Поддержать команду Zerkalo.io
  1. Утвержден состав белорусской сборной на Олимпиаду в Пекине. Кстати, Лукашенко останется дома
  2. В Алматы во время беспорядков погибли 160 человек, из моргов выкрали 41 тело
  3. Снова сильный ветер. На вторник объявили оранжевый уровень опасности
  4. На понедельник объявили оранжевый уровень опасности из-за сильного ветра. Порывы до 27 метров в секунду
  5. В аэропорту Минска с полосы выкатился самолет. Рейсы задерживаются и перенаправляются
  6. Во время инцидента в клубе Crazy Horse пострадали четыре девушки. Задержан 17-летний школьник
  7. «Про ликвидацию речи не идет». Замминистра образования прокомментировал закрытие лицеев
  8. На крупном заводе в Борисове «пропал» директор. На предприятии говорят о задержании
  9. Новые данные по коронавирусу от Минздрава: заболеваемость растет
  10. СБУ отреагировала на заявление Лукашенко о наращивании военного контингента Украины у белорусских границ
  11. Гонка преследования на Кубке мира по биатлону: Смольский вновь завоевал «бронзу»
  12. «По собственному желанию». Третий зять Назарбаева попрощался со своей должностью
  13. Джоковича депортируют из Австралии
  14. В Минске хотят устроить концерт в честь «народного единства» и еще несколько «секретных» мероприятий
  15. С 17 января крупные торговые сети ввели скидку на некоторые товары. Кто сможет ее получить и как это будет работать
  16. В Западной Двине утонули два мальчика. Тело одного из них нашли спустя почти три недели
  17. Как Миша из Слонима основал сеть магазинов, которые до сих пор работают в 62 странах мира. Возможно, и вы там шопили
  18. ICAO выпустила отчет по инциденту с совершившим вынужденную посадку в Минске самолетом Ryanair
  19. Вирусологи и инфекционисты: после «омикрона» появятся новые штаммы COVID-19
  20. Белстат рассказал, как сработала экономика в 2021 году. В последние месяцы рост ВВП замедлился
  21. «Белтелеком» займется услугами мобильной связи. Минсвязи расширило для него лицензию


Сегодня президент Казахстана Касым-Жомарт Токаев выступил перед мажилисом — нижней палатой парламента страны. Несмотря на то, что протестные выступления в Казахстане практически подавлены, риторика политика не изменилась: он по-прежнему предлагает казахам реформы и не отказывается от данных ранее обещаний. Более того, Токаев критикует своего предшественника на посту президента и «политического учителя» Нурсултана Назарбаева, а также признает ряд ошибок, допущенных властями. Эта реакция сильно отличается от того, что происходило во время протестов в Беларуси. Детально рассказываем, что заявил Токаев в мажилисе, и сравниваем это с действиями белорусских властей после 2020-го. Контраст разителен.

Фото: akorda.kz
Фото: akorda.kz

Критика силовиков и планы по укреплению спецслужб

В начале своего выступления президент Казахстана подверг критике действия силовиков — по его мнению, они «проспали» ситуацию с протестами, что и привело к ее масштабированию на всю страну.

«Сплоченность нашего общества методично расшатывали, в том числе посредством акций протеста, согласно профессионально разработанным сценариям, — сказал Токаев. — Конспиративно шла подготовка конкретных исполнителей радикальных мер. Комитет национальной безопасности как уполномоченный орган не мог и не захотел дать четкую оценку этой подрывной работе, не разглядел критическую угрозу национальной безопасности. Организаторам атаки оставалось только найти повод, который появился бы в любом случае. <…> Называя вещи своими именами, — я уже заявил об этом вчера на саммите ОДКБ — против нашей страны была развязаны террористическая война».

Далее Токаев рассказал о деталях «плана атаки на Казахстан», однако не назвал имена конкретных людей или организаций, которые за ним стояли. Единственное обвинение прозвучало в адрес «международного терроризма». Именно его участием в беспорядках в Казахстане Токаев объяснил обращение в ОДКБ и последующее введение контингента организации в страну.

Похвалив некоторые подразделения (Токаев привел в пример группу полицейских, «две ночи подряд отбивавшую атаки бандитов, пытавшихся захватить здание департамента полиции»), президент Казахстана отметил, что «не все проявили верность». «В ряде городов руководители департаментов Комитета национальной безопасности, несмотря на достаточный боевой арсенал, не вступая в бой, покинули служебные здания, оставив там оружие и секретную документацию», — рассказал Токаев. Также он назвал задачи, которые стоят перед силовиками сейчас: завершение спецоперации, расширение парка транспортной авиации для быстрой переброски войск, кардинальная реорганизация органов национальной безопасности (в том числе Комитета нацбезопасности и вооруженных сил), а также укрепление Нацгвардии.

