Поддержать команду Зеркала
Белорусы на войне
  1. «Говорят: „Спасите“, а ты понимаешь: перед тобой труп». Поговорили с медиком из полка Калиновского о том, как на фронте спасают раненых
  2. Население установило очередной рекорд, от которого у Нацбанка «дергается глаз». Ограничения не срабатывают
  3. Силовики задержали минчанина за отрицание геноцида белорусского народа
  4. Армия РФ заявила о захвате еще трех населенных пунктов под Авдеевкой, от чего будут зависеть ее дальнейшие успехи. Главное из сводок
  5. «Ни один фильм ужасов не может передать картину, которая открылась нашим глазам». Как в Минске автобус сгорел вместе с пассажирами
  6. В Москве простились с умершим оппозиционером Алексеем Навальным. Показываем фотографии с похорон политика
  7. Паспортистка сорвала отпуск семье минчан — МВД пришлось заплатить больше 8000 рублей. Что произошло
  8. За полмесяца боев Россия потерял уже 15 самолетов, но это ее не смущает. Объясняем почему
  9. Чиновники вводят очередные изменения по «тунеядству». Что придумали на этот раз
  10. «Нас просто списали». Поговорили с директором компании, обслуживающей экраны, на которых появилось обращение Тихановской
  11. Авдеевка пала, на очереди Нью-Йорк? Рассказываем о значении боев за украинский город и возможном ходе событий после его захвата РФ


Сегодня депутаты в двух чтениях приняли проект закона об изменениях в уголовном кодексе. В нем предлагается применять смертную казнь за покушение на совершение актов терроризма. В законную силу документ еще не вступил — дальше его направят на одобрение в Совет Республики, а затем в Конституционный суд для проверки и после этого — на подпись Александру Лукашенко. Текст законопроекта пока также не опубликован. Но даже исходя из заявлений депутатов это нововведение противоречит существующим статьям в Уголовном кодексе. Блог «Отражение» попросил юристов прокомментировать неожиданное нововведение. Мы перепечатываем этот текст.

Уголовный кодекс. Фото: прокуратура Витебской области
Уголовный кодекс. Фото: прокуратура Витебской области

Как объяснила нововведение депутат?

Член Постоянной комиссии по национальной безопасности Палаты представителей Марина Ленчевская в интервью сотрудникам госСМИ объяснила такую меру тем, что в стране фиксируется «значительное количество террористических устремлений в отношении критически важных объектов, инфраструктурных объектов: транспортных, военных, энергетических».

Депутат Марина Ленчевская. Фото: скриншот видео СТВ
Депутат Марина Ленчевская. Фото: скриншот видео СТВ

— Эта мера абсолютна адекватна, должна быть закреплена законодательством. Граждане Беларуси должны быть защищены, — заявила она. — И напомню: если кто-то все-таки одумается и своевременно сообщит о приготовлении террористического акта, в соответствии с уголовным законодательством будет освобожден от уголовной ответственности. Это выбор каждого человека. На мой взгляд, эта мера вызвана временем и рядом обстоятельств. Общественные обсуждения не проводились, но я думаю, что граждане Беларуси позитивно поддержат данные изменения, потому что это безопасность каждого из нас. Посмотрите, что происходит в сопредельных странах. В России уже выявлено несколько фактов подготовки совершения террористических актов. Повторюсь, эта мера сегодня необходима.

Что говорит нынешнее законодательство?

В Уголовном кодексе существует статья 289 «Акт терроризма». В статье 14 УК «Покушение на преступление» говорится, что «покушение на преступление признаются умышленное действие или бездействие лица, непосредственно направленные на совершение преступления, если при этом преступление не было доведено до конца по не зависящим от этого лица обстоятельствам».

При этом, согласно этой же статье, наказание за покушение на преступление наступает по той же статье, что и оконченное преступление. Но при этом есть статья 67 «Наказание за неоконченное преступление». В ней четко прописано, что «смертная казнь за неоконченное преступление не назначается».

