Поддержать команду Зеркала
Белорусы на войне
  1. Более 250 раненых украинских военных с «Азовстали» вывезли в самопровозглашенную ДНР. Их планируют обменять на военнопленных РФ
  2. Снять не больше 1500 долларов в месяц по всем счетам. Банки вводят очередные новшества
  3. Лукашенко заявлял, что у ОДКБ нет перспектив. Что это вообще за организация и кому она должна помогать? Рассказываем
  4. Министр ЖКХ заявил, что не будет «никаких резких повышений» коммуналки и пообещал всей стране качественную питьевую воду
  5. Головченко: Из-за санкций заблокирован практически весь экспорт Беларуси в ЕС и Северную Америку
  6. «Идет корабль, и все прекрасно знают: он выйдет из бухты, отстреляется и зайдет обратно». Как живет Крым и переживает ли за украинцев
  7. Почему Минск стал столицей Беларуси? Рассказываем, какие события к этому привели
  8. В Беларуси в двенадцатый раз за год дорожает топливо. Сколько будет стоить литр с завтрашнего дня
  9. «Москвич» вместо Renault, мины на пляжах Одессы и для чего Беларусь держит силы у границ с Украиной. Восемьдесят второй день войны
  10. Два года назад Тихановская внезапно (вероятно, и для самой себя) вступила в президентскую гонку — в годовщину мы поговорили с политиком
  11. Ни дня без новшеств. Банки вводят очередные изменения (некоторые из них касаются операций в валюте)
  12. Удар по Львовской области, отступление россиян от Харькова. Восемьдесят первый день войны в Украине
  13. Минобороны Беларуси опасается провокаций: Украинцы минируют свою землю, ходят вооруженные
  14. Лукашенко и Путин провели «краткую беседу» в Москве. Обсудили совместное ракетостроение и строительство белорусского порта
  15. Белорусский безвиз для граждан Литвы и Латвии продлили до конца года
  16. «Лукашенко пытается избежать прямого участия в войне в Украине». Главное из сводок штабов на 82-й день войны


Неделю назад ICAO (Международная организация гражданской авиации) выпустила доклад о посадке самолета Ryanair в Минске. Расследовательская группа подготовила 60-страничный документ, который мы подробно разобрали в отдельном материале. Zerkalo.io также пообщалось с экспертами в области авиации и авиационного права и спросило, как они оценивают доклад ICAO. Если говорить коротко: по их мнению, документ получился нейтральным, а Беларусь по его итогам может потребовать отмены запретов на полеты, введенных в связи с инцидентом с бортом Ryanair.

Самолет Ryanair, на котором находились Роман Протасевич и Софья Сапега перед задержанием, во время посадки в Вильнюсе. Фото: Reuters
Самолет Ryanair, на котором находились Роман Протасевич и Софья Сапега перед задержанием, во время посадки в Вильнюсе. Фото: Reuters

«Доклад в целом благоприятен для белорусской стороны»

Авиаэксперт и директор литовской консалтинговой компании в сфере авиаперевозок Friendly Avia Support Александр Ланецкий говорит, что итоговый доклад его не удивляет.

— В принципе, доклад такой, какой я и ожидал. Он в целом нейтрален по отношению к белорусским властям. Группа, которая проводила расследование, сумела сохранить политическую нейтральность и подойти к нему с чисто технической, авиационной точки зрения, вынеся за скобки политические оценки и политическую пристрастность. Это во-первых. Во-вторых, документ в целом нейтральный по отношению к Беларуси и к белорусским властям. Они не обвиняются в каких-либо нарушениях, кроме процедурных, а также несохранении и непредоставлении всей информации, которую запрашивало расследование. Это несколько затрудняет возможность дать конкретные выводы. Это касается не только властей Беларуси, но и самой авиакомпании [Ryanair]. Мы видим, что не сохранились записи разговоров внутри самолета, хотя это можно списать на стрессовую ситуацию.

По мнению эксперта, один из главных выводов, сделанных ICAO — то, что угроза взрыва на борту была ложной, однако возложить ответственность за это сообщение невозможно ни на какое конкретное лицо либо государство.