Также Токаев заявил о скором завершении операции с участием ОДКБ и начале поэтапного вывода миротворцев из страны уже через два дня.

Борьба с олигархами и социальным расслоением, появившимися «благодаря Елбасы»

Далее Токаев рассуждал о первопричинах ситуации, сложившейся в Казахстане. И здесь неожиданно упомянул Назарбаева — правда, в не слишком положительном ключе.

«Благодаря первому президенту — Елбасы — в стране появилась группа очень прибыльных компаний и прослойка людей, богатых даже по международным меркам. Считаю, что пришло время отдать должное народу Казахстана и помогать ему на системной и регулярной основе, — сказал политик. — Поэтому правительству предстоит определить круг компаний и согласовать с ними размер ежегодных взносов в фонд (на этом же заседании было анонсировано создание для этих целей специального общественного фонда „Қазақстан халқына“ — Прим. Zerkalo.io). Кроме того, ожидаю участия и от тех лиц, которые фактически обладая огромными средствами, находятся в тени».

Фото: Reuters
Нурсултан Назарбаев. Фото: Reuters

Токаев отметил, что события, произошедшие в стране, были вызваны в том числе и внутренними причинами. В первую очередь — социальным расслоением. Отметим, что в последующей критике фигурировало множество организаций, которые связывают с Нурсултаном Назарбаевым или его семьей, хотя фамилия бывшего президента в этой связи из уст Токаева не звучала.

«Следует признать, что произошедшие трагические события во многом вызваны серьезными социально-экономическими проблемами и неэффективной, а, точнее, провальной деятельностью некоторых государственных органов. Произошел заметный отрыв отдельных исполнительных органов от трудных реалий и потребностей граждан, — сказал он. — У представителей властных структур сформировалось искаженное представление о жизни людей, их чаяниях и запросах. Обострилась и проблема неравенства. Она усугубляется из года в год, хотя средние показатели доходов населения вроде бы растут — по крайней мере, на бумаге. Однако за приличным средними заработками скрывается сильное имущественное расслоение в обществе. Многие насущные проблемы не решены».

Он отметил, что основными выгодоприобретателями экономического роста в Казахстане стали сформировавшиеся олигархические группы, и назвал сложившуюся в экономике систему «олигополией» (типом рыночной конкуренции, в которой доминирует крайне малое количество фирм). При этом ни о каком сворачивании рыночных преобразований Токаев не говорил — наоборот, призвал к борьбе с олигополией, подчеркнув, что такая система ограничивает возможности по развитию свободного рынка и снижает конкурентоспособность страны.

Токаев поручил также перестроить деятельность системы господдержки, в частности Банка развития Казахстана (до 2013 года исполнительным директором организации был внук Назарбаева Нурали Алиев), который, по его словам, обслуживает лишь интересы крупного бизнеса, имеющего связи в руководстве страны. Политик призвал перенаправить эти ресурсы в адрес малого и среднего бизнеса.

Аналогичная критика прозвучала и в адрес фонда национального благосостояния «Самрук-Казына», проводящего госзакупки. Такой выпад также звучит как косвенная критика Нурсултана Назарбаева, который является одним из кураторов фонда. Другой удар по приближенным бывшего президента — реплики Токаева в адрес частной компании «Оператор РОП», занимающейся сбором, переработкой и утилизацией отходов и взимающей за это с граждан утилизационный сбор. Сама фирма считается аффилиированной с Алией Назарбаевой, младшей дочерью Елбасы. Токаев поручил вернуть управление утильсбором государству.

Экономические меры и мораторий на рост зарплат чиновников

Ряд решений, которые озвучил президент Казахстана, касался экономики, которая и была триггером протестов. В частности, Токаев предложил наполнять бюджет за счет горнорудных компаний, которые хорошо заработали в условиях высоких цен на сырье. При этом сами компаниям взамен предложено предоставить льготы на разведку новых месторождений. Похожие меры президент предложил применить и к производителям топлива, которые, по словам Токаева, также получают сверхприбыли — маржу хотят изымать с помощью введения акцизов. Также Токаев обратил внимание на «бардак» на границе с Китаем — там, по его словам, налоги и пошлины не платятся, а расхождения в зеркальной статистике с таможенными органами Китая «достигают миллиардов долларов». Он сообщил, что на границе работают некие операторы, имеющие статус «неприкасаемых».

«Говоря о доходах в бюджет, нельзя не отметить и некоторые статьи расходов. Отмечу заработные платы членов правительства и депутатов, ну, и, конечно же, акимов. В конце прошлого года данный вопрос активно обсуждался в обществе, поэтому в принципе я считаю, что заработные платы у упомянутых категорий государственных служащих вполне достаточные. Поэтому считаю возможным объявить пятилетний мораторий на повышение зарплат членов правительства, акимов регионов и депутатов. Я понимаю, что это не очень хорошая новость для депутатов мажилиса, но думаю, что вы эту новость воспримете с пониманием», — сказал с улыбкой Токаев, а затем пообещал поднимать зарплату бюджетников «по мере роста возможностей бюджета».

