Поддержать команду Zerkalo.io


Александр Лукашенко пригрозил Западу, что может перекрыть газопровод «Ямал — Европа» в ответ на готовящийся пятый пакет санкций. В Кремле отреагировали, подчеркнув, что это заявление с Россией согласовано не было. Кому все же принадлежит трубопровод и может ли Минск оставить Европу без газа?

Давайте с начала. Что это за газопровод?

Газопровод «Ямал — Европа» подает российский газ в страны ЕС. Он проходит по территории России, Беларуси, Польши и достигает Германии.

Белорусский участок полностью принадлежит «Газпрому». Монопольным владельцем компания стала после того, как Беларусь продала ей «Белтрансгаз» за 5 млрд долларов. Продажа 50% акций компании в 2011 году стала аргументом в споре за выгодные для Минска цены на газ на 2012 год.

На польской территории участком владеет местная компания EuRoPol Gaz, основными акционерами которой являются «Газпром» и PGNiG SA (государственная нефтегазовая компания Польши).

В год по газопроводу может прокачиваться до 33 млрд кубометров газа.

Если труба проходит через Беларусь, значит Лукашенко может ее перекрыть?

О такой вероятности говорил Александр Лукашенко. «Мы обогреваем Европу, они нам еще угрожают, что закроют границу. А если мы перекроем природный газ туда?», — заявил он. И предупредил, что если ЕС введет дополнительные санкции, «мы должны отвечать».

В Москве открестились от причастности к этому заявления и гарантировали, что Россия останется «гарантом энергетической безопасности европейского континента».

Как видим, у союзников нет единого мнения на этот счет. И тут важно вспомнить, что белорусский участок все же принадлежит «Газпрому». Он же выступает оператором белорусской части газопровода через дочернюю компанию «Газпром трансгаз Беларусь» (ранее это была белорусская компания под названием «Белтрансгаз»). Чтобы распоряжаться имуществом частной компании другой страны, белорусским властям надо либо сначала ее экспроприировать (с белорусскими компаниями они уже такое делали), либо просто захватить управление трубой в стране. Готов ли Минск пойти на такой конфликт с «Газпромом» и с Москвой, который будет неизбежным?

Более того, в случае перекрытия трубы Минск потеряет финансово, так как Беларусь получает деньги за то, что по ее территории идет транзит российского газа. Это около 350 млн долларов в год. Это самый малый размер возможных финансовых потерь. А конфликт с энергетической компанией, который сейчас принадлежит труба, может привести к гораздо более серьезным убыткам.

Но раньше ведь такое было?

Александр Лукашенко уже принимал решение о перекрытии газопровода. Это было в 2010 году после того, как, по его словам, «Газпром» оказался должен Беларуси за транзит газа 260 млн долларов.

«Пока не заплатят нам деньги за полгода, транзит газа не пойдет», — заявлял он тогда. Прозвучало это сразу после того, как Россия сказала о задолженности Минска за поставки газа. Тем не менее стороны обменялись выплатами по долгам до того, как вентиль успели перекрыть, и конфликт был исчерпан.

Тут важно отметить, что на тот момент труба наполовину принадлежала Беларуси.

А если все же сможет, то Европа останется без российского газа?

Нет. У «Газпрома» есть сеть газовых магистралей, проходящих через Украину и Балтийское море. Кроме того, вот-вот заработает газопровод «Северный поток 2», сопоставимый по мощности с лежащим через Беларусь аналогом.

Широкая сеть альтернативных путей позволяет их владельцу при необходимости сокращать или перекрывать поставки по одному из газопроводов. Это происходит при плановом ремонте магистрали или при низком спросе на газ. Например, в октябре сначала на пять, а потом еще на три дня приостанавливались поставки по «Ямал — Европе» в Германию.

В Евросоюзе предлагают не воспринимать угрозу Александра Лукашенко всерьез, пишет ТАСС со ссылкой на представителя внешнеполитической службы ЕС Петера Стано. «Если он отключит газ, это повредит народу Беларуси, это повредит имиджу Беларуси, и это повредит поставщику газа [России], что он вряд ли хочет сделать», — аргументировал европейский чиновник. Представители ЕС рассказали, что рассматривают вероятность исполнения угрозы как «сугубо гипотетическую». Тем не менее, Еврокомиссия объявила набор мер, чтобы обеспечить стабильность энергоносителей для европейских потребителей.

Что по этому поводу говорят эксперты?

По мнению политического аналитика Артема Шрайбмана, чтобы «перекрыть» газовую трубу, Лукашенко в первую очередь придется каким-то образом ее национализировать или взять под контроль.

— Газопровод принадлежит России. Попытки контролировать чужую собственность (а к тому же навредить и российским интересам в самой чувствительной для нее сфере) — это, на мой взгляд, слишком большое повышение ставок для Лукашенко даже в состоянии, когда он в принципе настроен на эскалацию, — считает аналитик. — Даже частичное перекрытие грузового транзита было бы менее вопиющим антироссийским шагом по сравнению с перекрытием чужой газовой трубы. Думаю, Лукашенко вряд ли на это пойдет, учитывая, что Россия сегодня — это его единственный внешний донор. Я считаю, что из всех возможных ответных мер перекрытие транзита газа не станет первым решением.

При этом Шрайбман отмечает: в том состоянии, в котором сегодня находится Лукашенко, нельзя предсказывать что-то наверняка.

— Все думали, что его угрозы с мигрантами будут блефом, хотя он говорил об этом много лет. В итоге они оказались реальными. Поэтому сказанные Лукашенко слова, которые пока кажутся чем-то абсолютно невероятным, могут стать реальностью при повышении эскалации до какого-то невообразимого сегодня уровня, — добавляет аналитик. — Если бы перекрытие транзита все же случилось, я не думаю, что это парализовало бы торговлю газом: России хватит транзитных мощностей направлять его через «Северные потоки» и Украину. Однако в таком случае на внешнеполитическом уровне это была бы пощечина России похлеще, чем арест вагнеровцев. Но думаю, сегодня Лукашенко не в той позиции, чтобы их делать.

Политические обозреватель Валерий Карбалевич придерживается того же мнения: вероятность, что Лукашенко рискнет «перекрыть» газовую трубу, очень мала.

— Обе нитки газопровода, которые проходят по территории Беларуси, не являются ее собственностью. Технически, конечно, все возможно, но в таком случае это выльется в серьезный конфликт. Были ситуации, когда Беларусь перекрывала транзит газа, но это происходило в рамках ее отношений с Россией. В этом же случае речь идет об отношениях России с Европейским союзом, а это другой уровень, — считает Карбалевич. — Вряд ли Лукашенко на это пойдет. Насколько я понимаю, исходя из той известной информации о санкциях в отношении Беларуси, пятый пакет не предусматривает экономических ограничений. Поэтому продолжать эскалацию можно, но не самыми радикальными способами.