Поддержать команду Зеркала
Белорусы на войне
  1. В парламент поступил законопроект об амнистии ко Дню народного единства
  2. ГУБОПиК задержал главного инженера «Милкавиты»
  3. Власти приняли решение забрать Красный костел у верующих
  4. Теперь официально. В Беларуси ввели мораторий на повышение цен и тарифов на внутреннем рынке
  5. «Гражданственность и патриотизм» навязали и вузам. Теперь там тоже будет упор на идеологию — постановление Минобра
  6. Путин открыто восхищается идеологом русского фашизма. Рассказываем, о ком идет речь
  7. Путин «финализировал» аннексию украинских территорий — он подписал поправки в Конституцию
  8. Минздрав попытался объяснить, какая в Беларуси ситуация с медкадрами и почему страна теряет врачей (вышло не очень убедительно)
  9. Россияне ударили по Запорожью, ракеты попали в семь жилых многоэтажек. Также снова обстрелян Харьков (обновлено)
  10. «Если это Adidas, Nike или Zara, ладно». Лукашенко лично возьмется за рекордную инфляцию. Еще он анонсировал новые ограничения и наказания
  11. От четырех до 14 лет колонии. В Минске огласили приговор по делу БелаПАН
  12. Чиновники взялись за владельцев агроусадеб. Для них ввели новые ограничения и наказания
  13. «Я был в шоке». Врач-стоматолог спустя три года после выпуска решил узнать, где сейчас его однокурсники, и провел мини-исследование
  14. Блестяще проводимая операция в Херсонской области, распри в РФ из-за мобилизации. Главное из сводок на 224-й день войны
  15. «Контрнаступление активно продвигается. Путин нашел „главного виновника“ неудач в Украине». Главное из сводок на 225-й день войны
  16. В Таиланде в детском саду убили 22 ребенка. Это сделал бывший полицейский
  17. В ISW рассказали, почему России нет смысла применять ядерное оружие и куда может быть нанесен первый удар, если это случится


В правительстве считают, что в следующем году ВВП увеличится, а рост цен удастся остановить. Это следует из прогнозов на 2022 год. Власти делают ставку на рост экспорта, но она может и не оправдаться, считает старший экономический сотрудник BEROC (Киев) Дмитрий Крук. Тогда экономику может ожидать падение или нулевой рост, снижение доходов и безработица.

Снимок носит иллюстративный характер

Увеличить ВВП на 2,9% можно. Есть условие

Прогноз социально-экономического развития на 2022 год предусматривает, что ВВП вырастет на 2,9%, а экспорт — на 6,3%.

Дмитрий Крук не считает цель по ВВП «заведомо нереалистичной», потому что «сейчас в мире происходит много необычных вещей». Он напоминает, что рост белорусской экономики в этом году был вызван увеличением экспорта на 30% и даже более. В результате ВВП по итогам 10 месяцев вырос на 2,4%. Чтобы такой темп не только сохранился, но и увеличивался, нужно, чтобы экспорт продолжал расти.

Как уже отмечали эксперты, белорусским производителям удалось продать за рубеж так много своих товаров не потому, что они предложили потребителям что-то новое и уникальное, а потому, что в мире очень сильно вырос спрос на многие товары (особенно строительные и продовольствие), а вместе с ним и цены. Чтобы ВВП Беларуси вырос на 2,9%, надо, чтобы конъюнктура мировых рынков не изменилась, констатировал Дмитрий Крук.

Почему белорусский ВВП зависит от китайских контейнеров

Что же происходило на этих мировых рынках и из-за чего так сильно вырос спрос? Напомним, что в 2021 году правительства развитых стран, с целью оживить затормозившую из-за локдаунов экономику, дали людям и предприятиям много денег.

Население начало их активно тратить, и спрос на товары в целом в мире вырос. Китай, который в прежние времена более других удовлетворял этот спрос, вдруг неожиданно оказался не в состоянии этого сделать, так как у него не хватает контейнеров, чтобы отправлять груз в Европу. Контейнеры, тем временем, «застряли» в США, потому что туда товар везут, а оттуда нет. Возросший спрос и «контейнерный коллапс» привели к тому, что белорусская продукция тоже нашла своего покупателя. Наши производители оказались в нужное время в нужном месте, белорусский экспорт вырос и подтолкнул развитие всей экономики. Это явление экономисты назвали «внешнеторговым чудом». Чтобы оно сохранилось, в мировой экономике должно быть много денег, а у Китая мало контейнеров.

