Поддержать команду Зеркала
Белорусы на войне
  1. В Беларусь прилетел министр обороны России Сергей Шойгу
  2. В Миорах силовики задержали не меньше 13 человек. Среди них — «Человек года Витебщины» и его сын
  3. Атаки и контратаки на Донбассе, зачем России Бахмут и нужны ли Путину переговоры. Главное из сводок на 283-й день войны
  4. Вступительная кампания в вузы в 2023 году пройдет по новым правилам (и с характеристикой)
  5. Посольство: информация о белорусе, получившем в Челябинске повестку о мобилизации, вероятно, фейковая
  6. В Беларуси утвердили планы йодной профилактики на случай аварии на Белорусской, Смоленской или Ровенской АЭС
  7. «Ни вы, ни мы войны не хотели и не хотим». Лукашенко встретился с министром обороны России
  8. В США при странных обстоятельствах погибла белоруска, ее муж, свекровь, двое дочерей и собака
  9. Генштаб ВСУ: Россия отводит воинские подразделения из пунктов в Запорожской области. Рассказываем, что это может значить
  10. Подоляк озвучил потери украинской армии в войне с Россией. Ранее это называли закрытой информацией
  11. «Чувствует себя нормально». Мария Колесникова остается в больнице до понедельника
  12. «Предупреждают, что за мной уже выехали». Поговорили с Валерием Сахащиком об угрозах, полке Калиновского и плане «Перамога»
  13. Какую игру ведет Лукашенко, подготовка к мобилизации в Крыму, число убитых и сдавшихся в плен. Главное из сводок на 282-й день войны
  14. «Коллега еще чувствует себя неважно». Попытались узнать, что известно о белорусах, заболевших менингитом на складах Ozon в Подмосковье
  15. Как изменился Мариуполь на снимках из космоса: больше могил, снос домов, экран вокруг драмтеатра
  16. Военкоматы просят военнообязанных явиться в комиссариат без повесток. Обязательно идти?


После того, как в Украине началась война, часть белорусских айтишников стала релоцироваться. Многие привычно уезжают в Европу, но есть и те, кто выбирают более экзотические направления. Поговорили с айтишниками, которые переехали в Армению и Узбекистан. По просьбе героев статьи, их имена изменены.

Армения: «Риэлторы сказали: „Брат, мы тебя поселим“ и повели меня в ресторан»

Виталий — QA-инженер одной из крупных IT-компании. Покинуть Беларусь сотрудников проекта, над которым он работает, попросил заказчик, не компания. Из десяти проектов на их этаже, делится наблюдениями молодой человек, подобные «рекомендации» получили три.

Вид на гору Арарат из жилого квартала Еревана
Вид на гору Арарат из жилого квартала Еревана, Армения

— Как я понимаю, все зависит от того, насколько ваш СЕО восприимчив к новостям. Санкций против IT нет. Основная проблема — токсичность региона. Некоторые бизнесы говорят, что хотят работать с белорусами, но не с Беларусью, — рассуждает Виталий. — Думаю, наш заказчик испугался, что сотрудников заберут в армию, и у него не будет кому работать. Это первое. Второе — с началом войны возникли «непонятки» с банковской сферой. Никто не знал, смогут ли нам платить зарплату. В итоге в конце февраля мы с ребятами из проекта получили письмо о релокации. Озвучить свое решение просили в течение недели. Мы с коллегами всю ночь пили и думали, что делать. Процентов 70 решило уехать. Остальные взяли время, чтобы сделать шенгенские визы, апостиль на документы и посмотреть, что будет дальше. Срок им дали до конца июня. Если не уедут, то на проекте, но не в компании, с ним будут прощаться.

— А почему вы сразу согласились на переезд?

— В семье я один зарабатываю, поэтому боюсь потерять работу, — отвечает собеседник. — К тому же, начались слухи о возможной мобилизации. Из моего окружения воевать не рвется никто. Плюс, я не чувствую логику в действиях руководства страны. Соответственно, у меня нет понимая, что ждет Беларусь.

Четкого решения, куда экстренно уезжать, у Виталия тоже не было. Изначально он выбрал Грузию. «На разведку» поехал сам, жена и ребенок остались в Минске.

— Неделю провел у товарища в Тбилиси. Безумно дорогой город. Мы жили в районе Дидубе — это спальник на окраине. В начале марта «двушка» там стоила около 600 долларов, — эмоционально описывает ситуацию собеседник и переходит к ценам в магазинах. — Мы смеялись, что в обычном супермаркете килограмм сырокопченой колбасы 64 рубля! Пакет молока пять рублей! Сыр в районе 30. По моим ощущениям, продукты тут стоят процентов на 30−50 дороже.

