Поддержать команду Зеркала
Белорусы на войне
  1. ГУБОПиК пришел в представительство LG в Беларуси. Силовики назвали его «экстремистской суполкой»
  2. Как давно появился белорусский язык и кто его ближайший «родственник»? Отвечаем на главные вопросы о нашем языке
  3. «Все знают, что происходит». Бывшие члены избиркомов рассказали «Зеркалу», как в Беларуси фальсифицируют выборы
  4. «Обещали, что если сдамся, то ограничатся штрафом». Кузьмич опять съездил в Беларусь, узнал об «уголовке» и выехал с большими сложностями
  5. Литва закроет еще два пограничных пункта на границе с Беларусью
  6. Боли «Баварии» и тренерская чехарда. Сыграны первые матчи 1/8 финала футбольной Лиги чемпионов — вот результаты
  7. Хренин рассказал о группировке ВСУ «численностью 112−114 тысяч человек» на границе с Беларусью и пообещал сбивать авиацию НАТО
  8. Силовики отслеживают людей по заказам в «Е-доставке»? Рассказываем, какие данные собирают такие сервисы и можно ли обезопасить себя
  9. «По меньшей мере 60 человек точно уже не вернутся на позиции». ВСУ вновь нанесли удар по полигону с подразделениями армии РФ
  10. Оккупационные власти признались в насильственной депортации и намекнули на казни несогласных украинцев. Главное из сводок
  11. «Если я не соглашусь на тайные похороны, они что-то сделают с телом моего сына». Матери Навального показали тело сына
  12. Почему Лукашенко не может вернуть людей в Беларусь через комиссию по возвращению? Рассуждает Артем Шрайбман
  13. «Ублюдки! Ублюдки! Этого не должно было случиться!» Как власти убили лидера оппозиции, но его жена-домохозяйка стала президентом
  14. «Пристыдил главу ПВТ за бесхребетность». Как складывается жизнь бизнесмена, который одним из первых в IT высказался после выборов 2020-го


«Приговор Паша воспринял спокойно. Еще на прениях сторон, где прокурор выступал довольно сурово, брат понял, что наказание будет серьезным», — рассказала блогу «Отражение» Яна, сестра политзаключенного Павла Кучинского. Во вторник, 7 июня, суд Вилейского района приговорил молодого человека к пяти годам колонии усиленного режима. Павел инвалид второй группы — у него четвертая стадия рака.

Павел Кучинский

Суд по делу Павла Кучинского проходил в закрытом режиме. Молодого человека обвиняли в оскорблении Лукашенко, представителя власти, судьи, а также в насилии или угрозе применения насилия в отношении сотрудника милиции и Лукашенко. Все пять статей за комментарии. На оглашение приговора поддержать его приехала семья и одноклассник. Вердикт судьи, делится наблюдениями Яна, брат слушал спокойно, вздыхал.

— Затем нам дали пять минут поговорить, — описывает ситуацию Яна. — По голосу Паши было слышно, как сильно он волнуется. Чувствовалось, ему не хватает воздуха, чтобы с нами общаться. Глаза на мокром месте, старался не заплакать. Просил за него не переживать. 8 июня ему нужно попасть в Боровляны в онкоцентр на лечение. Сказал, договорился, его туда свозят.

После вынесения приговора Павла отправят в Жодино. Близкие написали заявление на свидание. Его одобрили, поэтому на следующей недели они с Павлом встретятся.

— Как Павел себя чувствует?

— Сказал, все будет хорошо, но он нам всегда это повторяет. Единственное, попросил обезболивающее, — отвечает сестра. — Мама сказала, он заметно похудел.

— Просил что-нибудь вкусное ему привезти?

— Дедушка ему постоянно возил передачи, но брат повторял, что ему особо ничего не нужно. Заказывал лишь чай, сахар, сигареты и туалетную бумагу. Говорил, чтобы мы тратили деньги на себя, а не на него, — продолжает Яна. — Сейчас тоже просил сильно не тратиться, потому что нужно будет заплатить компенсацию морального вреда пострадавшим.

Среди пострадавших начальник РОВД Молодечненского района Вадим Пригара и помощник командира взвода ППС Геннадий Филистович. Первому молодой человек должен выплатить 1500 рублей, второму — тысячу.

— Паша будет подавать апелляцию?

— Да, хотя он понимает, что это вряд ли что-то изменит. Но, если ничего не сделаешь, не узнаешь, поэтому лучше сделать.

— А как семья восприняла приговор в пять лет?

— Мама очень тяжело, все это время она потерянная. Дедушка старался держаться, но, когда услышал пять лет, сказал: «Это же пять лет, я Пашу уже, наверное, не увижу». Дедушке за 80.