Поддержать команду Зеркала
Белорусы на войне
  1. В Беларуси сократили список запрещенных профессий для женщин. Посмотрели, на какую работу по-прежнему возьмут только мужчин
  2. ВСУ в «Горском котле» и вероятность вторжения белорусской армии: главное из сводок штабов на 121-й день войны
  3. ЕС предоставил статус кандидата на вступление в Евросоюз Украине и Молдове
  4. «Слова Басты действуют мощнее ядерного оружия. Но он молчит». Шым из «Касты» про войну, группу и протесты в Беларуси
  5. «У Вадима частично отсутствуют передние зубы». Как содержат пленных с «Азовстали» и грозит ли им смертная казнь — спросили их близких
  6. Кололи инсулин и привязывали к кровати, чтобы не корчился от шока и судорог. Как в СССР «лечили» несогласных с властью
  7. Новые налоги, обновленные банкноты, изменения для работодателей, обязательные базовые счета, отмена надбавок за COVID-19. Изменения июля
  8. Неловкий момент. Официальные профсоюзы пожаловались на проблемы с дровами для населения. Минлесхоз заявляет, что проблем нет
  9. «Ползучее продвижение» россиян и учения на юге Беларуси: пересказываем главное из сводок штабов на 120-й день войны
  10. Белорусскому авторынку прогнозируют дефицит машин и рост цен на них. Чиновникам предложили вариант решения проблемы
  11. Калиновский — новая мишень пропагандистов. Объясняем, в чем причина и почему он — национальный герой Беларуси
  12. Умер Юрий Шатунов — солист «Ласкового мая»
  13. Кто заказывал жару? Синоптики объявили желтый уровень опасности
  14. С 1 июля для белорусов, скорее всего, заметно подорожают товары в иностранных интернет-магазинах. Почему и на сколько
  15. В России под Рязанью потерпел крушение военно-транспортный Ил-76. Есть погибшие и пострадавшие
  16. Сто двадцать первый день войны в Украине. Рассказываем, что происходит
  17. «Никто меня нигде не ждет». Большое интервью с дизайнером Владимиром Цеслером
  18. Чехия не будет выдавать визы и ВНЖ белорусам до конца марта 2023 года. Исключение — поездки с гуманитарной целью
  19. Провластный канал подтвердил причастность экс-главы ГУБОПиК к стрельбе в «Каскаде». Говорят, на него напали подростки
  20. «Это геополитика». В Беларуси объясняют внешнее давление тайными планами Запада — объясняем, почему все гораздо проще
  21. Эффективность — как у трех американских орудий вместе взятых. Рассказываем о гаубицах PzH 2000, которые Германия отправила в Украину


В мае батальон имени Кастуся Калиновского объявил, что становится полком. Командир нового формирования — 26-летний Денис с позывным Кит. Больше двух недель мы пытаемся договориться с ним на интервью, но пока безрезультатно. Кит все время занят. Подстраховать Дениса согласилась его жена Анастасия. Настя — фитнес-тренер, реабилитолог и параллельно студентка Национального университета физического воспитания и спорта Украины — это уже ее вторая «вышка». А еще она дважды призер чемпионата Европы по акробатическому чирлидингу — и, как нам показалось, девушка, готовая в любой ситуации держать удар за мужа.

Фото: личный архив
Фото: личный архив

Анастасия украинка, ей 25 лет, с Денисом они женаты полтора года. До войны пара жила в Киеве. Сейчас в их квартире остается только Настя, муж временно переехал на базу полка, адрес которой «раскрывать нельзя». Видятся они редко и недолго.