Плюс, продолжает собеседник, найти жилье в Тбилиси непросто, да и «качество часто удручает».

— Смотрел я 20-летний дом в одном из спальников. С инфраструктурой проблемы, в подъезде неряшливо. Сама квартира показалась симпатичной, но явно не стоила тех денег, которые за нее просили, — описывает ситуацию QA-инженер. — В итоге было принято решение ехать дальше — в Армению. Насколько я понимаю, до войны нормальную «двушку» в столице можно было снять долларов за 200. Затем сюда переехало много россиян. Они рассчитывают посидеть тут недолго, посмотреть, как будет развиваться ситуация в Украине, соответственно, готовы платить за жилье много. В итоге, когда 12 марта я добрался до Еревана, цена на аренду тут выросла минимум раза в два.

По словам Виталия, недвижимость в Армении в основном ищут с помощью риелторов. Он тоже обратился к специалистам.

— Два парня — типичные борцы — привезли меня на показ. Это был какой-то самострой в центре города. Что-то между хлевом и плохо ухоженной квартирой. Внутри диван, кухня, стиралка и пошарпанное кресло, за это просили 400 долларов. Я повернулся к риелторам и говорю: «Это чернь», — эмоционально продолжает айтишник и поясняет: за окном стоял уже вечер, а идти ему было некуда. Отель он не снимал. — Специалисты извинились, сказали: «Брат, мы тебя поселим» и повели меня в ресторан. Пока я ужинал за их счет, они пригласили еще пять коллег — и семь риелторов искали мне квартиру. И нашли. «Двушка», только после ремонта, за 380 долларов. Вариант хороший, ведь в среднем жилье мы тут встречали за 500−800 долларов.

Жилой квартал Еревана
Жилой квартал Еревана, Армения

На рынке недвижимости, рассуждает Виталий, тут нет общей конъектуры, «главное правило — кто с кого смог больше урвать». Спрос на квартиры огромный. «Двушку», которую нашли для него, в тот день смотрело еще четыре человека. Хозяин, к слову, сразу предупредил, если снимать не будешь: я даже не поеду показывать.

— Я дал свое устное согласие, но решил: будет жесть, никто мне не мешает это согласие забрать назад, — продолжает QA-инженер. — Риелторы сразу предупредили: реальность может отличаться от фотографий, но в итоге все совпадало. Хозяину я тоже понравился, он обнял меня и сказал: «Знаешь, брат, ты мне нравишься. Никому не сдавал, а тебе сдам».

Договор найма, по наблюдениям собеседника, в Ереване редкость. Но белорус решил его подписать, «чтобы избежать эксцессов».

— Я видел, когда владельцы квартир выселяли местных армян, чтобы на жилплощадь смогли заехать иностранцы, которые были готовы платить больше. Это не массовое явление, но такое есть, — рассказывает собеседник.

«Продолжаю получать деньги на белорусскую карту по белорусскому законодательству. Налоги я тоже плачу в белорусский бюджет»

Для спальника, продолжает Виталий, квартира неплохая.

— В среднем люди тут живут небогато, поэтому ремонт сделан из очень дешевых материалов, но для них это хорошая отделка. В квартире многоуровневые потолки и плинтуса из дешевой пластмассы. Сантехника тоже недорогая. Новый унитаз сломался на третий день. Единственное, что классно — это камень и плитка на полу и стенах, — описывает обстановку в своем новом доме айтишник и переходит к оплате коммуналки. — У меня за газ, электричество, воду и интернет выходит около ста долларов в месяц.

Цены на продукты, рассказывает Виталий, такие же или ниже, чем в Беларуси. Вчера, мужчина покупал куриные бедра — 7,8 рубля за килограмм. Зелень процентов на 20−30 дешевле минской. «Вкуснейшие яблоки» — 1,6 рубля.

Туристы на фоне горы Арарат, Армения
Туристы на фоне горы Арарат, Армения

В Ереван, продолжает QA-инженер, релоцировалось немало сотрудников их компании. Для специалистов фирма сняла офис. На работу айтишник добирается на общественном транспорте. Талончик в автобусе стоит 65 копеек. Во столько же обойдется и маршрутка.