Затем он обратил внимание на проблему инфляции, отметив, что после повышения зарплат и пенсий на протяжении многих лет начинался неконтролируемый рост цен. «Пришла пора поставить точку в этом вопросе, — сказал Токаев. — Нужна планомерная работа по снижению инфляции. Целевой коридор — 3−4% к 2025 году (по итогам 8 месяцев 2021-го года инфляция в Казахстане составила 8,7%, — Прим. Zerkalo.io)». Соответствующий комплекс мер он поручил подготовить правительству и Нацбанку.

Фото: Reuters
Фото: Reuters

Аналитики отмечали, что протесты в Казахстане начались с отдельных регионов — в частности тех, где недовольны перераспределением доходов в пользу других областей Казахстана. Токаев также обратил на это внимание.

«Общеизвестно, что регионы Казахстана развиваются неравномерно, — заметил президент. — Диспропорции создают предпосылки для социального дискомфорта, роста миграционных настроений. Последние события показали острую проблему с занятостью в западных и южных регионах. Там высокая рождаемость, а экономика не поспевает с созданием рабочих мест. Поэтому системная индустриализация, содействие малому и среднем бизнесу, развитие сектора услуг в этих областях является не региональным, а национальным приоритетом. <…> Не секрет, что уровень поддержки региона зачастую от „веса“ конкретного акима, а не от реальных потребностей жителей. Это ведет к диспропорциям в развитии и недовольству граждан. Многие из них, особенно жители сырьевых регионов, считают, что их области заслуживают большего внимания при распределении бюджетных ресурсов. Данные области, являясь донорами бюджета, отстают по многим параметрам социально-экономического развития. Поэтому подходы нужно постепенно менять».

Борьба с бюрократией, критика чиновников и проект реформ осенью

В заключение Токаев также заявил о реформировании системы госуправления, отметив несовершенство существующей в Казахстане вертикали власти.

«Необходимо признать невысокий кадровый потенциал, формализм, коррупцию, большую текучесть кадров, — сказал он о госаппарате. — Поэтому сохраняется низкий уровень доверия общества к институтам государственной власти. Следует усовершенствовать систему отбора кадров на государственную службу, убрать излишние препоны и барьеры для поступления. Реальным принципом приема и продвижения по службе должен стать принцип меритократии („власти достойных“, принцип управления, согласно которому руководящие посты должны занимать наиболее способные люди, независимо от их социального происхождения и финансового достатка, — Прим. Zerkalo.io). Государственная служба должна быть открыта любому казахстанцу».

Также Токаев поручил упростить процедуру увольнения с госслужбы, отметив, что «некоторые безынициативные чиновники могут просиживать штаны годами в своих кабинетах». Кроме того, президент страны раскритиковал отстраненность чиновников от народа, отметив, что некоторые не хотят или даже боятся разговаривать с людьми, «плодят макулатуру», а не ведут переписку и назвал бюрократию «болезнью, от которой нужно излечиться». Свои предложения по дальнейшей дебюрократизации власти Токаев пообещал отразить в отдельном указе.

Фото: Reuters
Подожженное протестующими здание акимата в Алматы. Фото: Reuters

Несмотря на часто звучащие в белорусских госСМИ утверждения, что протесты в Казахстане были инспирированы Западом, выступление Токаева в мажилисе было комплиментарно по отношению к международным партнерам. В частности, президент Казахстана заявил, что все обязательства и гарантии государства перед инвесторами будут исполнены в полном объеме, а также предложил открыть в стране к 2025 году филиалы не менее 5 авторитетных международных вузов. В заключение Токаев пообещал представить в своем послании в сентябре пакет реформ, подготовленный с учетом мнения гражданского общества.

А что было в Беларуси?

На фоне выступления Токаева действия белорусских властей после выборов-2020 смотрятся контрастно. О конкретных мерах по стабилизации обстановки и изменениях в политической системе и структуре государственной власти речи практически не идет. Исключением можно было бы считать реформу Конституции, однако большинство аналитиков сходятся во мнении, что предложенный властью вариант не решит назревшие в обществе проблемы и преследует другие цели. Отметим также, что белорусские госСМИ критикуют власти Казахстана за «уступки протестующим», которые, по их мнению, привели к масштабированию протестов и беспорядкам.

Сравним реакцию властей двух стран по пунктам.

