Поддержать команду Зеркала
Белорусы на войне
  1. «У меня оргазмов в двух браках не было». Рассказываем о сексе в жизни белорусов во времена СССР
  2. «730 дней боли». Зеленский из Гостомеля обратился к украинцам во вторую годовщину начала войны
  3. Тело Алексея Навального отдали матери
  4. Обращение Тихановской к белорусам попало на экраны белорусских магазинов
  5. В Беларуси меняются условия начала отопительного сезона
  6. Фотографии для учебника истории. Как выглядит война, в которую из-за режима Александра Лукашенко оказалась втянута и наша страна
  7. Как связаны заявление Медведева о «русской» Одессе и угроза аннексии Приднестровья, армия РФ продвигается под Авдеевкой. Главное из сводок
  8. «С Днем защитника отечества!» ВСУ опять сбили российский А-50
  9. Дорога к войне. Вспоминаем тридцатилетнюю предысторию и реальные причины российского вторжения в Украину
  10. СМИ: Украина атаковала крупнейший сталелитейный комбинат в России
  11. У Лукашенко спросили, будет ли он участвовать в президентских выборах 2025 года. Вот что сказал политик
  12. Странный энтузиазм российских военкоров, контратаки с обеих сторон и потери России за два года. Главное из сводок
  13. Карпенко придумал новое объяснение тому, что на выборах не будет избирательных участков за рубежом
  14. СК начал спецпроизводство в отношении девяти белорусов. Их хотят заочно судить по «народной статье»
  15. «Сбросили фото лица и черепа Сергея. Опознавать было нечего». Как два года войны в Украине прожили герои «Зеркала»
  16. Лукашенко усилил агрессивную военную риторику. Спросили у экспертов, действительно ли ему нужна война
  17. В Беларуси стартовал единый день голосования. Офис Тихановской призвал оставаться дома и запустил онлайн-марафон


В день начала войны в Украине, 24 февраля, Нацбанк этой страны ограничил работу с гражданами Беларуси и России. На практике это означало блокировку счетов — в течение нескольких дней белорусы, живущие в Украине, потеряли возможность пользоваться украинскими картами. Узнали у них, каково это — больше месяца жить без доступа к собственным деньгам.

Иллюстративное фото

В Украине Виктор (имя изменено) живет с октября 2020 года. Переехав из Беларуси, мужчина открыл свой бизнес. Чуть позже к нему переехала жена с ребенком, а младшая дочь родилась уже в Украине. После начала войны счета Виктора заблокировали: как личные, так и его компании. Теперь собеседник не может ни выплатить зарплаты, ни вывести свои деньги.

— Естественно, немного налички оставалось. В планах было уехать в Молдову, но на границе нам сказали, что машина на белорусских номерах подлежит аресту. Потому мы отказались от этой затеи и остались в Украине, — рассказывает Виктор.

Сейчас семья оказалась в довольно сложной ситуации: своих денег почти нет, живут на помощь от других белорусов и украинцев:

— Нас приютили, живем пока в небольшом городке — за жилье не платим, но надо платить коммуналку. Продукты покупаем себе сами. Деньгами немного помогла белорусская диаспора в США — перевели их на карту гражданина Украины, у которого мы остановились. Еще немного денег собрали друзья — так и живем…

Белоруска Арина в Украине чуть меньше года, работает в СМИ. Сразу после начала войны девушка предположила, что ее украинскую карту могут заблокировать, и попросила начальство выплатить зарплату раньше. Там пошли навстречу — но пока деньги дошли, карта уже не работала.

— А ў мяне зусім не было грошай — толькі 10 грывень (90 копеек по курсу Нацбанка Беларуси на 24 февраля 2022 года. — Прим. Ред.) наяўных. Я тады толькі пераехала, і ў мяне ўсе сыйшло на кватэру і посуд, таму вельмі чакала заробак. Знаемыя, якія эвакуіраваліся, моўчкі пакінулі мне 3000 грывень (270 рублей по курсу по курсу Нацбанка Беларуси на 24 февраля 2022 года. — Прим. Ред.). Праз два дні прыехаў тата — у яго таксама ўсе заблакавана, але хоць былі наяўныя, — вспоминает девушка.

Помогло то, что другу Арины отдали зарплату наличными. Из этих денег он должен был 700 долларов еще одному их общему другу — но тот находится в батальоне Кастуся Калиновского, и попросил отдать эти деньги нашей собеседнице. Мол, молодому человеку они уже не нужны, а девушке еще пригодятся.

— Потым да мяне прыехалі яшчэ сябры з Кіева: яны і самі з грашыма, і мне перадалі ад сяброў наяўнымі. Так што выжыла толькі з дапамогай добрых людзей! А потым калегі адкрылі для мяне рахунак у Revolut, каб туды прыйшоў наступны заробак, і можна было разлічвацца хаця б ApplePay, — продолжает белоруска.

Что с заблокированными деньгами Арины сейчас — непонятно. Еще пару дней назад интернет-банкинг показывал, что вся тысяча долларов на месте, но сегодня вместо цифр стоят прочерки.

Белорус Денис переехал в Киев в ноябре 2020 года, работал аналитиком. В феврале деньги заранее не снимал: был уверен, что проблем со счетами не будет. Но через пару дней после начала войны понял, что его украинская карта заблокирована — со всеми деньгами.

— Успел снять 300−400 долларов в эквиваленте, к тому же у меня были наличные сбережения — пара тысяч долларов. А еще несколько тысяч лежат на заблокированных счетах, туда же поступает зарплата, — рассказывает Денис.

Иллюстративное фото

В «Ощадбанк», услугами которого пользуется собеседник, он обращался, но с решением проблемы особо помочь не могут.

— Сейчас живу на свои сбережения и деньги, которые успел снять с карты. Их мне хватит на достаточно продолжительный период, поэтому нет необходимости экономить. Из трат — еда, лекарства и оплата аренды квартиры, других нужд в настоящий момент нет. Но я мог бы помогать армии, другим людям в трудной ситуации, а из-за ограничения доступа к счету помогаю не так много, — рассказывает Денис.

А вот некоторым белорусам повезло больше. Например, Анна переехала в Киев в 2019 году к мужу — супруг у собеседницы украинец. Это главная причина, по которой блокировка карты для белоруски не стала настолько критичной — с деньгами мужа все в порядке.

— С января этого года я наконец начала официально работать как индивидуальный предприниматель: мы с супругом преподаватели аргентинского танго. А теперь 11 тысяч гривен (993 рубля по курсу Нацбанка Беларуси на 24 февраля 2022 года. — Прим. Ред.) заблокированы, а карта ФОПа («фізична особа-підприємець», аналог ИП в Беларуси. — Прим. Ред.) вообще исчезла из приложения интернет-банкинга, — рассказывает Анна. — Но к ситуации я отношусь с пониманием. К тому же, страха остаться без денег не было: я с ними легко расстаюсь, а в период войны вообще укрепилось понимание, что это не самое важное.

До 24 февраля Анна с мужем были уверены, что война не начнется, поэтому и не снимали деньги заранее. Но когда Россия все же напала, собеседница тоже не спешила к банкомату: стояли огромные очереди, к тому же пара решила дополнительно не нагружать экономику.

Супругов финансово поддержали родные, а сейчас Анна с мужем понемногу возвращаются к работе: несмотря на войну, у людей растет желание возвращаться к привычной жизни и к своим хобби, рассказывает белоруска.