Поддержать команду Зеркала
Белорусы на войне
  1. Почти всех довоенных руководителей белорусского КГБ расстреляли. Объясняем, чем опасно драконовское законодательство
  2. «Она в отпуске, не знаю, в творческом или принудительном». Как живет исполнительница «Шчучыншчыны», которая верит: «все будет хорошо»
  3. «Законопослушному человеку нечего бояться». С 2023 года налоговики запустят «супербазу» доходов населения
  4. С 30 мая «Синэво» и другие частные медлаборатории перестанут делать ПЦР-тесты
  5. «Мариуполь — олицетворение пирровых побед России в Украине». Главное из сводок штабов на 85-й день войны
  6. «Никакого плена — подорвем себя гранатами». Поговорили с украинками, которые пошли на фронт защищать свою страну
  7. Устранение Лукашенко и сговор со спецслужбами Украины. Как прошел второй день суда над «группой Автуховича»
  8. В Бресте гимназист на перемене решил показать «солнышко» на турнике и получил сложный перелом позвоночника. Спасти его не удалось
  9. Казни, пытки током, 350 человек в тесном подвале. Что военные РФ делали с жителями севера Украины — отчет правозащитников
  10. За покушение на терроризм — исключительная мера наказания. Лукашенко подписал «расстрельные» поправки
  11. Госконтроль заявил, что в «Нордине» проводили ортопедические операции с нарушениями и уклонялись от уплаты налогов
  12. Защитники «Азовстали» сдаются. Вспоминаем хронологию 82 дней героической защиты Мариуполя
  13. «Я один из тех, кто раздражал Золотову больше всего». TUT.BY нет уже год — вот шесть историй, которые объяснят, почему он был великим
  14. Российские военные вывезли в Гомель раненого подростка из Украины. Белорусские врачи спасли ему жизнь и помогли вернуться домой
  15. Первый суд над российским солдатом, обстрел мирной колонны и видео с защитниками «Азовстали». Восемьдесят четвертый день войны
  16. Европарламент предложил распространить все санкции ЕС, введенные против России, и на Беларусь.
  17. Пойдет ли Беларусь войной на Украину, уволенные российские военачальники. Восемьдесят пятый день войны
  18. За два дня сдались в плен 959 украинских военных с «Азовстали». Главное из сводок штабов на 84-й день войны


На фоне ситуации с компанией А1 и «спасения» чиновниками Миорского металлопрокатного завода стали звучать разговоры про национализацию частных фирм. Сразу уточним, что каких-либо официальных заявлений о подобном возможном сценарии для этих компаний не было. Zerkalo.io проанализировало «кейсы» перехода частных предприятий в госсобственность.

Снимок носит иллюстративный характер

Собственник попал под «уголовку». Как национализировали фармацевтическую компанию

Что произошло. Национализацию фармацевтической компании «Минскинтеркапс» называют первой в истории современной Беларуси, но ее особенность не только в этом. Смена собственника в его случае не была возвращением в лоно государства некогда приватизированного предприятия, с которыми «плохо обращались» их инвесторы, как это чаще всего случалось позже. Нынешнее РУП «Минскинтеркапс» изначально было частным, более того, совместным белорусско-канадским. В ноябре 1990 года его учредили ассоциация «Белмед» предпринимателя Валерия Колосовского и канадская фирма «Капсул Технолоджи Интернешнл-ИНК».

В 1994 году канадская компания передала свою долю в 49% американской «Капсул Технолоджи Интернешнл», а уже в 1995 году среди учредителей появляется государственное предприятие «Завод «Электронмаш», у которого были недостроенные здания в промзоне «Шабаны». Он внес их в качестве своей доли в «Минскинтеркапс», там и разместили производство.

В 1996 году Валерий Колосовский становится фигурантом уголовного дела в отношении топ-менеджеров Белагропромбанка, которые якобы незаконно выдали кредиты. Самого бизнесмена обвинили в мошенничестве при получении средств в этом банке, начавшиеся тяжбы не могли не отразиться на бизнесе. Бизнесмен вынужден был эмигрировать в США.

В 2001 году с формулировкой «в целях «защиты государственных экономических интересов» и по особому поручению Александра Лукашенко фармацевтический бизнес Валерия Колосовского перешел к государству.