— От дома до офиса 15 минут на транспорте, в час-пик все это растягивается раза в два. Многие местные живут на окраинах, а работают в центре, поэтому людей утром и вечером много, — говорит Виталий. — Общественный транспорт, кстати, ходит редко. На остановках нет названия и расписания. Очень выручают Яндекс.Карты.

— В связи с войной, есть ли какое-то предвзятое отношение к тому, что вы белорус?

— Нет, большинство местных к событиям на Украине относятся нейтрально, потому что это далеко. Проблемы Карабаха их волнуют гораздо больше, — отвечает собеседник. — Мой квартирный хозяин не любит ни Путина, ни Зеленского. Но на его отношение к русским это не влияет: он их воспринимает, как близкий по духу народ.

— При переезде изменилась ли у вас зарплата?

— Нет, я продолжаю получать деньги на белорусскую карту по белорусскому законодательству. Налоги я тоже плачу в белорусский бюджет, — отвечает собеседник и говорит, что в связи с переездом сотрудникам дали единовременную выплату. — В моем случае это около 4500 долларов. Скоро ко мне приедут жена и ребенок.

— Переезд повлияет на уровень вашей жизни?

— Все не критично, но ухудшится. Все-таки мне придется арендовать жилье (в Минске у меня своя квартира), плюс коммуналка тут в два раза дороже, — предполагает айтишник. — Думаю, в первую очередь супруга откажется от каких-то бьюти-процедур, а я от спортзала. В Беларуси я, например, мог легко отдать 1000 рублей на татуировку. Здесь это излишества, и с ними можно повременить.

— Как думаете, как ситуация с массовым отъездом айтишников повлияет на IT-сферу страны?

— Компании неохотно уходят из Беларуси. Уходят проекты, а компании остаются, — делится наблюдениями Виталий. — Почему? Потому что у нас идеальное соотношение цены за человеческий ресурс и качество продукта, которое этот сотрудник производит. Думаю, когда после войны токсичность региона пропадет, ситуация выправится.

Узбекистан: «Более-менее нормальные „однушки“ стоят тут около 400 долларов и дороже»

Почти месяц минчанин Максим живет Ташкенте, хотя переезжать в Узбекистан не собирался. Но 24 февраля, когда в Украине началась война, планы разработчика крупной IT-компании изменились. Говорит, от ужаса, что его «могут мобилизовать и послать стрелять в украинцев», чемоданы собрал за две недели.

Фото: Reuters
Фото: Reuters

— Все происходило в панике. Была куча слухов, что людям приходят повестки, что закроют границы — и компания предложила всем на время переместиться. А дальше последить за ситуацией, если все успокоится, можно вернуться, нет — осесть в другой стране, — описывает происходящее Максим. — Об отъезде нам говорил менеджер, это советовали на совещаниях и в письмах. Все звучало, как предложение, а не требование покинуть Беларусь. Понятно, владельцы заботятся о бизнесе, деньгах, людях.

Те, у кого были визы, продолжает собеседник, поехали в Европу. У Максима «шенген» не стоял, поэтому он смотрел в сторону Грузии, Армении и Узбекистана. Остановиться на последней помогли обстоятельства: сотрудникам их компании предоставили места в чартере до Ташкента. По наблюдениям молодого человека, только из их фирмы на борту находилось более ста человек.

— По прилету нас встретили сотрудники местного IT-парка и отвезли в отель. Хозяин гостиницы предложил скидки и остаться подольше. Я подумал, это хорошая идея. Сейчас, когда уже понимаю, что в ближайшее время в Беларусь не полечу, буду обращаться к риелторам и искать квартиру, — делится планами на ближайшие дни разработчик. — Более-менее нормальные «однушки» стоят тут около 400 долларов и дороже. Можно, конечно, найти и за 250, но это на окраине и с плохим ремонтом. Я на такое не согласен.

В центре же Ташкента, отмечает Максим, он чувствует себя безопасно. Даже во время поздних прогулок, шутит, ни с кражами, ни с придирками не сталкивался.

— У меня был стереотип, что тут все будет убого, но это не так. Первое впечатление: Ташкент — развивающийся город. Тут строится много зданий, развита инфраструктура, везде чистенько и много Chevrolet, — описывает обстановку в столице Узбекистана собеседник. — Чувствуется схожесть с Беларусью. Местные рассказывают, что лучше не ходить по улицам (речь об акциях протеста. — Прим. Ред), не выражать свое мнение.

