Поддержать команду Зеркала
Беларусы на войне
Налоги в пользу Зеркала
  1. 58 человек погибли, судьбы многих выживших оказались сломаны. Вспоминаем, как почти 40 лет назад под Минском разбился самолет
  2. Лукашенко попросили оценить вероятность вступления Беларуси в войну против Украины
  3. «Вся эта ситуация — большое горе». Поговорили с сестрой пророссийской активистки Мирсалимовой, уехавшей из-за «уголовки» за политику
  4. Лукашенко, похоже, согласился, что все подписанные им документы могут быть объявлены юридически ничтожными. Вот почему
  5. Эксперты рассказали о трудном выборе, который приходится делать Украине из-за массированных обстрелов ее энергосистемы
  6. Большинство из сотен снарядов сбито, но есть пострадавшие. Первые последствия массированной иранской атаки по Израилю
  7. Чиновникам дали задания, как мотивировать беларусов работать дольше и не увольняться. Бюджетников и уехавших тоже касается
  8. В Минске закрылись магазины известной мировой сети, на которую были большие планы
  9. Зять бывшего вице-премьера и министра здравоохранения Жарко владеет криптобиржей в Беларуси. Вот что об этом узнало «Зеркало»
  10. Иран начал атаку на Израиль: ожидаются сотни беспилотников и десятки баллистических ракет
  11. «Били всем кабинетом». Политзаключенная передала письмо с Володарки на обрывке туалетной бумаги
  12. Почему Путин в указе назвал Василевскую «гражданкой Республики Белоруссия»? Позвонили в посольства, Кремль и спросили у экс-дипломата
  13. Украине нужны системы ПВО, чтобы защитить свою оборонную промышленность — эксперты ISW
  14. Понимал, что болезнь смертельная, но верил в жизнь. Умер экс-боец ПКК Александр Царук — он вернулся с войны и узнал, что у него рак
  15. «Повлиять на ситуацию не можем, поэтому готовы и ждем». Связались с беларусами в Израиле — как они проводят ночь во время иранской атаки
  16. Лукашенко отреагировал на заявление о том, что Украина имеет право атаковать НПЗ в Беларуси


Правительство Литвы 12 января подтвердило принятый в декабре вывод комиссии по изучению сделок стратегических компаний о том, что соглашение между Литовскими железными дорогами и белорусским гигантом по производству удобрений «Беларуськалий» не отвечает интересам национальной безопасности и должно быть расторгнуто. Об этом сообщает BNS.

Грузовой поезд с вагонами Беларуськалия в Вильнюсе
Грузовой поезд с вагонами Беларуськалия в Вильнюсе

Агентство приводит слова министра транспорта Марюса Скуодиса о том, что с 1 февраля контракт действовать не будет. Об этом Скуодис заявил на заседании правительства.

Литовские железные дороги подписали соглашение с «Беларуськалием» весной 2018 года, оно действует до конца 2023 года. Согласно ему, через Литву и Клайпедский порт перевозится около 11 млн тонн белорусских удобрений в год.

Транзит удобрений «Беларуськалий» через Литву продолжается, несмотря на санкции, которые США ввели против белорусской компании с 8 декабря. Причина в том, что до вступления санкций в силу литовским железным дорогам белорусской стороной был перечислен аванс на несколько месяцев вперед.

Эта неоднозначная ситуация стала причиной скандала в правительстве Литвы — о готовности подать в отставку заявили глава МИД Габриэль Ландсбергис и министр транспорта Скуодис.

Глава правительства Ингрида Шимоните призвала в данной ситуации не торопиться и пообещала найти решение «о расторжении договора таким образом, чтобы Литовская Республика подвергалась риску наименьшего финансового ущерба».

Представитель ЛЖД также заявил, что компания ищет способы вернуть аванс, уплаченный «Беларуськалием» за транспортировку калийных удобрений. Как сообщала Delfi, речь идет о порядка 10 млн евро.

Марюс Скуодис заявил, что договор с «Беларуськалием» может быть расторгнут, если правительственная комиссия сочтет, что он представляет угрозу для национальной безопасности.

21 декабря правительственная комиссия по проверке сделок стратегических предприятий объявила, что договор Литовских железных дорог с белорусским производителем удобрений «Беларуськалий» и изменения в нем представляют угрозу для безопасности страны. Однако окончательное решение оставалось за правительством Литвы.