рублей


В Беларуси сохраняется дефицит водителей. Тем временем в Литве предлагают увеличить квоты на трудоустройство работников из стран, не входящих в ЕС, или вообще их отменить. Это во многом связано с дефицитом дальнобойщиков, значительную часть которых в соседней стране составляют белорусы. «Зеркало» спросило у соотечественников, которые работают водителями в европейских фирмах, по какому графику они трудятся, сколько зарабатывают, а также узнали их мнение, куда пропадают дальнобои, которые ежегодно трудоустраивались за границей.

Фото: Pixabay.com
Снимок носит иллюстративный характер. Фото: Pixabay.com

«В Беларуси такую зарплату я бы не получил»

У Алексея (имена всех героев материала изменены) есть высшее образование, он около 20 лет работал в офисе, имел соцпакет, да и заработок был неплохим. Но ближе к 2020 году ситуация в фирме изменилась: сперва платить стали меньше, а потом компания и вовсе закрылась. Мужчина искал другую работу, однако предлагаемые зарплаты не устраивали. Тогда по совету знакомого он решил стать дальнобойщиком.

— Пошел на водительские курсы на категорию СЕ и параллельно работал в такси. Потом в Польше учился на код 95 (сертификат для работы водителем в транспортной фирме в Европе. — Прим. ред.). После учебы устроился работать в польский филиал большой литовской компании, которую многие коллеги ругают, хотя я не понимаю за что, — рассказал Алексей.

Более двух месяцев мужчина стажировался с наставником, после отправился на свою первую каденцию (длительный рейс, предполагающий несколько недель или месяцев работы) на тягаче-рефрижераторе. В самостоятельном рейсе мужчина был четыре месяца, зарплату ему посчитали в расчете 83 евро (282 рубля. Здесь и далее конвертация по курсу Нацбанка РБ на 29 ноября) в сутки. За всю каденцию получилось около 10 000 евро (чуть менее 34 000 рублей). Домой он привез около 8000 евро (27 190 рублей), еще часть денег потратил на шоппинг. Также с него удержали 500 евро (1699 рублей) за ДТП, в котором Алексей был виноват.

Фото: TUT.BY
Снимок носит иллюстративный характер. Фото: TUT.BY

— Мои суточные были повышенными за счет того, что было экономное вождение, которое позволило не пережечь топливо. Я не допускал каких-то промахов, следовал распоряжениям менеджера. Например, если нельзя было ехать по платной дороге, значит, и не двигался там.

Алексей отметил, что в его работе есть и трудности: надо приспосабливаться к режиму труда и отдыха, чтобы успеть принять душ, постирать белье, приготовить еду и поесть, выспаться. Иногда водителю сложно управлять фурой из-за плохой погоды, трудно найти место на паркинге, потому что вся площадка оказывается занятой. Во время отдыха есть опасность нарваться на преступников, а иногда порцию недовольства можно получить от коллег — из-за того, что ночью рефрижератор издает шум. Но тяжелее всего ему приходится из-за разлуки с семьей.

— Но все равно работа дальнобойщика мне очень нравится. Для меня она легче, чем в такси. Европа дает мне почувствовать себя свободным и счастливым. Да и заработком я доволен, в Беларуси столько бы не получил. Сегодня во время походов по белорусским магазинам я могу не смотреть на ценники.

Собеседник говорит, что не понимает коллег, которые перебегают из фирмы в фирму ради разницы в зарплате в несколько евро. Он не верит в рассказы о том, что в компании, где он работает, обманывают с заработками, считает, что если удержали деньги, то виноваты сами водители.

— Если водитель вовремя встает, не опаздывает и хорошо выполняет работу, то никто его не обманет. Лучше пусть коллеги посмотрят сами на себя, некоторые же и коммуницировать не умеют, да и знаний толком нет. А потом на паркинге смотришь: один незнающий дальнобойщик консультируется с таким же коллегой, отсюда потом и ошибки, и удержания денег.