— В докладе есть 11 выводов. Самые важные для нас — пункты 5.4 и 5.10 доклада. Пункт 5.4 говорит, что «поскольку ни бомба, ни доказательства ее существования не были обнаружены во время проверки перед вылетом в Афинах, а также после различных обысков самолета в Беларуси и Литве, считается, что угроза взрыва была заведомо ложной. Сообщение о заведомо ложной информации, ставящей под угрозу безопасность воздушного судна в полете, является правонарушением в соответствии со статьей 1, пунктом „e“ Монреальской конвенции. Группа расследователей не смогла приписать совершение акта незаконного вмешательства какому-либо лицу или государству». Это опровержение обвинений Евросоюза в сторону Беларуси.

Другие претензии со стороны стран Евросоюза были связаны с возможным вмешательством военного самолета Миг-29 и его влиянии на решение пилота приземлиться в Минске. Александр Ланецкий указывает, что пункт 5.10 доклада полностью опровергает эти претензии, так как пилот Миг-29 и пилоты не вели переговоров, а экипаж не сообщал о том, что наблюдал военный самолет.

— Те претензии, которые предъявлял Евросоюз или США — о военном принуждении к посадке или о пиратском захвате самолета — они все опровергнуты этим докладом. Знаете, есть такое выражение: «Формально правильно, а по сути издевательство». Белорусские власти формально абсолютно все сделали правильно, и любое расследование это бы показало, что мы и видим, — считает эксперт.

По его мнению, некоторые процедурные вопросы к белорусской стороне в докладе поднимаются, но в выводах об этом ничего не говорится. Например, группа ICAO отмечает, что обыск самолета в Минске проводился в присутствии капитана воздушного судна, и этим была поставлена под угрозу его жизнь.

Скриншот из видео Reuters
Скриншот из видео Reuters

— Формально это так, но с другой стороны, если бы белорусские силовики проводили обыск в одиночку, претензия могла бы быть другой — например, что они туда что-нибудь подкинули, — предполагает Александр Ланецкий.

Эксперт уверен, что расследование ICAO подтвердило: белорусская сторона в целом была права, если исходить из того, что было первое письмо о бомбе. Самая главная претензия к белорусским властям заключается в том, что они предоставили только скриншот первого сообщения о бомбе, а само письмо — нет.

— Доклад в целом благоприятен для белорусской стороны. Но нужно понимать, что его будет интерпретировать и оценивать Совет ICAO в Монреале. Я с большой вероятность могу сказать, что эти обсуждения будут положительны для белорусской стороны.

Александр Ланецкий также считает, что по итогам доклада Беларусь получает основания для того, чтобы оспорить некоторые запреты, введенные в отношении использования белорусского авиапространства и транзитных полетов белорусских самолетов. Однако «Белавии» это вряд ли поможет.

—  Думаю, что следующее, что сделает Беларусь — обратится в суд и будет требовать снять все запреты, потребует компенсацию. Но каждая авиационная власть может самостоятельно оценивать риски и принимать решения. Думаю, что эти процессы могут надолго затянуться. Самый главный вопрос для Беларуси — это открытие неба для транзита белорусских авиакомпаний и для их полетов в Украину, Евросоюз и так далее. Здесь может возникнуть большая проблема: если транзит будет открыт, то белорусам для полетов, например, в Турцию или Египет, не нужно будет облетать Украину. А вот полеты в Евросоюз могут оказаться под вопросом, потому что в последнее время против «Белавиа» были введены новые санкции, связанные с мигрантами, а не с самолетом Ryanair. Так что для «Белавиа» полеты в Евросоюз все равно будут запрещены.

Свидетельства бывшего авиадиспетчера Олега Галегова о том, что посадка борта Ryanair была спецоперацией КГБ, эксперт считает не относящимися к докладу, так как группа ICAO опросить его не смогла.

— Это не имеет значения. Важно то, что человек, который заявляет, что он и есть белорусский диспетчер, который вел самолет, не был опрошен авторами доклада. Белорусские авиавласти сказали, что он пропал. Так как он не был опрошен, его свидетельства в рамках доклада не рассматриваются. Это неважно, оно за скобками. Хотя, конечно, этот доклад и даже его утверждения в пользу белорусских властей вряд ли остановит то расследование, которое против Беларуси начали власти США по обвинению в преступном сговоре для захвата этого рейса (на прошлой неделе власти США предъявили обвинения в сговоре с целью совершения акта воздушного пиратства четырем должностным лицам Беларуси, — Прим. ред.).

