Поддержать команду Зеркала
Беларусы на войне
  1. «Я же у Гриши просто вырвал Марго из рук». Большое интервью с супругом Маргариты Левчук после новости об их свадьбе
  2. МИД Германии подтвердил информацию о смертном приговоре гражданину ФРГ в Беларуси
  3. В правительстве пожаловались, что санкции ЕС затронули чувствительный для Минска товар. Что именно попало под запрет
  4. ГПК: После вступления в силу ограничений Литва развернула в Беларусь шесть легковушек. Литовская сторона приводит цифру выше — более 26
  5. Провалилась попытка армии РФ прорваться через госграницу на Сумщину, на других направлениях все пока не очень удачно складывается для ВСУ
  6. Лукашенко огласил еще одну претензию к беларусам. На этот раз не ко всем, а к жителям пострадавших от урагана регионов
  7. Огромное озеро у парка Челюскинцев, у ТРЦ Palazzo — море. На Минск обрушился сильный ливень
  8. Похоже, к 30-летию Лукашенко во власти окончательно оформляется его культ личности. Мы нашли документ с подтверждениями
  9. Медик, механик и охранник. Рассказываем, что удалось выяснить о гражданине Германии, которого в Беларуси приговорили к расстрелу
  10. Зеленский назвал условия прекращения «горячей фазы» войны уже до конца года
  11. Похоже, власти закрыли лазейку, с помощью которой беларусы могли быстрее проходить границу. Вот что узнало «Зеркало»
  12. «Как ни доказывал — поехал на разворот». Как сейчас проверяют вещи на беларусско-польской границе
  13. Что российские «Шахеды» делают в небе над Беларусью? Разбираем основные версии и рассказываем, насколько они опасны


Польское агентство инвестиций и торговли проводит проверки в IT-компаниях, которые привлекали иностранных работников по визовой программе PBH. Цель контрольных мероприятий — выяснить, использовались ли визы по назначению.  Главным образом речь идет о беларусах, которые чаще всего становились участниками программы. Об этом пишет издание MOST со ссылкой на польское издание Rzeczpospolita.

Флаг Польши. Фото: pixabay.com
Флаг Польши. Фото: pixabay.com

Программа PBH была запущена в 2020 году и призвана была привлечь в Польшу специалистов и технологические компании из постсоветских стран, прежде всего из Беларуси. Она включала выдачу национальной визы D23, юридическую поддержку при переезде, помощь в контактах с органами самоуправления, СЭЗ, инвесторами, а также гранты. С 26 января 2024 года Польша закрыла программу. МИД страны заявил, что она не оправдала надежд. Ранее возникали сомнения в целевом использовании виз. После закрытия программы в IT-сфере Польши стали фиксировать нехватку специалистов.

Уже первые выводы, которые приводит Rzeczpospolita, показывают существенное расхождение в данных различных ведомств. По данным МИД, с 2020 года Польша выдала только гражданам Беларуси 93 046 виз PBH. А согласно статистике польской Погранслужбы, с 2020 года в страну по визам PBH въехало всего около 15 тысяч человек всех национальностей. Например, в 2023 году по этому типу виз в страну приехали 2184 граждан Беларуси. Для сравнения: по той же программе за год приехало 110 россиян, 12 грузин и еще 114 граждан других стран.

Конечно, визой воспользовались не все: некоторые получали ее на всякий случай. Но расчеты MOST на основании статистики Погранслужбы показывают, что в страну приехало лишь около 15% тех, кто получал визы PBH, то есть совсем малая часть участников программы.

Данные польских компаний, участвовавших в программе, могут быть оптимистичнее. На данный момент агентство инвестиций получило информацию от 30 компаний отрасли, и оказалось, что только по «бизнес-пути» визы PBH получили 13,6 тыс. специалистов, из которых 9,5 тыс. релоцировались в Польшу, а 8,4 тыс. также подали документы на временный вид на жительство.

Очевидно, что реальные цифры переехавших выше. Во-первых, агентство еще ожидает информацию от других компаний, которые участвовали в программе. Во-вторых, не все обладатели виз PBH подавали заявления по так называемому «бизнес-пути». В-третьих, статистика учитывает только работников, но не членов их семей, которые также переезжают в Польшу. По данным Rzeczpospolita, число членов семей может составлять 40% от числа работников.

Куда подевались айтишники?

Почему Польша «потеряла» так много специалистов с визой PBH? Помимо того, что не все воспользовались визами, причин может быть несколько. Во-первых, многие IT-специалисты и члены их семей вместо того, чтобы подавать документы на ВНЖ, делали новую визу PBH. Таким образом, в статистике переехавших один и тот же человек может фигурировать только раз, но в статистике выданных виз — несколько раз.

Часть релоцированных сотрудников могла попасть в Польшу через Литву — этот путь приобрел популярность после закрытия Польшей пунктов пропуска со стороны Гродненской области. В этом случае релоканты не попадают в статистику пограничного ведомства.

Неизвестно, учитывает ли статистика погранслужбы людей, работавших в Польше, но возвратившихся в Беларусь, или только тех, кто остался в Польше.

Наконец, не исключено, что часть сотрудников, трудоустроившись в польских компаниях, переходила на удаленку и физически возвращалась в Беларусь (или даже вовсе не въезжала в Польшу), числясь в штате польских компаний и продолжая уплачивать налоги в этой стране. Такой путь мог помочь беларусским компаниям обходить западные санкции.

Между тем в Польше уже заинтересовались и другими визами, которые выдавались беларусам. Так, с августа 2020 года Польша выдала беларусам более 53 тыс. гуманитарных виз, и в ряде случаев процесс был неконтролируемым.