«В дальнобой все пришли за деньгами»

Около года назад Наталья сидела в кабинете и сводила дебет с кредитом — она работала бухгалтером. Однако «вид за окном не менялся», и девушка решила сменить сферу деятельности на дальнобой. Полгода у нее ушло на обучение и оформление документов.

— Поначалу я хотела устроиться к крупному белорусскому перевозчику, но когда узнала, что работать надо будет по 16 часов в сутки, причем на не очень новых тягачах, отказалась от этой идеи, — вспоминает Наталья.

В начале этого года белоруска устроилась водителем в польскую фирму. Чаще всего она работает на тягаче со шторным полуприцепом, иногда пересаживается на рефрижератор.

— В июне я поехала на свою первую каденцию. Сколько она будет длиться и сколько я потом буду отдыхать — это мое решение, но обычно она идет 2−3 месяца. Я уже поездила по всей Европе, заезжала и в Скандинавию, — рассказала Наталья.

На шторном полуприцепе Наталье работать физически тяжело. Фото предоставлено героиней материала
На шторном полуприцепе Наталье работать физически тяжело. Фото предоставлено героиней материала

За месяц девушка зарабатывает около 1300 евро (4418 рублей) — это уже с вычетом трат в рейсе. Наталья говорит, что много денег у нее уходит на еду во время каденции, так как чаще всего она попадает в магазины, где продукты дорогие. Также недешево обходятся души. К примеру, на паркингах Германии за одно посещение надо отдать 3−4 евро (10−13 рублей). Чтобы сэкономить на этом, девушка купила переносной душ, подача воды в него регулируется нажатием на помпу ногой.

— Это моя первая фирма, я считаю ее хорошей. Помню, однажды во Франции у меня слили топливо из бака, так компания из заработка ничего не высчитала. Но самое тяжелое в моей работе — частые ночные рейсы: в час я просыпаюсь, в два уже еду по дороге. Также тяжело работать зимой, когда очень холодно, и летом, когда стоит большая жара. Мальчики зимой работать не хотят, зато на девочек все можно взвалить.

Девушка говорит, что раньше она не знала, что такое, когда болит мениск, а сейчас, когда ей нет и 30 лет, эта проблема ей знакома. Тем не менее пока Наталья увольняться не планирует, сейчас она усиленно работает, чтобы получить опыт.

За небольшой период работы в дальнобое белоруска увидела, что в европейских компаниях работает очень много белорусов. Она объясняет это лишь одним — здесь заработать можно больше, чем на родине.

— Мало кто идет работать дальнобойщиком по призванию. Я даже спрашивала у своих коллег на фирме, оказалось, что все пришли за деньгами. Если бы так платили в Беларуси, то половина сотрудников точно бы осталась дома. А если бы б у нас еще и условия работы были такими, как в Европе…

Наталья не исключает вероятности, что через какое-то время она перейдет работать в другую компанию, например, если ей предложат хотя бы на 5 евро больше.

«Сперва новички всем довольны, но через год-два глаза у людей открываются»

В Беларуси Игорь работал водителем, несколько лет назад он переехал в Польшу, где получил международную защиту. Мужчина продолжил работать по своей профессии в польском филиале большой литовской фирмы, куда устроился после того, как почитал о ней хорошие отзывы коллег.

— Сперва все было нормально: хорошее отношение, суточные составляли 82 евро (278 рублей), хотя официальный заработок около 3800 злотых (2968 рублей). Но через некоторое время суточные понизили сперва на 2−4 евро, а потом сумма опустилась до 74 евро (251 рубль). Начали удерживать разные суммы непонятно за что, да еще много разных нарушений было, — вспоминает мужчина.

Водители возмущались этими фактами, около 30 работников даже устроили забастовку — не вышли на работу. В ответ получили от работодателя негодование, предупреждения, которые даже переходили в угрозы.

