Поддержать команду Зеркала
Беларусы на войне
  1. На Беларусь надвигаются грозы. Вот какой будет погода с 27 мая по 2 июня
  2. Новые условия по карточкам ввели многие банки
  3. Эксперты: Вероятное преждевременное начало российского наступления «подорвало успех» на севере Харьковской области
  4. Спорим, вы тоже подпевали эти беларусские хиты нулевых годов? Вспоминаем, как сложились судьбы исполнителей самых «прилипчивых» песен
  5. «Юридической чистоты здесь нет и быть не может». Лукашенко и Путин порассуждали о легитимности Зеленского
  6. Лукашенко готовится к войне? Рассуждает Артем Шрайбман
  7. «Изолируйте режим, откройтесь людям». Туск заявил, что Польша может возобновить работу одного перехода на границе с Беларусью
  8. Выборы в Координационный совет начались 25 мая. Кто в списках и как проголосовать
  9. В Минске задержали двоих граждан Таджикистана из-за подготовки терактов
  10. В Беларуси проблемы с доступом к VPN. Павел Либер прокомментировал ситуацию
  11. Правозащитники: На территории бобруйской колонии произошел пожар, этот факт хотели замять
  12. Россия обстреляла гипермаркет и жилые дома Харькова. Много погибших, раненых и пропавших без вести — главное


В апреле Генпрокуратура возбудила дело о геноциде населения Беларуси в годы Великой Отечественной войны. По словам некоторых читателей, с мая к их родным — узникам концлагерей и очевидцам военных событий приходят следователи из Следственного комитета и прокуратуры. О том, как проходят эти встречи, какие вопросы на них задают, пользователи рассказали Zerkalo.io.

Бабушке Марины (имя изменено) 85 лет. Она малолетний узник. В концлагере она провела полгода. Около полутора месяцев назад, вспоминает внучка, бабушке позвонили на домашний телефон из Следственного комитета и попросили встретиться.

— Через час-полтора следователь уже стояла у нас на пороге, — рассказывает девушка. — На беседе присутствовала моя мама, все проходило очень вежливо. У бабушки подробно расспрашивали, как их угоняли в концлагерь, чем их там кормили, говорили про освобождение. Кроме того, бабушка вспомнила, как некоторые немцы угощали ее пайком, когда она к ним подходила. Кто-то даже давал шоколадку и теплые вещи. Ее слова следователь записывала.

Встреча длилась около полутора часов, говорит Марина.

— Следователь объяснила, что они собирают информацию в рамках дела о геноциде. Мол, для претензий немцам, — говорит собеседница и отмечает, что после этого у бабушки попросили подписать какие-то бумаги (возможно, речь идет о протоколе). — Для бабушки любой, кто слушает ее рассказ о войне, — хороший человек, поэтому все документы она подписывала не глядя, со словами «я вам верю».

Бабушка Марины не единственная, к кому обратились за информацией. О том, что их близким звонят из прокуратуры и СК, рассказывают читатели из разных уголков страны. Ко всем, с чьими родственникам мы общались, следователи приходили домой сами. Суть вопросов, которые звучали во время встреч, часто похожа. Например, «в каком концлагере вы были?», «вы были одни или с кем-то из членов семьи?», «работали ли вы там?», «с какими издевательствами и жестокостью сталкивались, погиб ли кто-то из ваших родных?», «как это произошло?». Обычно, рассказывают читатели, следователи приходили к ним лишь раз и после беседы больше не тревожили.

— У нас ситуация чуть другая, — вводит в курс дела один из читателей. — Беседу с дедушкой следователь писала на диктофон. Она пообещала, что потом перенесет все на бумагу и придет еще раз, чтобы дедушка прочел свои слова и подписал.

Показать дедушке набранный текст, продолжает собеседник, не могут уже две недели. Звонят, договариваются, что принесут, но не доходят.