Александр Ланецкий не считает, что доклад ICAO кардинальным образом изменит текущую ситуацию для Беларуси.

— Возможно, будет открыт транзит над Украиной, откроется транзит над Беларусью. Может быть, Беларусь потребует компенсацию за незаконное закрытие неба, будет долго судиться, и через много лет, возможно, даже ее получит.

«Политический фактор будет препятствовать установлению объективной истины»

Директор Института воздушного и космического права AEROHELP Олег Аксаментов также называет текст доклада нейтральным и подчеркивает, что Совет ICAO в результате расследования не может установить виновных либо невиновных лиц, или назначить какую-либо ответственность.

— От ICAO другого ожидать и не приходилось, доклад достаточно нейтральный. Совершенно четко определено, что этот случай подпадает под Конвенцию 1971 года «О борьбе с незаконными актами, направленными против безопасности гражданской авиации». Случай нужно квалифицировать при помощи этой Конвенции. Совет определяет юрисдикцию, к которой относится этот случай, указывает заинтересованные государства и рекомендует им взаимодействовать при проведении расследования. Из отчета видно: информация о том, что воздушное судно заминировано, является актом незаконного вмешательства, на который необходимо реагировать. Не имеет значения, откуда такая информация поступила. Достоверность такой информации можно установить только путем проверки, что и было сделано в аэропорту Минска. Взрывное устройство обнаружено не было, и в отчете делается вывод, что информация о нем была ложной. И в этом нет ничего удивительного: в подавляющем большинстве случаев информация о минировании, к счастью, является недостоверной. Но реагировать на такие сообщения нужно совершенно серьезно, от кого бы она ни поступала, включая анонимные источники.

Фото: wikimedia.org
Фото: wikimedia.org

Олег Аксаментов говорит, что в проведении полноценного расследования, согласно Конвенции 1971 года, могут быть заинтересованы разные страны: например, государство регистрации эксплуатанта самолета (Ирландия), государство посадки воздушного судна (Беларусь и Литва). Заинтересованы могут быть и страны, граждане которых находились на борту воздушного судна (например, США, четыре гражданина которых были в самолете). Однако, по мнению эксперта, проведению объективного расследования может препятствовать политический фактор.

— Как мы знаем, в этом деле присутствует политический аспект. Поэтому взаимодействие государств, как это предписано Конвенцией, и обмен информацией между ними, наверное, не происходит в полной мере. Поэтому результаты объективного, кумулятивного расследования откладываются на неопределенный срок. Какая-то информация есть у одних, какая-то — у других, а для того, чтобы этот пазл сложился, необходимо, чтобы государства взаимодействовали и предоставляли друг другу информацию, не скрывая ее. Политический фактор будет препятствовать установлению объективной истины. Но причастные к ситуации страны будут проводить свои расследования в соответствии с национальными законодательствами.

Эксперт считает, что в текущем виде доклад дает основания для того, чтобы Беларусь попыталась оспорить введенные запреты в Совете ICAO.

— Если отчет устоит в этом виде, и в него не будут внесены никакие поправки, то запрет на использование воздушного пространства для белорусской авиакомпании может быть оспорен, но уже в частном порядке. Скорее всего, это произойдет. Компетенции на рассмотрение таких споров тоже находятся в руках Совета ICAO. «Белавиа» вряд ли будет туда обращаться, а вот Беларусь, как государство, может.

Оспаривать такие ограничения можно, но насколько государства, которые их ввели, будут исполнять решения Совета ICAO — это вопрос скорее политический, чем юридический. Также важно помнить, что Совет — это постоянно действующий орган, в котором есть представители 36 стран. Беларуси среди них, кстати, нет. Поэтому это не какое-то одно лицо, и решения принимаются в соответствии с установленными процедурами всеми этими государствами. Здесь все не так просто, поэтому будет ли Совет принимать какие-то категоричные решения или не будет — это тоже вопрос скорее политический. На мой взгляд, ICAO будет максимально сглаживать острые углы.