«Узбеки рады, что к ним едут IT-специалисты, разработчиков называют инвесторами»

После того, как белорус прибывает в Узбекистан, у него есть три дня, чтобы зарегистрироваться в МВД. Иначе штраф. В случае тех, кто, как и Максим, селится в отеле, оформлением занимается руководитель гостиницы. Позже, продолжает разработчик, когда он снимет квартиру, им с хозяином придется снова сходить в милицию и продлить эту регистрацию.

Парламент Узбекистана, Ташкент
Парламент Узбекистана, Ташкент

— Зарегистрировать придется еще и мобильный (если он не куплен в Узбекистане). Оформить нужно слоты, которые используешь для местных сим-карт. Как я понимаю, это делают, чтобы противодействовать контрабанде, кражам и так далее, — рассказывает собеседник и поясняет. — Вообще, слотом без регистрации можно пользоваться 30 дней, начиная с того момента, как ты вставил узбекскую симку. Дальше приходит смс-ка с уведомлением о регистрации. Оформляют ее на почте. Для этого нужен паспорт, документ о временной регистрации человека и около 4,5 долларов. Мне всем этим помогал заниматься местный IT-парк.

— А если не зарегистрируешь телефон?

— То через 30 дней он превратиться в тыкву, — образно отвечает Максим. — Разблокировать его стоит около 6 долларов.

По словам разработчика, тем IT-специалистам, которые решат остаться в Узбекистане, предложили оформиться в филиал их компании, которая состоит в местном IT-парке.

— Узбеки рады, что к ним едут IT-специалисты, устраивают для нас вечеринки и всех подряд, даже разработчиков, называют инвесторами, — шутит Максим. — Айтишникам, решившим тут остаться, предлагают помощь с поиском жилья и легализацией. С 1 апреля тут хотят ввести IT-визы и льготы для вступления в местный ПВТ, поэтому оформляться нам советуют после 1-го. Для резидентов предлагают разные бонусы, среди них, например, сниженный подоходный налог — 7,5 процентов (в Беларуси он равен 13 процентов. — Прим. Ред.).

«Мне кажется, они не очень интересуются происходящим в нашем регионе»

Время в Узбекистане на два часа опережает Минск. Но для работы Максима это неважно: главное отработать восемь часов в день.

— По умолчанию стараюсь подстроиться под время заказчика и минских коллег, поэтому за компьютером я с 10.00 до 19.00 по Ташкенту. Выходит, с 8.00 до 17.00 по Минску, — озвучивает свой график разработчик и отмечает: в отеле, где он живет, «с wi-fi плоховато», а мобильный интернет дорогой. — Работать я хожу в коворкинг, тут их много.

В основном по городу белорус передвигается на такси. Проезд в метро стоит около 40 копеек, в автобусе — примерно 50 копеек. Цены на продукты такие: килограмм сахара 68 копеек, картошки — рубль 27 копеек, бананов — почти пять.

Фото предоставлено собеседником
Местная валюта — сум. 1 белорусский рубль — примерно 3510 сум.

— Часто я заказываю доставку еды. Например, плов. Порции тут огромные, поэтому я могу поесть его несколько раз, — рассказывает собеседник. — В итоге на еду трачу меньше.

Фото предоставлено собеседником

— А что у вас по деньгам? При переезде ваша зарплата как-то изменилась?

— Нет, я же фактически приписан к белорусскому филиалу, — отвечает Максим и отмечает, что с переездом уровень жизни у него тут не повысится. — В Минске у меня своя квартира, а тут придется тратиться на аренду. А это минус 400 долларов от зарплаты.

— Были у вас какие-то бонусы при переезде?

— Бесплатный билет на самолет, плюс нам проплатили месяц жизни в отеле, — перечисляет собеседник. — А также месяц суточных — 35 долларов в день.

— Война в Украине повлияла на отношение узбеков к белорусам?

— Мне кажется, они не очень интересуются происходящим в нашем регионе. Лишь несколько раз продавец в одном из магазинов, узнав откуда я, интересовался, «когда закончится ваш скандал», — говорит Максим и отмечает: с языком проблем тоже нет. — Многие тут хорошо понимают русский.

По словам разработчика, он хотел бы вернуться в Беларусь. Там у него родные, друзья, квартира, но домой он пока не торопится, в ближайших планах перевестись из минского офиса в Ташкент.

— Пока я не хочу платить налоги в Беларуси, — объясняет он свое решение. — Плюс интересно посмотреть этот регион. Покататься по Узбекистану, съездить в Кыргызстан, Казахстан. Тут есть, на что посмотреть.