Поддержать команду Зеркала
Беларусы на войне
  1. От запущенных случаев умирает каждый третий. В США вспышка инфекции, с которой сталкиваются и беларусы, — вот как защититься
  2. Если вы хотели отнести в банк валютную заначку и обменять на рубли, то для вас есть не очень приятная новость
  3. Запретит ли Польша въезд авто на беларусских номерах? Вот что «Зеркалу» сообщили в польском Министерстве финансов
  4. Единовременная премия почти 22 тысячи долларов и около 60 тысяч за первый год службы — как российские регионы ищут желающих идти воевать
  5. Слишком много людей. В одном из самых чистых озер Беларуси нашли кишечную палочку — всем запрещено купаться
  6. Лукашенко сделал нетипичное для себя заявление по соседним странам ЕС (еще недавно говорил иначе). А как у Минска идет торговля с ними?
  7. «Гомельская Вясна»: Дарья Лосик вышла на свободу
  8. Новшества по «тунеядству» и рынку труда, пересмотр пенсий, очередные удары от ЕС, дедлайн по налогам и падение цен. Изменения августа
  9. Минчане жалуются на задержки с выдачей паспортов, не помогает и доплата за срочность. Попытались выяснить, в чем причина
  10. Помните силовика, который шутил про прослушку его телефона? Теперь он работает в неожиданном месте
  11. Банкротится уникальное госпредприятие. Его больше пяти лет пытались спасти, но не получилось
Чытаць па-беларуску


Если у кого и были робкие надежды на то, что новая Конституция хоть в какой-то степени откроет путь к неким политическим трансформациям, то опубликованный проект Основного Закона развеял эти надежды.

  • Юрий Дракохруст
    Юрий ДракохрустОбозреватель белорусской службы «Радио Свобода»

    Кандидат физико-математических наук. Автор книг «Акценты свободы» (2009) и «Семь тощих лет» (2014). Лауреат премии Белорусской ассоциации журналистов за 1996 год. Журналистское кредо: не плакать, не смеяться, а понимать.

    Блог Юрия Дракохруста на сайте «Радио Свобода»

Начиная с выступления на МЗКТ 16 августа 2020 года, Александр Лукашенко неоднократно намекал на то, что уйдет с поста президента после конституционной реформы. Ходили слухи, что нечто подобное он обещал Владимиру Путину и в сентябре прошлого года, и позже.

Однако недавнее его заявление, что досрочных президентских выборов не будет, показало, что уходить он не собирается.

Теперь это намерение воплощено в проекте новой Конституции. Который представляет собой эшелонированную оборону существующей власти от любых покушений на ее незыблемость.

Во-первых, все должностные лица, чей срок полномочий истекает после принятия Конституции, отбывают этот срок до конца. То есть президентские выборы — в 2025 году.

Во-вторых, хотя и возвращается ограничения в два срока на занятие поста президента, но оговаривается, что отсчет сроков — с президентских выборов после принятия Конституции. То есть теоретически Лукашенко может баллотироваться в президенты снова и в 2025 году, и в 2030 году.

В-третьих, широкими политическими полномочиями наделяется Всебелорусское народное собрание. При этом оговорено, что главой этого института может быть и действующий президент. То есть Лукашенко может быть и президентом, и председателем ВНС как минимум до 2035 года.

В-четвертых, проект обеспечивает бывшему президенту пожизненное кресло в Совете Республики и иммунитет от уголовного преследования.

Впрочем, заявления самого Лукашенко, как и официальный проект Конституции, некую политическую интригу все же сохраняют. Лукашенко в 2025 году может баллотироваться снова в президенты, а может и оставить нынешнюю должность и уйти на пост главы Всебелорусского народного собрания.

Это собрание — довольно любопытный институт. Формируется оно не прямым народным голосованием, а кооптацией органами власти и общественными организациями (правильными, разумеется). Народу там будет много — 1200 человек, причем решать судьбы страны его члены будут без отрыва от производства и не слишком часто. То есть как орган власти оно будет неработоспособно по определению.

На самом деле и парламент, все же формально избираемый и профессиональный, в реальных белорусских условиях — это «пятое колесо» в повозке белорусской власти. Ну, а обновленный ВНС будет шестым.

Впрочем, штемпелем решений, принятых руководством, он будет идеальным.

А полномочия этих решений будут немаленькие: в частности, право объявлять импичмент президенту, право вводить чрезвычайное положение и даже загадочное и экзотическое право — определять легитимность выборов.

То есть если президент и председатель ВНС — это одно лицо, то все эти юридические изыски вообще, как говорится, ни о чем.

Но на случай, если Лукашенко все же решит оставить свой нынешний пост, то преемник будет весьма ограничен в своих действиях и жестко подконтролен Собранию (читай — его председателю).

Будет ли этот случай или нет — это решение Лукашенко оставляет за собой до 2025 года. Им можно дразнить и соблазнять Москву — могу уйти, а могу и не уйти. То есть если и уйти, то недалеко — в ВНС.

Впрочем, подобной неопределенностью и Путин дразнит и соблазняет российские элиты и общество. Новая Конституция дает ему право баллотироваться в 2024 году. А пойдет ли — пока не говорит.

Похожую неопределенность сохраняет и Лукашенко. Но не очень понятно, для кого и для чего.

Не будем уточнять, в каком месте хотела бы его видеть протестная часть общества, но это точно не ВНС. А для лоялистской части общества эти странные рокировки и игры чужды и непонятны: для них есть «батька», и он занимает должность «батьки» и должен и впредь ее занимать — какой ВНС, для чего ВНС, что за бред? Совсем уж «памяркоўным» белорусам тоже не вполне ясно, лучше ли Лукашенко, сидящий на двух стульях или на одном.

Складывается впечатление, что единственный адресат этих политических пасов — это Кремль. Для него, возможно, это и имеет значение. Впрочем, сейчас вряд ли большое. В условиях, когда Москва предъявляет ультиматум Западу, когда говорит о «военно-техническом решении» в случае отрицательной реакции Запада, ей в общем-то не до конституционного дизайна у одного из немногих, если не единственного союзника.

По мнению некоторых экспертов, один из вариантов этого российского «военно-технического решения» предусматривает использование как раз территории этого союзника.

И в связи с этим вопрос, на скольких стульях будет сидеть Лукашенко после 2025 года, представляется для Кремля второстепенным. И хотя теоретически проект Конституции может еще претерпеть некоторые изменения, представляется маловероятным, что они будут существенны и что именно таковых изменений проекта будет добиваться от союзника Москва.

Словом, на ближайшие два с половиной года проект Конституции по существу вообще не предполагает какого-либо транзита власти и политических трансформаций, пусть и сколь угодно контролируемых. Однако их перспективу и в 2025 году документ оставляет в тумане неопределенности.

Лукашенко и до августа 2020 года, и после все время решал задачу квадратуры круга: как бы так уйти, не уходя, как бы что-то поменять, не меняя.

Референдум по этому проекту Конституции никаким решением не станет, он и далее, как минимум до 2025 года, будет ломать голову над этой дилеммой.

Однако уроки истории подсказывают, что отказ от контролируемого транзита власти ведет к неконтролируемому, и даже эшелонированная оборона не защищает от бега времени.