Поддержать команду Зеркала
Беларусы на войне
  1. «Пугали, если много нас уедет, классному будет плохо». Беларусские абитуриенты рассказали «Зеркалу», почему решили поступать за границу
  2. На госТВ отчитались о задержании брестчанина и двух россиян — утверждается, что они готовили теракты на российской железной дороге
  3. Путин назвал возможное поражение России в Украине «концом государственности» и намекнул на ядерный ответ — что стоит за угрозой
  4. Пока ВСУ отбивают атаки почти на всех направлениях, Россия продолжает попытки построить антизападную коалицию
  5. Сикорский: Польша рассматривает возможность закрытия оставшихся двух пунктов пропуска на границе с Беларусью
  6. «Пережиток прошлого». Президент Азербайджана предложил упразднить «бесполезное» объединение, в которое входит Беларусь
  7. ВМС Украины подтвердили спутниковыми снимками уничтожение базы запуска дронов в российском Ейске
  8. А вы знали, что в начале войны СССР даже пытался наступать сам? Вот почему 22 июня 1941-го для Красной армии произошла катастрофа


Пока закредитованность населения бьет рекорды, а Нацбанк беспокоится по поводу рисков, связанных с этой тенденцией, правительство своими решениями усиливает эту угрозу. Так, Совмин «попросил» «Беларусбанк» запустить заем на покупку отечественных товаров по льготной ставке в 4% годовых — это ниже, чем инфляция. Зачем понадобилось вводить невыгодную для банка услугу и каким может быть эффект, рассказала старшая научная сотрудница исследовательского центра BEROC Анастасия Лузгина.

Фото: TUT.BY
Иллюстративный снимок. Фото: TUT.BY

Зачем вводить льготные потребительские кредиты

По данным на апрель, льготных кредитов на покупку беларусских товаров «Беларусбанк» выдал более чем на 128 млн рублей. Заключили такие договоры 25 тысяч раз. Получается, средний заем составляет 5120 рублей. Учитывая, что ставка в размере 4% годовых ниже инфляции (в марте она была 5,6%), самому банку предоставлять такую услугу невыгодно. Но правительство приказало — и финструктура выполнила. Вот только эффект от такого решения может быть обратным тому, чего, вероятно, хотели бы достичь власти, считает экономистка Анастасия Лузгина.

— С одной стороны, идет активный рост кредитования населения, в том числе потребительского. И правительство, и Нацбанк видят эти цифры и понимают риски, в том числе инфляционные. Но все равно принимают решение по льготному кредитованию. Думаю, они пытаются прежде всего решить проблему с ситуацией во внешней торговле — хотят, чтобы с учетом возможности кредитования и роста дохода население обратило больше внимания на отечественную продукцию и меньше покупало импортную, — говорит экспертка.

По сути, это часть более широкого процесса импортозамещения и стремления сократить объем потребительского импорта. На это указывает в том числе список товаров, которые можно приобретать за такие займы. Это в первую очередь непродовольственная продукция, включая бытовую технику и мебель. Как раз в этой группе товаров сложнее идет импортозамещение. По данным Белстата, в первом квартале нынешнего года доля продовольственных товаров беларусского производства в торговле была 76,2%, а непродовольственных — 37,6%. В тот же период импорт иностранных товаров в Беларусь превысил экспорт на 937 млн долларов. Это куда больше, чем за такой же период прошлого года (748,1 млн), отмечает экономистка.

 — В условиях, когда растут доходы, люди больше внимания уделяют более качественным товарам — и зачастую выбор падает не в пользу беларусских. А такие привлекательные кредиты стимулируют покупку отечественной продукции, — говорит экспертка.

Вторую возможную причину введения льготного кредитования косвенно называли сами чиновники, когда жаловались на то, как обстоят дела с экспортом беларусской продукции в Россию.

— Таким образом, за счет наращивания спроса на внутреннем рынке, возможно, стоит желание частично решить проблему ухудшения ситуации с внешней торговлей, прежде всего — на рынке России, — считает Анастасия Лузгина.

Эффект может оказаться обратным

По сути, за счет такого инструмента правительство стремится регулировать потребительский спрос, считает аналитик.

— Однако здесь может проявиться обратный эффект. Люди с достаточно высокими доходами, скорее всего, не будут обращаться за такими кредитами, продолжая покупать импортные товары. А население с более низкими доходами заинтересуется ими. Соответственно, это еще больше усилит внутреннее потребление, — объясняет экспертка.

Аналитик указывает, что льготные кредиты усиливают и без того высокий спрос на займы, с которым связаны девальвационные и инфляционные риски. Об этой проблеме ранее высказывался Нацбанк. Но похоже, что регулятор не может повлиять на ситуацию.

— Естественно, один кредитный продукт не в силах перевернуть ситуацию, но он будет являться дополнительным стимулом для роста и без того высокого потребления. Это, в свою очередь, усиливает проинфляционные и продевальвационные риски, — говорит Анастасия Лузгина. — Ведь есть и другие кредиты, тоже недорогие. Поэтому такие нововведения подстегивают кредитование на какую-то долю процента. В условиях мягкой денежно-кредитной политики и активного спроса это не только не имеет смысла, но и наносит вред, потому что способствует в целом росту потребления.

Экономистка считает, что льготные кредиты могут привести к обратному эффекту, нежели тот, которого ожидают власти. Некоторые люди за счет обращения за выгодным займом освободили часть своих доходов, чтобы перенаправить их на что-то другое. Причем не исключено, что они потратят деньги на импортную продукцию. В этом случае можно говорить не о снижении импортной нагрузки, на которую, вероятно, рассчитывали в правительстве, а наоборот, о ее стимулировании.

— В идеальном варианте эти вопросы должны регулироваться рынком, а не государственными искусственными стимулами, которые зачастую приводят к перекосам в экономике, а не к их балансировке, — заключает Анастасия Лузгина.