Поддержать команду Зеркала
Беларусы на войне
  1. Эксперты: Вероятное преждевременное начало российского наступления «подорвало успех» на севере Харьковской области
  2. Лукашенко готовится к войне? Рассуждает Артем Шрайбман
  3. Прогноз по валютам: еще увидим дешевый доллар — каких курсов ждать в последнюю неделю мая
  4. Россия обстреляла гипермаркет и жилые дома Харькова. Много погибших, раненых и пропавших без вести — главное
  5. В Беларуси проблемы с доступом к VPN. Павел Либер прокомментировал ситуацию
  6. На Беларусь надвигаются грозы. Вот какой будет погода с 27 мая по 2 июня
  7. Правозащитники: На территории бобруйской колонии произошел пожар, этот факт хотели замять
  8. Лукашенко требовал скромнее отмечать выпускные, чиновники взялись исполнять. Но вот как они организовали последний звонок в Минске
  9. В Беларуси опять дорожает автомобильное топливо
  10. «Сказать, что в шоке, — не сказать ничего». Дочь беларуски не пустили в самолет с паспортом иностранца — ситуацию комментирует юристка
  11. Убыточное предприятие набрало долгов на сотни миллионов. Но выплачивать не будет — вмешалось государство
Чытаць па-беларуску


В апреле 2023 года КГК заявил, что обнаружил в сети «Новое зрение» схему выплаты зарплаты в конвертах и завел уголовное дело об уклонении от налогов. В июле того же года Минздрав лишил лицензии медицинские центры «Новое зрение», которые работали в пяти городах страны. Компания не стала возобновлять лицензию и заявила об уходе из Беларуси, а позже запустила процедуру ликвидации, которая пошла не по плану — основатель «Нового зрения» Олег Ковригин рассказал «Зеркалу» о том, как за полгода сумма ущерба государству, насчитанная ДФР, выросла в 40 раз, а людей, имеющих отношение к компании, то и дело отправляют на «сутки».

Основатель клиник «Новое зрение» Олег Ковригин. Фото: из личного архива
Основатель клиник «Новое зрение» Олег Ковригин. Фото: из личного архива

Что происходило с «Новым зрением»?

В апреле 2023 года Комитет госконтроля заявил, что вскрыл в сети медцентров «Новое зрение» серую схему по выплате зарплат в конвертах. По данным КГК, более 50 человек получили «мимо кассы» свыше 2,5 млн рублей. Силовики заявили, что эти средства в страну ввозили «различные лица», а основным подозреваемым стал «фактический собственник медцентра», постоянно проживавший в Литве, имея ввиду Олега Ковригина. В отношении него и еще четырех сотрудников компании завели уголовное дело по уклонению от уплаты налогов.

27 июля Минздрав лишил сеть медцентров «Новое зрение» лицензии. По официальной версии — из-за нарушения законодательства о лицензировании. Ведомство заявило, что клиника предоставила подложные документы.

В этот же день основатель «Нового зрения» Олег Ковригин заявил, что обвинения надуманы. Компания сообщила, что будет уходить с белорусского рынка, сотрудников медцентров в спешном порядке уволили.

Спустя несколько дней в большом интервью «Зеркалу» Ковригин рассказал, что не считает дело политическим. Он рассказал, что на него давят, а также пытаются возобновить одно из уголовных дел, которое еще в 2016 году возбудили в отношении него.

«Нас обвиняют в том, что „Новое зрение“ покупало медицинские товары дороже, чем они стоят на заводе», — говорил Ковригин.

С июля, когда медцентры были закрыты, и по сегодня официальных комментариев по уголовному делу об уклонении от налогов не было.

«Люди вынуждены были поддаваться на манипуляции и подписывать практически пустые протоколы допросов»

После лишения лицензии руководство компании уволило всех сотрудников пяти медцентров. Небольшая часть из них уехала, остальные же перешли работать в другие клиники. Однако, как говорит Олег Ковригин, на бывших работников «Нового зрения» силовики оказывали давление, чтобы получить доказательства по «делу о зарплате в конвертах».

— Те врачи, которые не хотели говорить неправду, не могли нигде устроиться. А если их кто-то и брал на работу, то работодателям звонили прямо из ДФР. Есть такой случай: позвонили — и человека уволили прямо посередине приема, — объясняет Ковригин. — Жить-то каким-то образом нужно. Люди вынуждены были говорить неправду, поддаваться на манипуляции силовых органов и подписывать практически пустые протоколы допросов. А уже их следователи заполняли как хотели.

Аналогичная ситуация и с руководителями компании. По словам бизнесмена, на них давили по-другому: задерживали на трое суток, чтобы те «подумали».