В нынешней версии УК смертная казнь по статье 289 «Акт терроризма» предусматривается только частью третьей. Если акт терроризма совершили организованной группой, либо с применением объектов использования атомной энергии, либо с использованием радиоактивных веществ или ядерных материалов, сильнодействующих, токсичных химических или биологических веществ или при этом убили человека.

Что по этому поводу думают юристы?

— Они, скорее всего по первой и второй части самой статьи добавят исключительную меру наказания — смертную казнь, — говорит юрист Андрей Мочалов, — У нас в Уголовном кодексе есть статья 67, согласно которой есть правило — за покушение на преступление нельзя применять смертную казнь. То есть, чтобы это работало, нужно и эту общую часть изменить.

— А вообще, это шокирующая новость, конечно. За покушение — смертная казнь? Но ведь во всем мире есть общее видение: за покушение нельзя применять смертную казнь, потому что это незаконченное преступление. И от него нет никакого вреда для общества. Поэтому нельзя убить человека за то, что он якобы пытался сделать — такие дела можно легко сфальсифицировать, — заключил юрист.

Аналогичного мнения придерживается и ответственный по правовым вопросам в НАУ юрист Михаил Кирилюк.

— Не только в Беларуси, но и в мировой практике в принципе принято, что за покушение ответственность меньше, чем за преступление, доведенное до конца, — говорит он.

тветственный по правовым вопросам в НАУ юрист Михаил Кирилюк. Фото: личный архив Михаила Кирилюка
Ответственный по правовым вопросам в НАУ юрист Михаил Кирилюк. Фото: личный архив Михаила Кирилюка

— Хотя, в теории, юристы рассуждают, что если кто-то хотел украсть или ограбить, но не довел преступление до конца, то в принципе с его стороны все те же самые действия сделаны как если бы он его довел до конца, — продолжает Кирилюк. — То есть по идее и ответственность должна быть такая же. Но с другой стороны есть возражение, что общественно опасных последствий не наступило и зачем одинаково наказывать человека, у которого жертва жива и того, у кого она погибла. То есть в случае покушения дают наказание мягче. Такая практика сложилась.

— Видимо, депутаты, которые готовили этот проект, не знают ни структуру Уголовного кодекса, ни сложившиеся практики. Если вернуться к смыслам создания этих законов, то на сегодняшний день очевидно, что они не принимаются для борьбы с преступниками. Они принимаются для борьбы с политическими противниками, — считает юрист. — Если мы посмотрим последние уголовные дела по статье «Акт терроризма», то мы не найдем там реальных террористов, мы найдем там политических противников действующей власти. Тех, кого власть считает наиболее опасными. Если открыть список лиц от КГБ, причастных к террористической деятельности, то там есть Тихановская, Латушко и так далее. Для всех очевидно, что эти люди никого не взрывали, и никаких других массовых смертей, совершенных иным общеопасным способом на их совести нет. Ни одного доведенного до конца теракта власти не могут предъявить ни той же Тихановской, ни Латушко, ни другим участникам этого списка. Но сфальсифицировать не до конца доведенный террористический акт могут. Соответственно, о чем может говорить такая инициатива? Она не имеет никакого отношения к юриспруденции. Это запугивание людей.

Кто в Беларуси проходит по террористическим статьям?

Как минимум 26 политзаключенных проходят по разным частям статей о терроризме (ст. 289 «Акт терроризма»). В перечне организаций и физических лиц, причастных к террористической деятельности от КГБ находится 36 человек.

По 289-й статье уже судили людей — новополочанин Руслан Слуцкий получил 11 лет колонии за то, что разбросал «ежи» по маршруту движения провластного автопробега (а также за покушение на приведение в негодность железнодорожных путей).

Также по этой статье проходят и задержанные подозреваемые в диверсиях на железной дороге.