Поддержать команду Зеркала
Белорусы на войне
  1. Головченко: Из-за санкций заблокирован практически весь экспорт Беларуси в ЕС и Северную Америку
  2. Минобороны Беларуси опасается провокаций: Украинцы минируют свою землю, ходят вооруженные
  3. Лукашенко заявлял, что у ОДКБ нет перспектив. Что это вообще за организация и кому она должна помогать? Рассказываем
  4. В Беларуси двенадцатый раз за год дорожает топливо. Сколько будет стоить литр с завтрашнего дня
  5. Министр ЖКХ заявил, что не будет «никаких резких повышений» коммуналки и пообещал всей стране качественную питьевую воду
  6. Снять не больше 1500 долларов в месяц по всем счетам. Банки вводят очередные новшества
  7. «Идет корабль, и все прекрасно знают: он выйдет из бухты, отстреляется и зайдет обратно». Как живет Крым и переживает ли за украинцев
  8. «Лукашенко пытается избежать прямого участия в войне в Украине». Главное из сводок штабов на 82-й день войны
  9. «Москвич» вместо Renault, мины на пляжах Одессы и для чего Беларусь держит силы у границ с Украиной. Восемьдесят второй день войны
  10. Ночью РФ нанесла ракетный удар по Львовской области, утром — обстреляла Черниговщину и Ахтырку. Восемьдесят третий день войны
  11. Ни дня без новшеств. Банки вводят очередные изменения (некоторые из них касаются операций в валюте)
  12. Лукашенко и Путин провели «краткую беседу» в Москве. Обсудили совместное ракетостроение и строительство белорусского порта
  13. Более 250 раненых украинских военных с «Азовстали» вывезли в самопровозглашенную ДНР. Их планируют обменять на военнопленных РФ


Сегодня по итогам совещания у Александра Лукашенко глава МИД Владимир Макей заявил, что Беларусь значительно сократит дипломатическое присутствие в странах ЕС. При этом добавил, что речь идет именно о количестве дипломатического персонала. А что это значит для внешней политики Беларуси? Об этом Zerkalo.io рассказали экс-дипломаты и политические эксперты.

Фото: Reuters
Фото: Reuters

«Это приведение МИДа в соответствие с его реальной нынешней ролью и загрузкой»

По мнению политического аналитика Артема Шрайбмана, всерьез внешней политикой МИД сейчас не занимается: на западном направлении ее почти не существует, на восточном она проводится на уровне Администрации президента или правительства. Для работы ведомства остаются контакты только со странами «дальней дуги».

— Я бы не сказал, что сокращение количества дипломатов означает какие-то кардинальные перемены во внешней политике Беларуси. Лукашенко уже дважды за год собирал совещания по этому поводу — Макей просто выполняет давний приказ. К тому же, судя по всему, его выполнение оттягивали, и в прошлый раз Лукашенко уже высказывал недовольство по этому поводу, — комментирует Шрайбман.

По его мнению, озвученное Макеем решение — это просто фиксация реальности, в которой у Беларуси практически не осталось возможностей осуществлять внешнюю политику на европейском направлении.

— Из-за политического кризиса деятельность МИДа свелась к тому, чтобы быть торговым представительством Беларуси в тех странах, которые еще ведут с ней торговлю. Это такой теневой отдел маркетинга государственных предприятий. Сокращение количества персонала — это приведение МИДа в соответствие с его реальной нынешней ролью и загрузкой. Именно поэтому, я думаю, там абсолютно не почувствовали волну отставок после августа-сентября 2020 года, — добавляет Шрайбман. — При этом в будущем МИД может использовать это решение и в качестве аргумента. Если у Беларуси будут конфликты со странами, чьи дипмиссии в стране еще не сокращены, представители МИДа могут потребовать от европейцев сократить штаты посольств в Беларуси.

«Попытка адаптировать дипломатов под новые внешнеполитические реалии»

Аналитик и экс-дипломат Павел Слюнькин отмечает, что сокращение персонала диппредставительств Беларуси в западных странах не является чем-то новым. По его мнению, аналогичные шаги белорусские власти предпринимали и в предыдущие периоды охлаждения отношений с ними.

— Это закономерная попытка адаптировать количество дипломатов под новые внешнеполитические реалии. В нынешних условиях потребность в большом количестве сотрудников на европейском направлении просто отсутствует. С многими послами Беларуси в странах ЕС отказываются встречаться на приемлемом уровне, двусторонние комиссии по политическим, торгово-экономическим и консульским отношениям фактически заморожены. При таком негативном информационном фоне вряд ли можно сколько-нибудь эффективно заниматься привлечением инвестиций в Беларусь, — считает Слюнькин.

Он добавляет, что, судя по заявлениям Макея, речь идет не о закрытии посольств, а лишь об изменении штатного расписания и, возможно, в некоторых случаях понижении уровня диппредставительства с послов до временных поверенных в делах. По мнению экс-дипломата, этот процесс имеет обратимый характер, и при наличии интереса всех сторон может быть при необходимости повернут вспять в будущем.

— Макей сообщил о том, что под китайское направление будет создан свой отдел. И это давно назревшее решение, так как отношения с Китаем очень активно развивались в последние годы, представительства Беларуси появлялись во все большем количестве городов страны. Эта тенденция получит дополнительный импульс. Но, пожалуй, Китай — это одно из немногих мест, где расширение дипсостава может иметь ощутимый позитивный экономический эффект. В СНГ или Африке на него рассчитывать не следует, — заключает Слюнькин.

Фото: Reuters
Фото: Reuters

«Никакой вектор не может заменить потерю западного»

Экс-дипломат и старший исследователь Центра новых идей Павел Мацукевич считает, что Запад не может стать для Беларуси менее значимым, потому что так решили Лукашенко или Макей.

— Просто с ними у руля, а точнее их манерами, нам на Западе нечего ловить. В итоге дипломатическая сеть адаптируется под траекторию полёта власти. Этот полёт напоминает падение, но власти пытаются представить его как фигуру высшего пилотажа. Не может никакой вектор — ни СНГ, ни африканский, ни азиатский заместить потерю западного: без него теряются многие перспективы всех остальных. Можно обмануть зрение, но цифры — вещь упрямая. Например, ВВП Канады, где закрылось наше посольство, по состоянию на 2020 год составляет 1,6 трлн долларов, а ВВП Зимбабве, где откроется, — всего 16,7 млрд. Согласитесь, неравнозначный размен, но он характеризует наш сюжет. Не может кот родить тигра, поэтому и сотрудничество с Зимбабве Беларусь не озолотит. Понятно, что мы не можем воспользоваться возможностями сотрудничества с Канадой, пока наказываем инакомыслие тюрьмой и живем под милицейской дубинкой. Но это не делает Канаду менее значимой для Беларуси. Это показывает, что потолок наших возможностей при Лукашенко упал на пол, — считает Мацукевич.