Какая сейчас ситуация с компанией. Сейчас это РУП в составе фармацевтического холдинга «Белфармпром». На предприятии трудится около 350 человек. Там выпускают известные всем белорусам лекарства в виде капсул: «Ангримакс», «Антиоксикапс» и др. Всего более 80 наименований. В основном (95%) — это так называемые дженерики — копии известных лекарств, созданных другими производителями. Копируется химическая формула. «Минскинтеркапс» закупает сырье (70% в Европе) и смешивает по определенной рецептуре. В 2018 году его посещал Лукашенко. В новостных сюжетах на госканалах тогда рассказывали, что если бы все импортные лекарства, копии которых делает «Минскинтеркапс» пришлось купить у оригинальных производителей, то на это понадобилось бы 10 миллионов долларов.

Данных о финансово-экономических результатах деятельности РУП «Минскинтеркапс» немного. Государственные унитарные предприятия в отличие от ОАО отчитываться о них не обязаны.

В обзоре фармацевтического рынка, подготовленного белорусским рейтинговым агентством BIK Ratings, сообщается, что по итогам 2019 года РУП занимает 8-ю позицию в десятке крупнейших представителей отрасли, формирующих 40% отечественного рынка. Объем продаж компании составлял тогда 21,9 миллионов долларов, рост к прошлому году — 8,6% в денежном выражении. Физический объем продаж показывал отрицательный результат — минус 1,78% до 8,59 миллионов упаковок. В 2018 году тогдашний директор компании Ирина Подобед, рассказывала о том, что они активно экспортируют свою продукцию и темпы прироста поставок за рубеж на тот момент составляли 170%. Покупают лекарства в 26 странах. В октябре 2020 года уже нынешний директор Александр Жадан сообщал, что с 2017 года экспорт предприятия в долларовом эквиваленте вырос примерно на 30%.

По итогам 2019 года «Минскинтеркапс» было отнесено к числу высокорентабельных и входило в число 40 других, которые отчисляли средства в фонд национального развития — 133 тысячи рублей. В 2017 году было признано «Лучшим экспортером года», в 2019 — было победителем конкурса «Бренд года» в номинации «Лучший digital-бренд». В марте 2021 года «Минскинтеркапс» получило статус резидента СЭЗ «Минск». Компания намерена реализовать инвестпроект стоимостью 7 миллионов долларов. Периодически получает господдержку в виде компенсации уплаты процентов по кредитам.

«Барановичидрев». Национализировать «во спасение»

Что произошло с компанией. Переход в собственность государства ОАО «Барановичидрев» шел по популярной схеме — забрать назад у нерадивых хозяев. Правда, государству тоже не удалось распорядится им эффективно. Сейчас предприятие находится в стадии ликвидации. Такое решение экономический суд принял еще в мае 2019 года, но процесс все никак не закончится. Трагически сложилась и судьба несостоявшегося иностранного инвестора.

«Барановичидрев» — бывшее советское предприятие, которое стало ОАО в 1994 году в процессе «разгосударствления и приватизации». Оно специализировалось на производстве столярных изделий, используемых в строительстве. Изначально государству принадлежало только 48% акций. Еще 36% — владели юрлица и 16% — физлица.

В феврале 2013 года его посетил Анатолий Калинин, который тогда был вице-премьером, и обнаружил, что рентабельность там отрицательная и приближается к минус 40%, растут убытки и долги. Прошло большое совещание, на котором чиновники констатировали, что уже с 2004 года нынешние акционеры развитием не занимаются, и на нем же было решено акции забрать у собственников. В январе 2014 года производственно-торговое частное унитарное предприятие «ИВАН» и ЗАО «Белтяжмаш» безвозмездно отдали, принадлежавшие им акции на общую сумму 36 млн 297,6 тысяч рублей. Доля государства выросла до 83,1%.

Очередные смены собственников. В первую национализацию предприятие государственным пробыло недолго. Уже в ноябре 2014 года вышел указ, по которому весь госпакет без аукциона переходил в собственность совместного ООО «ЭкоДория» (за символические 86 млн рублей). Инвестор брал на себя обязательство погасить долги (более 15 млрд рублей) и вложить в него еще не менее 8,6 млн евро. Причем сделать это все планировалось в течение трех лет и создать там производство пиломатериалов, межкомнатных дверей и топливных гранул (пеллет). За «ЭкоДория» стоял молодой и успешный белорусский бизнесмен с афганскими корнями и шведским гражданством Амид Набизада.

В 2016 году Амид Набизада оказался в СИЗО, а в 2018 году — получил 8 лет лишения свободы в колонии усиленного режима с конфискацией имущества. Его обвиняли в мошенничестве. По версии следствия, его компаньоны перечисляли деньги в уставные фонды подконтрольных бизнесмену компаний за границей, а потом он эти же деньги вносил в уставной фонд новых предприятий, уже от своего имени.

