Поддержать команду Зеркала
Беларусы на войне
Налоги в пользу Зеркала
  1. В Березовском районе сгорел дом, в котором жила многодетная семья. Погибли четверо детей в возрасте от 2 месяцев до 6 лет
  2. Понимал, что болезнь смертельная, но верил в жизнь. Умер экс-боец ПКК Александр Царук — он вернулся с войны и узнал, что у него рак
  3. «Повлиять на ситуацию не можем, поэтому готовы и ждем». Связались с беларусами в Израиле — как они провели ночь во время иранской атаки
  4. Лукашенко уже 17 дней не может назначить главу своей администрации. Вот почему это странно
  5. 58 человек погибли, судьбы многих выживших оказались сломаны. Вспоминаем, как почти 40 лет назад под Минском разбился самолет
  6. Самая большая взятка для Лукашенко? Новое расследование BELPOL о строительстве резиденции политика на Минском море
  7. Чиновникам дали задания, как мотивировать беларусов работать дольше и не увольняться. Бюджетников и уехавших тоже касается
  8. «24 часа от Минска до аэропорта в Варшаве». Автобусный коллапс на границе с Польшей продолжается
  9. «Вся эта ситуация — большое горе». Поговорили с сестрой пророссийской активистки Мирсалимовой, уехавшей из-за «уголовки» за политику
  10. Снарядов не хватает, украинцам приходится отбиваться стрелковым оружием. США не помогают Украине — и вот к чему это приводит
  11. Иран прокомментировал итоги атаки на Израиль и рассказал о своих дальнейших планах


На этой неделе власти усилили агрессивную военную риторику. 20 февраля Александр Лукашенко призвал силовиков «ментально и стратегически готовиться к войне». Два дня спустя, 22 февраля, министр обороны Виктор Хренин рассказал о группировке ВСУ в 112−114 тысяч человек на границе с Беларусью. Сегодня, поздравляя белорусов с 23 февраля, Лукашенко выразил уверенность, что вооруженные силы способны «дать отпор любому агрессору». Напомним, в Военную доктрину Беларуси хотят внести возможность наносить превентивный удар. «Зеркало» спросило у экспертов, почему Лукашенко делает такие заявления и действительно ли ему нужна война.

Александр Лукашенко на совещании с силовиками. Минск, 20 февраля 2024 года. Фото: president.gov.by
Александр Лукашенко на совещании с силовиками. Минск, 20 февраля 2024 года. Фото: president.gov.by

Политический аналитик Александр Фридман уверен, что ни у Александра Лукашенко, ни у его окружения в настоящий момент нет ни одной причины, чтобы желать войны. Агрессивную риторику эксперт связывает с приближающимся единым днем голосования, который состоится уже в это воскресенье, 25 февраля.

— Во-первых, это, конечно, обострение, связанное с выборами, но не только. Дело в том, что Лукашенко видит мир как конспиролог, — объясняет свою позицию Фридман. — А что касается всех этих высказываний, то это не от силы, а от слабости, как мне кажется. Он же понимает, что не за ним последнее слово. Ты можешь сколько угодно кричать, что у тебя ядерное оружие, самая передовая армия и техника, но она от этого не станет передовой, а ядерное оружие твоим. Так что все эти крики — сотрясание воздуха.

По мнению аналитика, если бы Лукашенко был готов к войне, то белорусские вооруженные силы уже давно присоединились бы к российской агрессии против Украины. С другой стороны, в случае необходимости решение об этом будет приниматься не в Минске, говорит политолог:

— Если Москва посчитает нужным использовать белорусскую территорию либо белорусские вооруженные силы (где угодно — против стран НАТО или в Украине), то она этого добьется. Лукашенко настолько зависим от России, настолько с Россией связан, что, если они захотят продавить это решение, он не сможет сказать «нет». То, что белорусской армии пока нет в Украине, — не заслуга Лукашенко. Да, он не хочет. Но то, что этого не произошло, — это Москва просто решила, что ей это на данный момент не надо.

Политический аналитик Валерий Карбалевич аналогично утверждает, что участие белорусских военных в боевых действиях сегодня Лукашенко не нужно. В первую очередь потому, что существует большой риск того, что война плохо закончится для белорусской власти. Карбалевич также связывает воинствующие заявления Лукашенко с приближающимися парламентскими и местными выборами.

— Лукашенко позиционирует себя как человека, гарантирующего мир в Беларуси, именно такие послания предлагают избирателям кандидаты от власти, которые собираются на выборы, — считает аналитик. — Тем более что Лукашенко понимает настроения белорусского общества, которое боится войны. Поэтому настоящая война ему не нужна. Ему нужно нагнетать напряжение, чем он занимается уже три года — даже не с начала войны, а после протестов 2020-го. Он все время поддерживает это напряжение, все время об этом говорит. Ему нужна ситуация, когда страна живет по модели осажденной крепости: враги вокруг — снаружи и внутри. Это дает возможность поддержать мобилизацию силовиков, государственного аппарата и своих сторонников. Это дает полный карт-бланш на преследование оппонентов и всех несогласных.

Представитель Объединенного переходного кабинета Беларуси по вопросам обороны и национальной безопасности Валерий Сахащик поддерживает предыдущих спикеров.

— Лукашенко пережил психологическую травму в 2022 году, когда предоставил поддержку для вооруженных сил России для нападения на Украину, рассчитывая на то, что победителей не судят, — уверен Сахащик. — Сейчас он будет куда осторожнее. Одно дело изображать готовность к войне для поддержки российской пропаганды и получения денег от России. И совсем другое — реально ввязаться в войну, особенно в наступательную войну против подготовленного противника. Думаю, Лукашенко начнет военные действия против Украины только в том случае, если он на 100% будет уверен в успехе. А таких гарантий он в существующей ситуации иметь не может.

Также Валерий Сахащик убежден, что состояние вооруженных сил Беларуси не позволяет говорить о возможности вести наступательные боевые действия. Хотя готовность армии на сегодня значительно повысилась по сравнению с началом войны, говорит представитель ОПК по обороне:

— Это произошло благодаря регулярным учениям, а также получению систем ПВО и прочей военной техники из России, внедрению собственных разработок. Тем не менее речь идет все еще об армии, не имеющей военного опыта, не оснащенной на уровне, позволяющем конкурировать с украинской или, например, польской армией. Белорусские вооруженные силы были бы более эффективны при оборонительных действиях на своей территории, а не в качестве бронированного кулака, прошибающего эшелонированную оборону.