— Наверное, если бы не работа, учеба и волонтерство, я бы сошла с ума. Сейчас стараюсь максимально себя загружать, это помогает не думать о плохом. Раз в час всегда пишу Денису. Сразу он отвечает редко, понимаю: занят. Попросила: ты хотя бы ставь плюс, отмечайся, что живой. Если вижу, что сообщение просмотрено, выдыхаю, — рассказывает Анастасия. — Вообще, я настраиваюсь на позитив, думаю о наших планах на будущее, но волнение за Дениса все равно есть. Вот уже четвертый месяц оно словно ходит за мной. Я стараюсь себе в этом не признаваться, но чувствую, что не могу нормально есть, спокойно спать.

— Денис об этом знает?

— Нет, иначе он будет переживать за меня, — улыбается ситуации замкнутого круга человеческих взаимоотношений Настя. — Мужчине нужна уверенность жены в том, что все будет отлично.

Анастасия и Денис познакомились три года назад. Настя в то время преподавала в Национальном университете физического воспитания и спорта Украины и волонтерила в детских домах и приютах для животных. Ей написала девушка, которая хотела присоединиться к помощи. Со временем они стали не только сотрудничать, но и хорошо общаться.

— Это была девушка лучшего друга Дениса. Она нас с мужем и познакомила: рассказала обо мне Денису много хорошего и предложила написать. Он, кстати, сначала боялся, считал, я для него недостижима, но все-таки рискнул, — улыбается Настя и продолжает. — На тот момент я училась в магистратуре, работала и начинала свой проект по аквафлету (фитнес на плотах. — Прим. ред.). Освобождалась обычно только к 11 вечера, потом делала «домашку» и лишь к часу ночи могла ему отвечать. Из-за того, что я была постоянно занята, встретиться мы смогли лишь через месяц — и то у меня было всего полчаса. Помню, выхожу на улицу, а передо мной чудо, забитое татуировками до головы. Причем, в прямом смысле, потому что татуировки есть у него и на голове. Думаю, блин, как же в случае чего отреагируют на него мои родители. Ладно, решила, не стоит встречать по одежке. С одеждой, правда, тоже были проблемы. На нем была коричневая кожанка и разноцветные кроссовки. Затылок выбрит — и там татуировки.

Первое впечатление — немного настороженное, но подумала, посмотрю, как будет дальше. Тем более за месяц общения по переписке я понимала, он хороший, занимается спортом, не пьет, не курит. Затем чем больше я его узнавала, тем отчетливее понимала: он порядочный человек, для которого на первом месте семья.

— В какой момент поняли, что это именно ваш человек?

— Да не было такого момента, просто было ощущение, что за ним я как за каменной стеной.

Фото: личный архив
Первую «вышку» Анастасии получила по специальности «Физическая культура и спорт», образовательная программа «Фитнес и рекреация», вторую — по специальности «Физическая терапия (реабилитация)». Фото: личный архив

— Кем Денис работал до 24 февраля 2022 года?

— В Беларуси он учился в лицее автомобилестроения. В конце 2014-го, когда на востоке Украины началась война, он все бросил и отправился на Донбасс. У него обостренное чувство справедливости, он не мог стоять в стороне, даже если все происходит не в его стране (в интервью «Радыё Свабода» Денис рассказывал, что участвовал в создании белорусской роты в полку «Азов». — Прим. ред.). Когда мы познакомились, он уже жил в Киеве и работал инструктором по тактике — обучал гражданских. Параллельно он пробовал себя в разных сферах — монтировал видео, начинал делать сайты, фотографировал, но его все равно тянуло в военную тематику, — отвечает Анастасия и вспоминает, когда стало понятно, что их дружба перерастает во что-то большее, у Дениса был не самый простой период в плане работы. — Поэтому он прямо сказал: «У меня нет ни денег, ни жилья, одна нестабильность. А ты девушка с огромным будущим, мне нечего тебе дать». В этот момент я его перебила и сказала, что мы вместе стараемся и преодолеем трудности. Сначала будем делить хлеб, а потом баночку икры.

— Насколько сложно быть рядом с таким идейным мужчиной? Я к тому, что многие девушки скорее бы предпочли, например, айтишника со стабильно хорошей зарплатой.