Барановичское предприятие в деле не фигурировало, однако по мнению брата Амида Набизады Фараба, дело было как раз в нем. Фараб Набизада рассказывал, что работать на «Барановичидрев» они начали еще до того, как вышел указ об официальной передаче предприятия. Дескать, договорились с властями на словах и приступили. Однако когда указ вышел, в нем оказалось совсем не то, что о чем договаривались. По его утверждению, они никогда не брали на себя обязательство рассчитаться по долгам завода на 2 млн евро, тем более в течение трех лет. Инвестор писал письмо Лукашенко и просил хотя бы перенести сроки погашения, но получил отказ. Поэтому от покупки «ЭкоДория» отказалась — собрали оборудование и увезли на другую площадку. Так «Барановичидрев» вернулись назад к государству.

«Спартак», «Коммунарка» и многие другие. Жертвы льготной приватизации

Что произошло. Национализация кондитерских фабрик «Спартак» и «Коммунарка» была, пожалуй, самой громкой и откровенной, а схема возврата в лоно государства — популярной. Власти воспользовались ею не единожды. Ее суть — найти ошибки в приватизации исконно народных предприятий.

«Коммунарка» (как и «Спартак») стала акционерным обществом в 1994 году. Долю в собственности получили работники предприятий, продать они ее не могли — в 1996 году специальным декретом ввели мораторий на продажу акций, которые получили члены трудовых коллективов.

В 2008 году было решено отменить запрет, а с начала 2011 года это решение вступило в силу (процесс был постепенным). Тогда многие работники захотели свои акции продать. Мингорисполком покупать их не захотел. Акционерное общество само купило акции у работников и продало их стратегическому инвестору, пожелавшему заняться его развитием. Бизнесмен Марат Новиков приобрел 34% «Коммунарки», а государству осталось 27,07%. Примерно такие же процессы шли параллельно и на «Спартаке». Марат Новиков купил 54% этой фабрики, доля государства была 16,06%.

Снимок носит иллюстративный характер

В марте 2011 года выходит новый указ, который предоставляет местным исполкомам преимущественное право на покупку акций некогда приватизированных предприятий. Мингорисполком, который ранее отказался от «Коммунарки», передумал и даже начал судиться с работниками предприятия, продавшими акции инвестору. Те попросили защиты у Александра Лукашенко. В октябре 2012 года он их «защитил».

Лукашенко приехал на «Коммунарку» и там заявил, что государство забирает ее и «Спартак» обратно в свою собственность, потому что это «народные и стратегические предприятия».

Формальной причиной для пересмотра итогов приватизации стало обращение в Высший хозяйственный суд Государственного комитета по имуществу в связи с тем, что в процессе приватизации незаконно занижали размеры уставных фондов и государство получило меньше акций, чем могло бы, в результате чего ему был нанесен ущерб. Суд требования удовлетворил. Госдоля в «Коммунарке» была увеличена до 57%, в «Спартаке» — до 60%. Старое руководство уволили, назначили новое. Марат Новиков остался не у дел — у него просто забрали собственность. Претензий к нему у правоохранителей не было, но бизнесмен не стал возвращаться из США. Позже в интервью он говорил, что был уверен, если вернется, то претензии найдутся и его посадят.

Какая ситуация сейчас с предприятиями. В уставном фонде «Коммунарки» сейчас государству принадлежит 75,76%. На сайте фабрики сообщается, что она производит 28 тысяч тонн кондитерских изделий (на момент национализации было 20) и по сравнению с 2013 годом она увеличила экспорт в три раза (12 тысяч тонн на сумму более 32 миллионов долларов по итогам 2020 года). Снижается только прибыль. Если в 2012 году накануне национализации «Коммунарка» получила 10,7 млн долларов прибыли (в переводе по курсу того времени), то в 2019-м 3,6 млн, а 2020-м — 2,9 млн долларов.

Доля государства в «Спартаке» — 66,29%. Фабрика не сообщает об актуальных объемах производства, но как следует из данных финансовой отчетности, объемы прибыли ежегодно падают. В 2012 году «Спартак» имел 15 млн чистой прибыли в долларовом эквиваленте, в 2019 − 2,4 млн долларов, а в 2020-м − 2,3 млн долларов. Ни «Коммунарка», ни «Спартак» в последние годы не выплачивали дивидендов своим акционерам.