— Одного из директоров вызвали в ДФР и сразу спросили обо мне, — рассказывает он. — Он сказал, что меня практически не знает. И это правда. В период его работы собственниками были англичане, я занимался другими проектами. Его тут же арестовали на трое суток, «подумать». После этого он и другие тоже подписали чистые листы. Что там потом написали следователи, я даже представить себе не могу.

Обыскивали и задерживали в том числе и юристов-хозяйственников, работавших по этому уголовному делу. Ковригин говорит, что обыски проходили не только у них, но и даже у их родственников.

—  Изъяли все документы, которые касались деятельности клиник, — добавляет предприниматель. — После этого практически ни один адвокат, ни один юрист не брался за это дело. Почти все отказывали. Даже те, кто работал с нами 15 лет. Оказалось, что наше громкое дело обсуждалось в адвокатской среде. И, видимо, стоит вопрос так: будете продолжать работать с ними и будете эффективно защищать их — лишим лицензии.

Клиника «Новое зрение». Фото: eyes.by
Клиника «Новое зрение». Фото: eyes.by

Бизнесмен говорит, что на него лично силовики тоже давят — через 89-летнюю больную мать, которая живет в 70 километрах от Минска.

— Она сейчас в больнице, у нее обнаружили рак. Так вот, ее неоднократно пробовали допрашивать, но мама практически не может говорить, поэтому эти попытки были сорваны, — отмечает Ковригин. — До больницы мама перенесла инсульт. Ходить она не может, за ней ухаживали женщины-санитарки, которым, по возможности, я передавал деньги, чтобы они могли маме купить лекарства и тому подобное. Но всех их вызывали в ДФР и угрожали. Некоторые люди после этого отказывались от работы с ней. И в итоге меня поставили в положение «будешь болтать много — прикончим твою мать». То есть, по сути, это бандиты, оборотни в погонах, которые пользуются ситуацией, которая им выгодна.

Также силовики завели еще одно уголовное дело в отношении Олега Ковригина — ему вменяют незаконное хранение боеприпасов.

— Я не живу в Беларуси уже более 12 лет, у меня там нет имущества. Однако в доме, принадлежавшем мне 13 лет назад, в котором вот уже семь лет живет человек, якобы был найден открыто стоящий сейф (то есть он не был спрятан). И вот якобы новый хозяин не знал код от этого сейфа. А когда его вскрыли, то обнаружили там различные патроны, которые якобы стопроцентно принадлежат мне. Это абсурд. Но как минимум пять лет тюрьмы мне гарантированы, — считает предприниматель. — Плюс я узнал, что какой-то «фильм» обо мне готовят. Людей ставили к стенке, записывали видеообращение, чтобы они оговорили меня. Те, у кого совесть переселила страх, звонили, извинялись, что участвовали в таких съемках. Я понимаю, людям нужно жить и все остальное. Но я бы никогда не стал участвовать в таких съемках. И знаю многих людей, которые тоже бы не стали.

«Двух ликвидаторов и секретаря вызвали в ДФР и задержали — такое „задержание на выходные“»

С момента лишения лицензии медцентры прекратили работу, однако коммунальные платежи продолжали скапливаться: компания не могла их оплатить, потому что ДФР наложил арест на счета компании. По словам Ковригина, на них было около 9 миллионов рублей.

— А потом Следственный комитет и Департамент финансовых расследований пошли по нестандартному пути, — говорит собеседник. — Они предложили директору и главному бухгалтеру «покаяться» и перевести в качестве «погашения» ущерба деньги со счета предприятия. Это незаконно. Но деньги списали, так что на счету «Нового зрения» сейчас практически ноль.

Тогда владельцы приняли решение сдавать в аренду здания и оборудование медцентров. Таким вариантом заинтересовался российский офтальмолог-хирург Евгений Платов.

— Его представители приехали в Беларусь и стали регистрировать компанию, — продолжает Ковригин. —  Только они зарегистрировали юрлицо (не успели даже оформить договор аренды) — их тут же вызвали в Департамент финансовых расследований с угрозами, с изъятием документов, допросами, и так далее, и тому подобное. Само по себе для здравого человека это является абсолютно странным. Согласитесь? Предприятие зарегистрировалось, даже не открыло расчетный счет в банке, и его тут же начинают допрашивать ДФР.

Так попытка сдать в аренду медцентры провалилась. И вот уже более полугода здания с миллионным оборудованием стоят без дела.

— Ни здания, ни оборудование нельзя сдать в аренду, и это нарушает закон, — возмущается предприниматель. — Видимо, готовят к простому отжиму собственности учредителя.