— Звонят другие следователи. Скорее всего, девушка, которая общалась с дедом, в отпуске, — делает ремарку собеседник. — В силу возраста у дедушки немного путаются мысли, и он перепрыгивает с одного на другое. В беседе он затронул современность, сказал, что у людей сейчас нет прав, и теперь переживает, что наговорил лишнего. Хотя следователь тогда на его слова особо не отреагировала.

По словам читателя, общаясь со следователем, его дедушка спрашивал, зачем решили вспомнить прошлое.

— Следователь ответила, что они делают архив — базу данных о том, как наш народ страдал во время войны, — говорит собеседник.

— А дедушка не интересовался, может быть для них как для узников будут добиваться каких-то компенсаций?

— Нет, насколько я знаю, ни о чем таком они не говорили.

«В списке следователя кроме моего отца была еще пара десятков человек»

Отец Виталия (имя собеседника изменено) попал в немецкий концлагерь, когда ему не было еще и года. Угнали его вместе с семьей.

— Общаясь с отцом, следователь интересовался, как их семью увозили в концлагерь, работали ли они в лагере, знает ли отец что-то про расстрелы, — Виталий перечисляет вопросы, что адресовались отцу, и отмечает, что никаких подробностей папа сообщить не смог. — В то же время отец спросил у следователя, зачем они начали все это (дело о геноциде. — Прим. ред.).

Следователь, по словам мужчины, попался довольно общительный и пояснил, что в военное время нацисты убивали мирных жителей и строили концлагеря для уничтожения людей. В советское время это расследовалось, но когда стало выясняться, что немцам могли помогать поляки, украинцы и даже белорусы, — все утихло. Но после прошлого года, когда некоторые наши соседи показали себя не очень дружественно, было принято решение восстановить историческую справедливость и возбудить уголовное дело по факту геноцида.

— В списке следователя кроме моего отца была еще пара десятков человек, которых он должен был опросить, — продолжает собеседник и рассказывает, что следователь отмечал: они не только говорят с людьми, но и изучают архивы.

В конце беседы отца Виталия попросили подписать несколько бумаг. Среди них — права и обязанности потерпевших. По словам следователя, все узники признаются потерпевшими.

— Отец также поинтересовался, а что будет в конце расследования, — продолжает собеседник. — Ему пояснили, что стоит задача собрать те факты, которые раньше не были известны истории. О каких-то компенсациях (отец в свое время дважды получал их от Германии) речи не идет. Следователь сказал: это только для истории.

Разрушение заводов, угон скота. Генпрокуратура объяснила, как насчитала 500 млрд долларов ущерба за годы ВОВ

«Собирают данные о войне и хотели бы узнать о ее жизни в этот период»

Люди, которые являются очевидцами событий Великой Отечественной войны, уже в почтенном возрасте. В силу здоровья не все могут встретиться со следователями.

— Моей маме 84 года, она была в концлагере Озаричи. Когда в начале июля следователь мне позвонил, я пояснила, что мама чувствует себя не очень, и попросила ее не волновать. Следователь отнесся с пониманием, — рассказывает Наталья (имя изменено). — Он поинтересовался, рассказывала ли мне мама что-то о тех событиях. Я ответила, что много общалась с бабушкой, поэтому какие-то факты знаю. К тому же дедушка у меня был партизан. Тогда следователь попросил, чтобы я пришла к ним в СК. На тот момент я находилась не в Минске и прийти не могла. Он ответил, что передаст документы по месту моего жительства и со мной свяжутся.

Сейчас собеседница временно не в стране, поэтому на встречу пока не ходила.

— Моей бабушке звонили в конце июня, — рассказывает Роман, бабушка которого в год-полтора оказалась с мамой в концлагере на территории Германии. — Следователь позвонил бабушке на мобильный, сказал, что они собирают данные о войне и хотели бы узнать о ее жизни в этот период. У нас вся семья была на «сутках», поэтому бабушка отреагировала на звонок отрицательно. Сказала, не хочет никуда идти и ничего рассказывать. «Если вы передумаете, перезвоните», — попросили ее в ответ. Больше с ней не связывались.