— Я выбирала не состояние, а человека, который будет хорошим мужем и отцом для наших детей.

— Вы сказали, что первое, о чем подумали, увидев перед собой парня в татуировках, как на него отреагируют ваши родители. А как они его восприняли?

— Перед первой встречей Денис очень волновался. Даже надел рубашку, чтобы меньше всего было видно, но его татуировки все равно не спрячешь. В итоге все посмеялись, хотя мама сразу была в шоке, а папа до сих пор его подстебывает, мол, возьми мочалку и все смой. Моя семья его приняла, но я, честно, переживала. С другой стороны, не им же жить с ним, а мне.

9 марта 2022 года.

Из поста Дениса к жене: «[…] хочу что бы ты знала: ты очень сильно помогаешь мне справляться с многими трудностями. Ты веришь в меня, ценишь меня и то, что я делаю.
Я выбрал путь далеко не радужный и безопасный, и все же ты остаешься со мной, несмотря на все риски и хаос. Тебе тяжело, я знаю. Наш путь тернист, однако я верю, однажды он приведет нас к сильной, незыблемой семье с детишками! Те моменты, которые мы пережили и продолжаем переживать, сделают нас, я уверен, хорошими родителями. […]».

С любовью, Кит.

«Мне позвонил его друг, сообщил: Дениса привезли на базу, он ранен»

О войне, вспоминает Анастасия, муж с ней заговорил задолго до 24 февраля. Сказал, если что-то начнется, он возьмет в руки оружие.

Фото: личный архив
Фото: личный архив

— Для меня было тяжело понять, как это он вот так бросит семью? Изначально я настраивала себя лишь на негатив, думала, там же сумасшедшие риски, и я в одну минуту могу все потерять. Потом смирилась с тем, что мой мужчина идейный, и я его таким принимаю. К тому же я осознаю, он профессионал и не будет совершать каких-то бездумных поступков. У нас большие планы на будущее, и мы никому не позволим их разрушить. А значит, все, что мне остается, — запасаться стальной нервной системой и ждать его.

— А как можно успокоиться, когда твой самый близкий человек там, где убивают?

— Стараюсь про это не думать.

— Каким было ваше 24 февраля?

— Еще за неделю до начала боевых действий Денис с бывшими сослуживцами уехал под Киев. Сказал, они с ребятами будут в точке поближе, поэтому, когда началась война, дома я находилась одна. 24-го мы созвонились, он просил уехать из Украины, но я поняла, что не могу оставить город, где находятся мои родители и любимый человек. У нас есть родственники в Испании, но как я буду жариться под солнцем, когда мой муж воюет (хотя не осуждаю никого, кто покинул страну)? Мне нужно находиться рядом с Денисом, чтобы в случае чего я могла оказать ему помощь. Сейчас я стараюсь максимально волонтерить в батальоне. Помогаю искать выходы, чтобы получать амуницию, медикаменты, пикапы.

Фото: личный архив
Фото: личный архив

— Как Денис отреагировал на ваше решение остаться в Киеве?

— Принял, а что ему оставалось делать? Я же его решение тоже приняла.

— За эти, считай, четыре месяца, каким был ваш самый страшный день?

— 3 марта, когда он впервые не вышел на связь. Оказалось, он был в бою под Бучей. Я сутки не спала, пыталась везде выяснить, что с ним и как. В какой-то момент мне ответили, что Он на задании, я разрыдалась. Понимала, он сейчас в очень опасном месте, от осознания этого мне было тяжело. Но я чувствовала: все будет хорошо. В какой-то момент я написала ему: «Ты просто так от меня не отделаешься, я знаю: ты цел и невредим, быстрее возвращайся и выходи на связь». Напомнила, что он обещал мне троих детей.

