Поддержать команду Зеркала
Белорусы на войне
  1. В суд направили дело экс-журналистки БТ Ксении Луцкиной. По обвинению в заговоре с целью захвата власти ей грозит до 12 лет
  2. «Что он, с младенцами под автозаки будет лезть?» Рассказываем о величайшем белорусском футболисте, который просил землю у Лукашенко
  3. «Им просто нужно морально уничтожить человека». Тетя политзаключенного Степана Латыпова — о племяннике, ШИЗО и «тюрьме в тюрьме»
  4. Осужденный за комментарии по «делу Зельцера», врач, «рельсовые партизаны». КГБ обновил список «террористов»
  5. Кадровый день у Лукашенко: в 10 районах сменились председатели, у «АГАТ — системы управления» — новый директор
  6. «Встает вопрос: зачем работать?» Совмин хочет ввести новые меры поддержки работников на фоне санкций, но Лукашенко раскритиковал идею
  7. КГБ добавил в список «террористов» имена трех белорусов
  8. В Беларуси расширили перечень медпоказаний для «надомников». Теперь учиться дома можно будет даже после тяжелого гриппа
  9. «Ботан-тихоня», который не давал себя в обиду. Поговорили с друзьями попавшего в плен «калиновца» Яна Дюрбейко
  10. Совет Республики работает над законопроектом о лишении гражданства живущих за границей белорусов, причастных к экстремизму
  11. Wargaming продал белорусскую и российскую компании бизнесмену из РФ
  12. Уничтожение командного пункта «Юг», оборона и контратаки, цели Кремля в Украине. Главное из сводок штабов на 133-й день войны
  13. «Дзякуй Вове Пуціну: каб не ён, зараз бы ўцякалі ад натаўцаў». Поговорили с жителями приграничья о возможном вступлении Беларуси в войну
  14. ПЦР-тесты для полетов в Россию белорусам все-таки нужны или нет? Разбираемся
  15. Вместо политического убежища — место на кладбище. Как иностранцы просили защиты в Беларуси и чем это заканчивалось
  16. Диверсии в оккупированном Херсоне, насилие с обеих сторон и ключевое сражение за Донбасс. Сто тридцать третий день войны
  17. Сто тридцать четвертый день войны в Украине. Рассказываем, что происходит
  18. Парламентские выборы в Беларуси пройдут в феврале 2024 года, а за ними — выберут и ВНС
  19. Дезертирство в украинской армии, уничтожение российской ДРГ и Россия на паузе. Главное из сводок штабов на 134-й день войны
  20. Жаловались на жару — вот вам дожди и грозы. На 6 июля объявили оранжевый уровень опасности
  21. Министр обороны Шойгу — самый популярный политик в России после Путина. Рассказываем историю его удивительной карьеры
  22. «Радио Свобода» опубликовала имена троих белорусов, которые пропали без вести в боях под Лисичанском
  23. Удар со стороны, с которой не ожидали. Казахстан может запретить поставки некоторых товаров в Беларусь и Россию


Проект изменений и дополнений в Конституцию власти вынесли на всенародное обсуждение 27 декабря — белорусы могут отправлять свое мнение относительно содержания документа и возможные предложения по его совершенствованию. Сбором всего этого занимается Национальный центр правовой информации. Мы отправили в НЦПИ несколько своих идей того, каким должен быть обновленный Основной закон, а после позвонили в организацию как физическое лицо, чтобы узнать, что будет с нашим мнением. Ответ оказался коротким.

В эфире СТВ 2 января директор Национального центра правовой информации Андрей Мательский говорил об огромном количестве желающих прокомментировать проект Конституции: за первый день в НЦПИ, по его словам, получили более 200 откликов и более 1000 предложений. Потом от белорусов стало приходить около 300 предложений в день.

Мы тоже отправили свои мысли относительно проекта Конституции, и, чтобы удостовериться, что их точно рассмотрят, позвонили в НЦПИ. Сразу оговоримся: на национальном правовом портале, где размещен предлагаемый проект Конституции и контакты для предложений, указано, что они «не подлежат рассмотрению в порядке, определенном Законом Республики Беларусь «Об обращениях граждан и юридических лиц».

Вооружившись этим знанием мы позвонили в НЦПИ.

— Я отправляла свои предложения по поводу проекта Конституции, и хотела узнать, как именно их будут рассматривать, повлияет ли мое предложение на что-то?

— Все предложения рассматриваются, не переживайте. Люди приходят на работу к 7 часам [утра] и до 11 [вечера] рассматривают. <…> Все внесут в таблицу и все будет зафиксировано.

— То есть успеют рассмотреть все? Потому что недавно говорили про 300 обращений в день.

— Конечно.

— И люди приходят и весь день обрабатывают, даже рабочий день увеличили?

— Конечно, ну, а как же. Надо же все рассмотреть, все внести в таблицу.

— Можно будет узнать, какие еще были предложения, что писали другие люди?

— Я думаю, что потом это все официально будет опубликовано.

— Ясно. А как вы рассматриваете все эти предложения?

— Мы все это собираем, а рассматривать будет Конституционная комиссия. Мы фиксируем, и все оправляем в Конституционную комиссию, а она будет заседать и все это рассматривать, когда закончится сбор.

— А когда закончится?

— К 1 февраля.

Интересно, что сроки, которые нам озвучили, расходятся с названными ранее: 30 декабря директор Национального центра законодательства и правовых исследований Вадим Ипатов говорил, что отправить свое мнение относительно проект Конституции можно будет до 19 января.

Следующим логичным шагом было бы позвонить в Конституционную комиссию, однако какого-либо общего номера на данный момент у нее нет. Ранее мы пытались связаться с 17-ю ее членами (почта, Telegram, Viber, Instagram, телефонные звонки) и задать вопросы об их работе и потенциальных изменениях в Основной закон. Тогда Zerkalo.io получило лишь один ответ — от Юрия Воскресенского. Сегодня мы решили вам его процитировать, но… собеседник очистил историю сообщений в Telegram.