Поддержать команду Зеркала
Белорусы на войне
  1. Жара не отступает. В понедельник снова до +33°С и желтый уровень опасности
  2. Окончательный захват Северодонецка и изменившиеся планы России. Главное из сводок штабов на 123-й день войны
  3. О чем говорили Лукашенко и Путин во время встречи в Санкт-Петербурге? Рассказываем главное
  4. Удары по Киеву, взятие Северодонецка и Шойгу в Украине. Сто двадцать третий день войны
  5. Украинские военные заявили о ракетном ударе самолетами с территории Беларуси. Белорусские власти это не комментируют
  6. С 2023 года введут новый налог. Сколько составит сбор, кто его будет платить
  7. Неутешительная статистика. Беларусь стремительно теряет бизнес. Сколько ИП и компаний закрылось с начала года
  8. В Минтруда рассказали о дефиците работников и назвали самые проблемные по занятости регионы
  9. «В Беларуси я засыпал в пять утра, а потом полдня не мог прийти в себя». Большое интервью с Владимиром Пугачем из «J:Морс»


В 2007 году в семье москвичей Любови и Антона Канафиных родились мальчики-близнецы Миша и Паша. У одно из них диагностировали ДЦП. Когда детям было около трех, папа забрал здорового ребенка на прогулку — и исчез. 12 лет мама искала сына, но зацепок, которые могли бы привести к нему не находилось. 19 мая 2022 года женщине позвонил судебный пристав и сообщил: Пашу отыскали. Как позже выяснилось, долгое время сын с папой жили в Минске.

Фото: личный архив
Близнецы Миша и Паша. Фото: личный архив

Встречать Пашу Любовь поехала одна. Вот только радостным воссоединение не получилось. Мальчик был напуган, общаться с мамой практически не хотел. Ехать к брату и бабушке он отказался. Теперь Паша находится в реабилитационном центре. Любовь часто его навещает.

— Он уже играет со мной, не шарахается. Могу даже его немного обнять для фотографии, — отписывает ситуацию мама. — Пока он называет меня на вы. Никак не обращается. Просто говорит: «Здравствуйте».

Паше и его брату Мише по 15 лет — 2 июня они как раз отпраздновали День рождения. Пока праздник у каждого прошел отдельно, но, надеется мама, в следующем году они уже будут вместе задувать свечи на торте.

«УЗИ мозга показало, что у первого ребенка есть повреждения и в будущем это, наверное, выльется в ДЦП»

Эта история началась в 2005 году, когда Любовь и Антон познакомились. Она провизор, он IT-специалист. Оба из России. В 2007-м у пары родились близнецы.

— Малыши появились на свет недоношенными. Через три недели УЗИ мозга показало, что у Миши есть повреждения, и в будущем это, наверное, выльется в ДЦП, — вспоминает мама. — У Паши таких повреждений не было, но малыш находился в тяжелом состоянии. Он сам не дышал, ему делали много уколов. Думали, не выживет.

Но мальчик справился. В три месяца братьев выписали из больницы. По словам мамы, отец сказал, что такие дети ему не нужны, и попросил Любовь возвращаться не в его квартиру, а в свою. Однако связь с семьей мужчина не терял. Купил малышам кроватки, коляски. Приезжал, посматривал на детей.

— Когда он увидел, что у Паши нет ДЦП, он его стразу полюбил. Заботился о нем, кормил из бутылочки. Как только ребенок пошел, чувства папы к нему стали еще сильнее. Он брал его гулять, — продолжает Любовь. — После того как Паше исполнилось два года, я даже разрешила, чтобы малыш ненадолго переехал к отцу. Вместе они прожили семь месяцев, а потом сын вернулся ко мне на три недели.

Почему она так надолго отпустила мальчика к мужу Любовь написала в письме к свекру. Вот часть этого сообщения: «Когда Антон предложил Пашу взять к себе, я поняла, что так будет легче. Легче мне заниматься Мишей, и легче будет Паше. Так как Паша получит внимание отца 24 часа в сутки. А то отец приезжает на три часа, уезжает, а потом мне приходится двоих укладывать спать одновременно. […] Когда в доме двойня, и взрослых должно быть больше, чем для одного ребенка. Легче, если дети одинаковые. Они если подерутся, то силы примерно равны. А если один ребенок особый, то должно быть время, когда каждого ребенка развлекает свой взрослый […].

Потом в какой-то момент папа взял ребенка погулять — и словно пропал. Позвонил через четыре часа и сообщил, что увез Пашу в Чехию.

— Дубликат свидетельства о рождении ребенка у мужа был. Чуть позже Антон набрал мне еще раз. Сказал, хочет жить с Пашей, просил, чтобы мы развелись, и ребенок остался с ним. Больше мы не общались. Он поменял номер, я не знала, как ему писать и звонить, — говорит Любовь.

Все эти годы с россиянкой и ее мамой общались лишь родители Антона. Приблизительно в половине случаев свекровь звонила Любови сама.

— Она часто говорила ерунду, я даже не хочу это повторять. Но только у нее я могла узнавать хоть какие-то новости о Паше, — вспоминает женщина. — Она рассказывала, как Паша пошел в сад, затем — в школу. Сообщила, что ребенка водят в бассейн. И то, что с папой они находятся в южном городе. Правда, в каком не уточняла.

Как позже выяснилось, Антон с сыном жили в Минске. Почему мужчина выбрал именно это место, Любовь не знает. Говорит, когда детям был год, супруг обмолвился, что ему нравится Беларусь и он хотел бы там жить.

«Миша сначала спрашивал про Пашу, а потом забыл его»

Все 12 лет Любовь пробовала найти сына. По совету юриста развелась с супругом. Мужа лишили родительских прав, а затем против него возбудили уголовное дело по ст. 126 УК РФ (Похищение человека). Параллельно она писала президенту России. Каждый раз после этого, вспоминает, назначали нового следователя, но глобально ситуация не менялась.