Поскольку вариантов как-то продолжить деятельность у «Нового зрения» не было, бизнес решили ликвидировать. Для этого наняли компанию «Антикризисные решения». В идеале, процесс ликвидации должен происходить следующим образом: имущество фирмы распродается, гасятся долги перед кредиторами и государством, а все оставшееся остается собственнику. По словам Олега Ковригина, «Новое зрение» рассчиталось со всеми поставщиками, фактически компания была «чистой». А ущерб государству, который ДФР насчитал изначально, отмечает бизнесмен, составлял 300 тысяч рублей:

— Но где-то дней 10 назад они отдали нам акт, в котором значилась не эта сумма, а уже 12 миллионов рублей. Ликвидаторы в понедельник, 29 января, должны были подать возражения на этот акт. Они были уже практически готовы. Но в пятницу двух ликвидаторов и секретаря вызвали в ДФР и задержали — такое «задержание на выходные». Отпустили только в понедельник утром. У них изъяли телефоны и технику, а также все акты, которые они подготовили.

Будет ли ликвидационная компания дальше работать с «Новым зрением» после такого «предупреждения», на данный момент неизвестно.

— Я поговорил с директором. На вопрос: «Что мы будем делать?» он сказал: «Ну, ты же понимаешь, заложники», — объясняет Ковригин.

Заключить договор с новой компанией-ликвидатором и передать ей документы, чтобы отправить возражения на акт от ДФР (это нужно сделать до 10 февраля), руководство «Нового зрения» вряд ли сможет. Во-первых, у текущих ликвидаторов изъяли всю документацию и печати медцентра, которые нужны будут новой компании для работ. Во-вторых, далеко не факт, что после информации о задержании кто-то вообще захочет работать с таким клиентом.

Медцентр «Новое зрение». Фото с сайта клиники
Медцентр «Новое зрение». Фото с сайта клиники

«Все, кто там будет работать, должны понимать, что они будут работать на краденом оборудовании и в краденых зданиях»

За эти полгода «решить вопрос» Ковригину предлагали многие. Конкуренты даже собирались купить «Новое зрение». Бизнесмен говорит, что с подобным предложением звонили из компании VОКА:

— Олег Позняк мне звонил (директор по развитию медцентра VOKA. — Прим. ред.). Сразу скажу, что он не имеет отношения к профессору Николаю Ивановичу Позняку, который там работает. Они однофамильцы. Говорил, что может порешать все вопросы, продайте по дешевке или подпишите документы, что мы заплатим за вас ущерб и штраф.

На сайте VOKA указано, что там работает Дмитрий Абельский, старший сын Ирины Абельской — бывшего личного врача Александра Лукашенко и предполагаемой матери его младшего сына Николая. Сейчас она возглавляет Республиканский клинический медцентр управделами президента.

— Что будет дальше? Я думаю, что государство наймет своих ликвидаторов. И все эти фальшивые акты вступят в силу, — рассуждает Олег Ковригин. Он говорит, что не верит в честную ликвидацию бизнеса, который оценивает в миллионы евро. Не верит и в то, что какие-то деньги в принципе сможет вернуть.

— «Новое зрение» либо отберут, либо продадут. У них, видимо, стоит конкретная задача — забрать всю собственность предприятия и оборудование для какого-то господина, который будет стоять за вторым-третьим юридическим лицом, — продолжает бизнесмен. —  Предприятие фактически украдено. В дальнейшем тот, кто приобретет его, будет владеть ворованной собственностью. Все, кто там будет работать, должны понимать, что они будут работать на краденом оборудовании и в краденых зданиях. То есть через две недели эта большая 25-летняя история подойдет к концу. Но я бы тут хотел сказать даже не о потерянных деньгах. А о том, что больше всего потеряла Беларусь. И люди в первую очередь. Я уверен, что после нашего закрытия появились инвалиды по зрению, а кто-то и полностью его лишился. Уверен, что ухудшилось положение тех, кто должен был продолжать лечение. Множество людей остались без офтальмологической помощи.

У нас была в разработке программа по тому, чтобы была возможность видеть полностью слепым людям, мы разрабатывали научные программы, у нас защищались кандидатские. Я горжусь тем огромным трудом, который был сделан во благо Беларуси и для белорусского народа, для простых людей. Потому что построить одну больницу за 100 миллионов бюджетных средств для одного человека несложно. Гораздо сложнее создать сеть больниц для 9,5 миллионов, не используя ни копейки государственных денег. Мне, как профессионалу, по-настоящему горько от того, что миллионы белорусов лишились доступной, качественной медицинской помощи. И сейчас я не вижу человека, который бы смог создать что-то похожее на «Новое зрение». Я просто хочу сказать ворам: мы знаем, что вы воры, знаем, что вы бандиты, знаем, что вы берете людей в заложники. Есть какой-то, наверное, высший суд, который призовет к ответственности всех, кто сейчас нарушает закон, пользуясь тем, что он абсолютно не работает.