Эксперты, в том числе Дмитрий Крук, не берутся спрогнозировать с уверенностью до 100% развитие ситуации в мировой экономике в 2022 году, потому что неизвестно, как поведут себя правительства развитых стран. В то же время Дмитрий Крук предполагает, что ситуация с контейнерами может разрешиться к середине года, а повышенный спрос и свободные деньги у потребителей начнут заканчиваться еще раньше. В этом случае хорошим результатом для белорусского экспорта будет его сохранение на уровне 2021 года. При не очень удачном стечении обстоятельств он может даже уйти в минус.

— Не стоит забывать и про санкции, которые могут «съесть» значительную часть экспорта, напоминает эксперт.

Для инфляции хороших сценариев нет

Потребительские цены в 2022 году, согласно прогнозу, не должны вырасти более чем на 6%. Эту цель Дмитрий Крук считает недостижимой. Особенно если ВВП все-таки вырастет на 2,9%.

— В мировой экономике все растет и создает предпосылки для белорусского «внешнеторгового чуда», но другой стороной этой медали является рост цен. Объясняя инфляцию в 10,5%, Нацбанк говорит, что она принесена извне, и отчасти это правда. Но если это внешнее влияние будет сохраняться, то цены продолжат стремительно расти, объясняет эксперт.

Параметры роста ВВП на 2,9% и инфляции в 6% в условиях следующего года между собой не сочетаются, утверждает Дмитрий Крук.

— Надо либо пожертвовать ВВП и ужесточать монетарную политику, чтобы остановить рост цен, либо — закрыть глаза на инфляцию. Судя по тому, что происходит сейчас, будут закрыты глаза на рост цен, а значит, они вырастут.

Снимок носит иллюстративный характер

Дмитрий Крук считает, что если внешняя среда в 2022 году не изменится и ВВП вырастет так, как планирует правительство, то инфляция приблизится к 15%. Не удержится она в пределах 6% и при других вариантах развития событий в экономике.

— Уже сейчас у предприятий есть нацеленность на повышение цен. Как мы видим по всем опросам, потребители тоже полны инфляционных ожиданий. То есть уже в наличии весомые предпосылки для инфляционной инерции в 2022 году, а Нацбанк смотрит на это сквозь пальцы. Если внешнее воздействие еще будет усиливаться, то инфляционная спираль будет раскручиваться. Если власти будут дополнительно стимулировать экономику — эффект такой же. Поэтому высокая инфляция в 2022 году, полагаю, будет актуальной проблемой.

Что с доходами населения?

Рост реальных доходов населения зависит как раз от двух вышеупомянутых показателей — ВВП и инфляции. Экономика растет — население становится богаче, падает — денег в карманах тоже становится меньше. Однако есть здесь одно «но»: если сильно растут цены, то они съедают все повышение зарплат.

Для контроля доходов с поправкой на инфляцию существует такой показатель, как реальные денежные доходы населения. По планам правительства, в 2022 году они должны вырасти на 2%. Это не очень амбициозная задача — последние годы этот показатель увеличивался на 6−8%. В прошлом пандемийном году темпы роста реальных доходов снизились до 5%, а с начала нынешнего года до 3% и постепенно уменьшались каждый месяц, составив 2,6% по итогам 9 месяцев.

По мнению Дмитрия Крука, если ситуация с экспортом и ВВП будет развиваться по сценарию правительства, то номинальные доходы могут вырасти довольно заметно, однако их «съест» инфляция и реальные доходы прирастут на какой-то символический минимальный процент.

Инвестиции. Надежда на собственные средства

Инвестиции — важный показатель. Их значительный рост мог бы подтолкнуть экономику не хуже экспорта. По планам правительства, инвестиции в основной капитал в 2022 году должны увеличиться на 3,3%. Дмитрий Крук считает, что это скромный план и он может быть выполнен.

— Если ситуация будет развиваться по сценарию правительства и экспорт будет расти, то достижение показателя по инвестициям возможно. Если же «внешнеторговое чудо» перестанет «вытягивать» экономику, то государственные предприятия вряд ли найдут средства для инвестиций. У частных компаний они, возможно, и есть, но у них нет уверенности в завтрашнем дне, поэтому они не торопятся вкладываться в новые проекты.

Объем инвестиций в основной капитал в Беларуси не увеличивается уже давно — сейчас они составляют менее 70% от своего пикового значения 2011 года. Прогнозируя их небольшой относительно 2021 года рост, власти хотят инвестиции «подтолкнуть», отмечает Дмитрий Крук.

— По сути, речь идет о том, чтобы оттолкнуться от дна, но даже это под вопросом.
Сомнения эксперта связаны с тем, что, планируя рост инвестиций, власти уповают в качестве источника их финансирования на собственные средства предприятий, которых у них может не оказаться.