Фото: pixabay.com
Снимок используется в качестве иллюстрации. Фото: pixabay.com

— В 2017-м я создала страницу в VK. Надеялась, когда одноклассники или учителя Паши будут искать его в соцсети, заметят и аккаунт, который создала я. А там объявление, что Павел разыскивается, — рассказывает Любовь. — Параллельно я рассылала письма во все частные школы России, Беларуси, Украины. Писала, что ищу сына, есть уголовное дело, прикладывала фото Миши. Я просила, сообщить, есть ли у них мой ребенок.

— Почему «стучались» именно в частные школы?

— В 2015-м паспорт Антона стал недействителен. Устроить ребенка в госучреждения с таким документом ему было бы сложно, поэтому, следователи предположили, что скорее всего он отправит сына в частную школу. Так и случилось. Сейчас Паша рассказывает, что занимался он в «Альтасфере». Эта школа была в моей e-mail-рассылке, но ответа оттуда я так и не получила.

— Как вы морально держались все эти годы?

— Расстраивалась, но нужно было жить дальше.

— А как Миша переживал расставание с братом?

— Сначала он спрашивал про Пашу, потом забыл. Когда подрос, стал интересоваться, где папа. Я ему сказала правду в общих чертах. Он отреагировал спокойно. Позже я уже старалась не поддерживать разговоры про папу и брата. Он хотел, чтобы Паша вернулся, но я не могла ему ответить на вопрос, когда его брат приедет.

«Когда я увидела Пашу, поняла: он отличается от Миши»

Любовь считает, что найти Пашу ей во многом помогла огласка. Про семью сняли репортаж для НТВ, а потом их показали в передаче «Жди меня».

— После этого, 16 мая, меня позвали на прием к Сергею Ярошу, замначальника Следственного комитета Москвы. Он мне сказал, что в течение двух недель найдут ребенка. И 19 мая Пашу нашли, — вспоминает собеседница. — Как они это сделали, я не знаю. Мне сообщили, что это тайна следствия. Как я узнала позже, они установили, что Паша находится у свекрови, позвонили ей и попросили привезти внука в полицию. Либо, предупредили, вы попадаете под статью. И она его туда привезла.

По словам Любови, свекровь утверждает, что из Минска в Москву внука привезла она. Но следователи подозревают, что сделать это мог и сам Антон, считает Любовь.

 — Возможно, он хотел отдать ребенка добровольно, но не успел, — объясняет женщина.

Где сейчас бывший муж, Любовь не знает. Его телефона у нее нет, только страничка в Instagram. Женщина туда писала, но ей никто не ответил.

Из объяснения Паши в полиции:

«Я проживал с папой в Минске. Квартиру, в которой мы жили, папа снимал. Я знал, что у меня есть мама и брат-близнец, которых я не помню. Папа относился ко мне хорошо, обеспечивал едой и питанием, водил меня в среднюю школу «Альтасфера». В данной школе я учился до 6 класса, потом учился на дому из-за проблем с кишечником. К нам с папой периодически приезжала бабушка. […] Зимой 2022 года бабушка забрала меня в Москву, чтобы я получил паспорт гражданина РФ, а папа остался в Минске. […]. Никто меня насильно нигде не удерживал, никаких противоправных действий в отношении меня не совершалось».

— Как ехали на встречу с Пашей?

— Когда я увидела Пашу, поняла: он отличается от Миши. У него было отекшее лицо, глаза и щеки. Другая прическа, другой цвет лица. Миша у меня всегда улыбается так, что видно зубы, а у Паши был поджатый ротик. Сейчас Паша находится в реабилитационном центре. Пашу обследовал психолог и психиатр. Из-за того, что у сына раньше было мало общения, у него проблемы с социализацией. Он с трудом общается с другими детьми, со взрослыми ему проще. Мне рассказывали, что в центре девочка его возраста пыталась с ним шутить, а он словно не понимал, чего она хочет. В общем, трудно ему, но все потихоньку налаживается. Каждый день у него какие-то кружки. В День рождения ему устроили праздник с тортом и сюрпризами. Я приезжала с подарком.

— Известно, когда он сможет жить с вами?

— Пока нет, но динамика хорошая. В день рождения он долго со мной играл, уже почти меня не боится.

«Я совершенно успокоилась, потому что знаю: все будет хорошо»

Паша и Миша пока не виделись, но Миша рассматривал брата на видео. Узнал, говорит мама.

Фото: социальные сети
Фото: социальные сети

— Паша спрашивал про брата?

— На днях я показывала ему снимки Миши. Он отреагировал на них спокойно, но встретиться не просил.

— А как здоровье Миши?

— Миша ходит только если держится двумя руками. Он не может сам сесть за стол, дойти до туалета. Я с ним постоянно занимаюсь, поэтому не могу работать. Он у нас ездит на электрическом скутере, печатает на планшете, умеет немножко писать, расписываться. Учится он дистанционно. В школу ходит время от времени, чтобы, например, сделать доклад. По английскому он четверочник, а с математикой у него не очень.

— Ваше сердце успокоилось?

— Да, я совершенно успокоилась, потому что знаю, все будет хорошо. Я вижу, что Паша привыкает к нам, он добрый мальчик. Отец его воспитал так, что он слушается взрослых. Миша, кстати, другой. Он любит и права покачать, и порассуждать. Сейчас важно, чтобы Паша перестал нас бояться, и все будет хорошо.

А что говорит сам папа?

Мы написали папе мальчик в Instagram, однако оперативно связаться с ним не получилось. Когда (и если) мы получим его комментарий по ситуации, мы его опубликуем.