Поддержать команду Зеркала
Беларусы на войне
  1. Грозовые «качели» не останавливаются. Какая погода ждет беларусов в выходные
  2. В Минобре всерьез взялись за стихийные очереди для проставления апостиля
  3. КГБ теперь требует переводить «компенсации» за донаты одному государственному центру. Рассказываем, что за он и куда идут деньги
  4. Похоже, Лукашенко уже начал свою предвыборную кампанию. Перед каждыми выборами он делает одно и то же — вспоминаем, что именно
  5. Путин назвал возможное поражение России в Украине «концом государственности» и намекнул на ядерный ответ — что стоит за угрозой
  6. «Пережиток прошлого». Президент Азербайджана предложил упразднить «бесполезное» объединение, в которое входит Беларусь
  7. Лукашенко загорелся новым спортивным мегапроектом. На этот раз поручил за пять лет построить в каждом регионе вот такой комплекс
  8. В Минске огласили приговор хирургу Елене Терешковой
  9. Глава Минфина так рассказал в парламенте о ситуации с госдолгом, что «возбудил» Гайдукевича — депутат придумал, как не возвращать займы
  10. Украинские пограничники отреагировали на «предупреждение» беларусских: «Лучше бы они предупредили свою главную провокацию»
  11. Минобороны объявило внезапную проверку готовности. В Украине успокоили: «У Беларуси нет сил для вторжения»
  12. В Минске за час вылилась четверть месячной нормы дождей. Что натворила пролетевшая над Беларусью буря
  13. «Пугали, если много нас уедет, классному будет плохо». Беларусские абитуриенты рассказали «Зеркалу», почему решили поступать за границу
  14. Пропаганда пыталась очернить Польшу — но, похоже, тем самым признала, что в Беларуси есть концлагеря и «фабрика смерти». Вот в чем дело


Марию Успенскую — вдову погибшего в перестрелке с сотрудниками КГБ Андрея Зельцера — будут судить 31 мая по ч. 2 ст. 139 Уголовного кодекса как лицо, совершившее общественно опасное деяние. Эта формулировка значит, что она или была признана невменяемой в момент совершения преступления, или у нее диагностировали психическое заболевание уже после. Подробнее о том, какое решение может принять суд в отношении Марии в таком случае, мы поговорили с юристом правозащитного центра «Весна» Павлом Сапелко.

Иллюстративное фото

Согласно Уголовному кодексу Беларуси, если человека признали невменяемые во время совершения деяния, либо после его совершения у него диагностируют заболевание, которое не дает возможность понимать значение своих действий и руководить ими, его не привлекают к уголовной ответственности.

— В первом случае уголовная ответственность исключается полностью, и назначаются принудительные меры безопасности и лечения. Потом человек выздоравливает и отправляется на свободу, — рассказывает Павел Сапелко. — А во втором — человек направляется для принудительного лечения до выздоровления. И после этого решается вопрос о привлечении к уголовной ответственности, если не истекли сроки давности.

Меры безопасности и лечения выбирает суд на основании заключения судебно-психиатрической экспертизы. Как правило, судья соглашается с той мерой, которую выбирают специалисты, поясняет юрист.

 — Выносится постановление о принудительном лечении в какой-то из форм: принудительное амбулаторное лечение, либо принудительное лечение в стационаре с обычным, усиленным и строгим наблюдением, — продолжает собеседник. — Срок не оговаривается, человек находится там до улучшения состояния или выздоровления. В этом случае суд может передать материалы для решения вопроса о врачебном контроле за этим человеком по месту его жительства.

Говоря о мере, которую могут выбрать для Марии Успенской, Павел отмечает, что для назначения амбулаторного наблюдения у врача он не видит никаких перспектив, исходя из общей практики.

— Как правило, в таких случаях назначается лечение в психиатрическом стационаре. Чаще всего, если речь идет о тяжких и особо тяжких преступлениях, это психиатрический стационар со строгим наблюдением, — поясняет он. — Как пример подобного учреждения: республиканская психиатрическая больница «Гайтюнишки». Люди, которые с этим сталкивались (это достаточно закрытая тема, получить объективные сведения оттуда довольно сложно), описывали его как тюрьму с камерами, решетками и с высокими мерами безопасности. Но при этом смысл нахождения там в лечении, а не исправлении и наказании.