Не стоит рассчитывать и на зарубежный капитал, считает Дмитрий Крук. Прямые иностранные инвестиции в основном сведутся к реинвестированию прибыли, полученной иностранными компаниями. В последние годы это порядка 1 млрд долларов. Российские инвестиции могут прийти только в том случае, если правительство решит что-то продать, но «делать что-то с нуля, открывать какие-то бизнесы никто не будет», уверен эксперт.
Китаю Беларусь сейчас тоже не интересна:

— Достаточно просто посмотреть статистику, что происходит с китайскими кредитами. Последний год — с октября прошлого года — там почти ноль. Это тихий намек Китая, что в сложившихся условиях они ничего финансировать не будут.

Снимок носит иллюстративный характер

Планы могут разрушиться «как карточный домик»

Прогноз чиновников завязан на том, что внешняя конъюнктура не изменится и экспорт сохранится, но если эти надежды не оправдаются, то все остальные планы разрушатся «как карточный домик», считает Дмитрий Крук.

—  Вероятность того, что экспорт в натуральном выражении расти не будет, довольно высока. Во-первых, из-за того, что в нынешнем году сформирована высокая база, и при изменении внешней конъюнктуры даже сохранить ее будет очень сложно. Во-вторых, скажется эффект от санкций. Ну, а если «автоматического» роста экспорта нет, то это кардинально меняет всю среду и означает, что экономика с большой вероятностью попадет в рецессию. Уже сейчас есть сигналы движения к рецессии. Внутренний спрос уже полтора года находится в депрессивном состоянии, и пока не видно посылок, чтобы с ним ситуация поменялась. Такая же картина и в производстве. Те отрасли, которые не завязаны на экспорте, в основном балансируют на грани нуля: еще чуть-чуть сокращения спроса — и они уйдут в минус.

Есть еще два варианта

Наиболее вероятны в следующем году, по мнению эксперта, два возможных сценария: экспорт ощутимо снижается — теряет около 8% в натуральном выражении, или экспорт стагнирует, или проседает незначительно. В первом случае рецессия неизбежна, ВВП упадет, по меньшей мере, на 2−2,5%. Во втором случае нас ждет нулевой рост экономики, то есть стагнация.

— В таких сценариях очень много «развилок», потому что правительство как-то должно будет реагировать на отклонение от своего сценария. В этом случае состояние других показателей зависит от того, что предпримут власти. Если они будут пытаться предотвратить рецессию и оживить экономику бюджетным финансированием, то это еще больше раскрутит инфляцию. Если смирятся с падением, то цены будут расти умеренно, прогнозирует Дмитрий Крук.

Если ВВП упадет на 2−2,5%, в Беларуси может появиться новая проблема — безработица, считает Дмитрий Крук.

— Мы постепенно начнем двигаться к уровню безработицы в 5−6% от нынешних 4%. Может быть, на первый взгляд это и немного, но это несколько десятков тысяч потерявших работу людей по стране. Особенно болезненным рост безработицы будет для малых городов. Для Беларуси эта отчасти новая проблема. У нас все как-то привыкли считать, что для нас она неактуальна.

В случае падения экономики не стоит ждать роста реальных доходов населения, так как небольшой рост номинальной зарплаты будет съедаться инфляцией. Если рост будет нулевым, то они вырастут минимально — порядка 1%, а инфляция составит где-то 13%, вырастет и безработица.

— Пока вероятность трех указанных сценариев более-менее сопоставима, но есть важная оговорка. Это все сценарии «механистические», оцениваемые в рамках моделей. Если же экономика начнет погружаться в рецессию, то наслаивание накопленных проблем одна на другую — спад, долговой навес, дефицит ликвидности в иностранной валюте, инфляция — может «сорвать резьбу» и экономические механизмы могут выйти за рамки стандартной логики, приводя к качественным сдвигам — финансовой дестабилизации и связанной с ней глубокой рецессии. Для нынешней Беларуси такой сценарий также надо держать в уме.

Что прогнозировали международные эксперты

Прогнозы зарубежных аналитиков ближе к тем сценариям, которые предлагает Дмитрий Крук, нежели к варианту правительства.

Не так давно свой прогноз опубликовал Евразийский банк развития. Эксперты банка прогнозируют, что в 2022 году ВВП Беларуси вырастет лишь на 0,7%, а инфляция замедлится по сравнению с нынешним годом и составит 7,4%. По их мнению, главная ставка белорусского правительства не сработает — экспорт будет снижаться, так как этап восстановления после локдаунов закончится. Ситуация с внутренним спросом и инвестициями тоже не изменится — они будут «сдержанными» из-за неопределенности из-за санкций и дорогих кредитов.

Ранее МВФ прогнозировал, что ВВП Беларуси в 2022 году вырастет на 0,5%, а инфляция составит 8,3%. По мнению аналитиков Всемирного банка, Беларусь в следующем году ждет рецессия — ВВП упадет на 2,8%. Главной причиной они называли санкции.