— Нам заявляли, что раз так, то мы вообще не получим никаких денег и мы уедем в Беларусь с голой жопой, лишат нас ВНЖ и прочее.

Фото: Reuters
Снимок носит иллюстративный характер. Фото: Reuters

Сейчас Игорь продолжает работать в этой компании, однако он и часть его коллег подали заявление на работодателя в инспекцию по труду. Водители хотят, чтобы им выплатили удержанные деньги, также они намерены добиваться, чтобы перевозчика лишили лицензии и он ушел с рынка.

— Фирма в курсе о нашей жалобе, но они заявили, что ничего не боятся. Но я тоже не боюсь и пойду до конца. К сожалению, большинство белорусских коллег опасаются высказывать недовольство и предпочитают помалкивать. Наверное думают, что раз на родине ничего не смогли изменить, так и здесь не получится доказать свою правоту.

Игорь считает, что из-за того, что белорусы не высказываются против действий нанимателя, их продолжают использовать как дешевую рабочую силу и наживаться на них.

— Когда в перевозки приходят работать новички, то сперва они всем довольны, но проходит год-два, и глаза у людей открываются. Водители понимают, что их используют, поэтому переходят на другие фирмы. Но сами компании от этого не страдают — они продолжают набирать новых водителей, даже в запас, и таким образом создают себе подушку безопасности из белорусов. А сейчас еще в Европу начали приезжать работники из Азии. Поэтому и квоту на иностранных водителей в Литве из года в год просят увеличить.

«Новички наслушаются рассказов о хороших зарплатах, но не выдерживают этой работы»

Григорий более 15 лет работает в автомобильных грузоперевозках. Сперва он несколько лет трудился на госпредприятии Беларуси, потом стал ИП и возил грузы на своем микроавтобусе, в последние несколько лет он наемный дальнобойщик в Польше.

— Я работал в трех польских фирмах. Первая обанкротилась и кинула водителей на деньги. Пошел во вторую фирму, ее создал в Польше гражданин Ирландии. Четыре года назад заработки там были больше 4000 евро, но график работы был строгий. Уволился оттуда, потому что хотел чаще видеть своих троих детей, — вспоминает Григорий.

Сегодня мужчина работает в компании, где зарабатывает около 2600 евро (8836 рублей) в месяц. Примерно восемь месяцев в году мужчина находится на каденциях и четыре месяца отдыхает.

— В каждой фирме были разные условия работы. Например, ирландец не придирался к расходу топлива, зато высчитывал деньги, если на машине появлялась даже небольшая царапина. В теперешней компании наоборот: строго отслеживают расход солярки, хотя деньги не снимают, но задают глупые вопросы по этому поводу. Хотя я не видел здесь ни одного белоруса, который бы воровал топливо.

Григорий отметил, что в Польше ему работать нравится. Говорит, что здесь отличается отношение руководства к простому водителю: со стороны боссов нет заносчивости, с ними можно просто поболтать, нет страха перед тем, чтобы задать какой-то вопрос.

— Сейчас в Литве и Польше расплодилось очень много фирм-перевозчиков, часто их открывают западные страны, потому что по всей Европе нехватка водителей. Поэтому все время набирают новых дальнобойщиков. Туда приходят работать белорусы, так как землякам проще всего устроиться в ближайшие страны. Лишь изредка кто-то прорывается в Чехию, но в Западную Европу наших не берут.

Однако собеседник видит, что из перевозок много людей и уходит. Он считает, что чаще это касается новичков, которые «наслушались рассказов», как хорошо зарабатывают водители.

— Но они приходят и видят, что эта работа — тяжелый труд. Тут не так как в Беларуси: с восьми до пяти отработал, пришел домой, там жена стол накрыла, а потом пошел спать. Был случай, что мужчина только две недели постажировался, увидел автобаны, европейские дорожные развязки, да и передумал быть дальнобойщиком.