На следующий день мне позвонил его друг, сообщил: Дениса привезли на базу, он ранен. Ему осколком повредило руку. Оказалось, у мужа разрядился телефон, поэтому он находился без связи. Меня затрусило, мне срочно нужно было к нему. Написать мне Денис смог только по пути в больницу. Так я узнала, куда его везут. В городе в то время стояли огромные пробки, часть дороги до больницы я просто бежала. Когда оказалась рядом, Денис мне позвонил, сказал, его перевели в другое место. Я туда. Остановила полицию, попросила меня подвезти. Они тормознули какую-то машину и человек мне помог.

— Каким вы увидели Дениса?

— Никаким. В том бою он потерял друга Илью «Литвина», и ему было не до меня. Я это понимала. Единственное, чего я хотела, просто его обнять. Он был живой — это самое важное.

Пять дней муж пробыл в больнице. Все это время они с парнями думали: сейчас быстро восстановимся — и снова в бой, а им предложили продолжить лечение и перевестись в военный госпиталь под Винницу. В итоге ребята сбежали из больницы и вернулись в батальон (теперь уже полк. — Прим. ред.).

— У вас был после этого с мужем серьезный разговор? Все-таки так относиться к здоровью как-то не по-взрослому.

— Нет, он поступает так, как считает нужным. Все, что я могла сделать в этой ситуации, — найти ему недалеко от батальона хорошего врача, который бы делал мужу перевязки и смотрел, насколько хорошо заживает рана. Денис ездил к нему и выполнял все, что прописывал медик. Вообще, я из тех девушек, для которых, если мужчина сказал, что сахар черный, значит, сахар черный, поэтому я была уверена в действиях мужа. Где-то спустя месяц Денис полностью восстановился.

— Как вы легко уступаете.

— Когда мы начинали встречаться, оказалось, мы с Денисом оба очень упертые. В какой-то момент я поняла: он уступать не будет, а значит, чтобы сохранить отношения, это придется делать мне. Ну, а если он не прав, он потом поймет, но мне, конечно, в этом не признается.

— Как вы отреагировали на то, что Денис стал командиром полка?

— Я рада, что он растет. Конечно, после того, как он стал руководителем, порой рядом со мной он забывает, что я не его подчиненный. Понимаю, на службе он собранный и грозный, должен постоянно решать какие-то вопросы, и, скажем так, переступая порог дома, ему непросто переключаться. Сейчас у нас с этим есть небольшая сложность.

— А вас не пугало, что полк муж возглавил в достаточно молодом возрасте? Это все-таки очень большая ответственность.

— Он справится. Думаю, дело не в возрасте, а в дисциплине и ответственности, а этого Денису не занимать. Начиная от порядка на столе и застеленной кровати, заканчивая решением тяжелых задач. А еще у него всегда много будильников, напоминаний, записей. На работу он обычно выезжает с запасом в полчаса, а прежде, чем принять решение, долго все взвешивает, анализирует.

Фото: личный архив
Фото: личный архив

— Вы замечаете, что война меняет вас с Денисом?

— Да, Денис теперь более сосредоточен на работе, грубее. Я же, наоборот, стала мягкой и покладистой. Дорожу каждой минутой, проведенной с ним.

— На многих фото и видео у Дениса усы. Это он у Янки идею позаимствовал?

— Денис с усами уже очень давно, правда, когда он от них устает, сбривает. Так что, может, это Янки у него подсмотрел. Муж говорит — это шляхетские усы. А я шучу, что он носит усы, потому что борода у него не растет.

— Почему у Дениса позывной Кит?

— С детства любит китов.

— А как вы его мило называете?

— Деня, солнце, любимый.

— О чем вы говорите, когда сейчас хотя бы ненадолго получается увидеться?

— Обо всем — о настоящем и будущем. Войну же стараемся обсуждать минимально и не затрагивать рабочие моменты. А иногда просто молчим.

— Что вы первое скажете Денису, когда закончится война?

— С победой нас, теперь время выполнить обещание, и напомню про идею с тремя детьми.