Кого еще национализировали, поймав на ошибке

Белорусская приватизация имела обратный ход не один и не два раза, хоть и с небольшими отличиями. Например, так в 2013 году забрали «Керамин» (приватизирован в 1994 году, 92% принадлежали работникам завода). «Была попытка прикарманить предприятие вашими бывшими начальниками. Это неправильно, так быть не должно! Это предприятие народное, оно было создано на средства народа и принадлежит народу», — объяснял Александр Лукашенко необходимость вернуть его назад государству. Он был уверен, что «скорее всего, вас в свое время обманули», поэтому поручил КГК и КГБ разобраться, и точно — нарушения нашлись. Нюанс этот реприватизации был в том, что акционерам, у которых забрали собственность, заплатили «по минимальной цене». Сейчас государство владеет пакетом в 75%. В 2019 году «Керамин» получил 6,2 млн рублей прибыли, это на 33,5% ниже, чем годом ранее. Акционеры получают дивиденды. В 2019 году на одну простую акция приходилось 2,9 рубля, в 2018 − 2,15 рубля. Всего было выплачено по итогам 2019 года 2,7 млн рублей дивидендов.

Это же схема в 2004 году применялась и в отношении ныне крупнейшего государственного фармпредприятия «Белмедпрепараты». Контролирующие органы несколько лет там искали признаки незаконности приватизации и все-таки нашли. Сейчас предприятие второе в десятке лидеров отрасли.

Снимок носит иллюстративный характер

«Белсолод», «Ковры Бреста». В обмен на господдержку

В 2006 году Александр Лукашенко подписал указ, по которому господдержку можно было получить только в обмен на акции. Это открыло новую страницу в истории белорусской реприватизации — она была поставлена на поток. Таких случаев было очень много, но они уже не были такими шумными, потому что вроде как все логично: получил деньги — отдай акции.

В числе первых, в 2006 году, под новую норму попало ОАО «Белсолод» — производитель пивоваренного ячменя. Государство в нем и так имело контрольный пакет — 57%. Господдержка обошлась ему в 40% доли, после выхода указа фактически предприятие полностью вернулось в госсобственность (98,5%). Сейчас оно владеет пакетом в 99,3%. «Белсолод» работает с прибылью и платит собственнику дивиденды. Согласно отчетности на 2020 год, чистая прибыль составила 972 тысячи рублей. По сравнению с 2019 годом она выросла на 72,6%. По итогам работы в 2019 году собственникам было выплачено 248,5 тысяч рублей (325,4 тысячи рублей по результатам 2018-го).

Не так удачно сложилась в руках государства судьба еще одного предприятия, некогда поменявшего акции на господдержку. ОАО «Ковры Бреста» воспользовались такой помощью в 2013 году, провели масштабную модернизацию, но продать продукцию, выпущенную на новом и дорогом оборудовании, не смогли. С 2014 до 2020 года его пытались оживить через процедуру санации, но ничего не получилось. Долги превышали 6 млн в долларовом эквиваленте. Большая часть этой суммы — задолженность по кредиту Беларусбанку, остальное — долги перед государством в лице Минфина. Были безуспешные попытки продать его инвестору, был какой-то даже потенциальный покупатель из Бельгии, но не сложилось. Сейчас предприятие находится в стадии ликвидации. Она должна закончиться в 2022-м.

Кейс «Мотовело»

Отдельно стоит история «Мотовело». Это бывшее государственное предприятие, его забрали в 2015 году из-за нерадивости новых собственников, но в этом деле было много нестыковок. Если кто и допустил нарушение при его продаже компании ATEC Holding GmbH (принадлежала белорусскому бизнесмену Александру Муравьеву, но была зарегистрирована в Австрии), так это само государство. В 2007 году 99,72% уставного фонда ОАО «Мотовело» перешло в руки австрийской кампании без конкурсов и каких-то логичных объяснений, получив название «номенклатурной приватизации». Впрочем, бизнесмен заплатил за этот пакет 7,2 млн долларов.

«Мотовело» довольно неплохо отработало первые пять лет, что подтверждалось данными проверки: специализация сохранилась, инвестиции вкладывались. Согласно последним имеющимся на едином портале финансового рынка результатам отчетности, в 2014 году «Мотовело» еще было прибыльным, а по итогам 2015 уже показало убыток. Напомним, что это суммы до деноминации.

В 2015 году Александра Муравьева обвинили в мошенничестве, хищении, неуплате налогов, за что он получил 11 лет. Мошенничество состояло в том, что по окончании пятилетнего периода, во время которого акции не принадлежали окончательно ATEC Holding GmbH, новый собственник стал ими распоряжаться и продал их другой компании, которой владел его брат. У Муравьева конфисковали акции «Мотовело», хотя они принадлежали не ему, а австрийской компании.

Вернувшись в собственность государства, предприятие не получило новую жизнь. В 2018 году ОАО «Мотовело» признано банкротом с ликвидацией. Производство мотоциклов и велосипедов было решено сохранить на специально созданном для этого ООО «Мотовелозавод». На бывшей заводской территории городские власти сейчас строят технопарк.