Токаев раскритиковал силовиков за то, что они позволили протестам перерасти в беспорядки, а также пообещал реформировать систему силовых органов. Что касается Беларуси, то у властей страны, кажется, нет причин для подобной критики: местные спецслужбы во время политического кризиса заняли сторону власти и стали одним из главных инструментов подавления протестов и последующих репрессий. С другой стороны, именно их действия (а, точнее, жесткое подавление первых выступлений после выборов) и привели к массовому выходу граждан на улицы — это можно сравнить с попустительством, о котором говорил Токаев. Однако на заявления о превышении полномочий силовиками (их были тысячи) и многочисленные материалы, подтверждающие эти факты, власти Беларуси никак не отреагировали, отказавшись возбуждать уголовное дело. Никакой ответсвенности не понесли и ключевые лица, ответственные за эти действия силовиков: большинство сотрудников МВД, подавлявших протесты, получили повышения или заняли другие руководящие посты (например, бывший министр внутренних дел Юрий Караев отправился работать помощником Лукашенко в Гродно). Вместо реформирования силовые органы со временем начали приобретать репрессивные функции — особенно на этом фоне выделяется изменение роли ГУБОПиК.

Одной из причин недовольства казахстанцев было обогащение приближенных к власти олигархов. Несмотря на распространенное убеждение, что в Беларуси олигархов нет, в нашей стране также существует ряд близких к власти бизнесменов, многих из которых называют «кошельками режима». И хоть этот фактор не был для белорусских протестов основополагающим, отметим, что статус таких лиц после выборов никак не менялся.

Так, «Табакерки», ставшие в 2020 году одной из мишеней протестующих, принадлежат Алексею Олексину, компании которого еще в 2019 году предоставили эксклюзивное право на импорт в страну табака. Большие привелегии в Беларуси имеет российский олигарх Михаил Гуцериев, строящий в Беларуси новый калийный комбинат и владеющий рядом других активов. Ударившие по ряду таких бизнесменов западные санкции официальным Минском, вероятно, будут частично компенсированы — к примеру, белорусские «контрсанкции», ограничивающие ввоз в страну продукции западных стран, подразумевают существование квот по некоторым позициям из «черного списка», а это позволит определенным компаниям заниматься эксклюзивным импортом таких продуктов.

Проблема коррупции и доступа к ресурсам «приближенных к власти», обозначенная Токаевым, вероятно, не менее актуальна и для Беларуси: совсем недавно Центр по исследованию коррупции и организованной преступности (OCCRP) назвал Александра Лукашенко самым коррумпированным человеком 2021 года, отметив его вклад «в развитие организованной преступной деятельности и коррупции». Белорусские расследователи, например, рассказывали о добыче золота в Зимбабве сыном соратника Лукашенко Виктора Шеймана, собственниках популярных столичных баров, которыми также оказались приближенные Лукашенко, сомнительном проекте по строительству речного порта на границе с Украиной и многом другом. Однако ни о какой реакции власти на эти и другие сообщения неизвестно.

Борьба с бюрократией и «власть достойных», о которой говорил Токаев, в белорусском контексте выглядит и вовсе странно. «Будем откровенны. Мы прошли через серьезные испытания, которые стали для нас ценным опытом. Эти испытания указали нам на вопросы государственного управления, которые требуют приоритетного внимания. Из этого надо делать соответствующие выводы и действовать», — сказал Лукашенко в октябре прошлого года на совещании со своей администрацией, и предложил поставить во главу угла «чистоту кадров»: «Не будет этой чистоты, и если у нас порядка в головах не будет наверху, не надо от общества требовать этого порядка. В государственных структурах должны работать профессионалы с твердой государственной позицией, патриоты». Однако «чистки» в госаппарате начались задолго до этого — об увольнениях чиновников из-за гражданской позиции было известно как во время протестов 2020-го, так и после них.

Комплиментарная риторика Токаева по отношению к Западу и международному бизнесу, работающему в Казахстане, также контрастирует на фоне белорусских послевыборных событий. Фактически сразу после подавления уличных протестов в Беларуси началась массовая борьба с НКО и НГО, многие из которых существовали за деньги западных доноров. По подсчетам правозащитников, сейчас ликвидированы или находятся в стадии ликвидации почти три сотни таких организаций. В их числе, например, институт имени Гёте — германская неправительственная организация, задачей которой является популяризация немецкого языка за рубежом и содействие международному культурному сотрудничеству. «Вырежем всех мерзавцев, которых вы финансировали», — сказал в ноябре 2021-го Лукашенко в интервью Би-Би-Си, имея в виду как раз НГО. Звучат со стороны политика и угрозы в адрес зарубежного бизнеса. Одна из последних связана с задержанием пресс-секретаря компании А1 Николая Бределева — после этого Лукашенко пообещал предпринять «жесткие меры».

В заключение отметим, что пока неясно, как озвученные Токаевым меры и обещания будут реализованы на практике — и будут ли реализованы вообще. Однако уже сейчас по реакции казахстанский властей можно сказать, что их подходы коренным образом отличаются от предложенных белорусскими.