Поддержать команду Зеркала
Беларусы на войне
Налоги в пользу Зеркала
  1. Эксперты предупредили беларусов, чтобы готовились к скачку цен. Недавно Лукашенко признался, что не знает, чем закончится эксперимент
  2. Самая большая взятка для Лукашенко? Новое расследование BELPOL о строительстве резиденции политика на Минском море
  3. Иран прокомментировал итоги атаки на Израиль и рассказал о своих дальнейших планах
  4. Как обострение на Ближнем Востоке и новые санкции повлияют на курсы доллара и евро? Прогноз по валютам
  5. «Он пошел против власти, а вы нет — вы хорошие». Монолог освободившегося из самой строгой колонии страны, где сидит Статкевич
  6. Лукашенко уже 17 дней не может назначить главу своей администрации. Вот почему это странно
  7. Снарядов не хватает, украинцам приходится отбиваться стрелковым оружием. США не помогают Украине — и вот к чему это приводит
  8. В Бресте скоропостижно умер высокопоставленный силовик, который руководил разгоном протестов в Пинске. Ему было 47 лет
  9. СК начал спецпроизводство в отношении бизнесмена, который входил в топ-200 самых влиятельных предпринимателей
  10. «24 часа от Минска до аэропорта в Варшаве». Автобусный коллапс на границе с Польшей продолжается
  11. Большой секрет Василевской. Власти старательно скрывают, в каком университете училась первая беларусская космонавтка, но мы это выяснили
  12. В Березовском районе сгорел дом, в котором жила многодетная семья. Погибли четверо детей в возрасте от двух месяцев до шести лет
  13. Сможет ли армия РФ захватить Часов Яр к 9 мая и почему российское командование уверено в этом — анализ экспертов
  14. У Дворца независимости заметили людей в форме, скорые и МЧС. Узнали, что происходит
  15. Почему в Пинске так много змей на набережной и откуда появились гадюки на грядках, объяснил ученый
  16. Уровень цинизма зашкаливает: власти продолжают «отжимать» недвижимость осужденных по политическим статьям. На торги попали новые объекты
  17. 58 человек погибли, судьбы многих выживших оказались сломаны. Вспоминаем, как почти 40 лет назад под Минском разбился самолет
  18. В двух беларусских театрах происходят массовые увольнения актеров и сотрудников


«Два года назад я пришла с работы, а у меня дома „чистота, красота и порядок“: муж ушел к любовнице, прихватив из квартиры все, что посчитал нужным, еще и две машины. Я осталась одна с ребенком», — рассказывает 45-летняя Елена из Барани Витебской области. Так у нее началась затяжная «война» за имущество с супругом. Мужчина предложил не судиться и разделить нажитое через медиативное соглашение. Елена согласилась, а потом сотню раз пожалела. Историю женщины, а также комментарий одного из минских медиаторов публикует блог «Отражение». Мы перепечатываем этот текст.

Снимок носит иллюстративный характер. Фото: Pexels.com
Снимок носит иллюстративный характер. Фото: Pexels.com

История читательницы: «В наших реалиях медиативное соглашение, если составлено хоть с одним нарушением, — это просто филькина грамота»

Елена рассказывает, что ее супруг сам нашел медиатора, который помогал составить медиативное соглашение. В нем прописали, что мужчина признает за ней единоличное право собственности на жилой дом в деревне и в течение месяца обязуется этот дом через договор дарения ей передать. Супруги также поделили между собой два гаража. А еще решили, что от проданной мужчиной машины, которая признана совместно нажитым имуществом, половину денег получит Елена.

—  Документ мы составляли с декабря, медиатор все что-то там переделывала. За это время муж продал машину. Я сказала: пока он мне не отдаст половину от этой суммы, я ничего подписывать не буду. Ну, вот от одной машины я с него деньги вытащила, — вспоминает собеседница. — По соглашению муж должен был подарить мне свою половину дома, тогда вторая машина оставалась бы ему. Нужно было добровольно пойти и переоформить эти документы. И тут началось: завтра, послезавтра. Я изначально отказывалась подписывать соглашение, пока не переоформим дом. На что медиатор чуть ли не на коленях ручалась за моего мужа, говорила, что он это сделает. Я повелась, в середине апреля мы с горем пополам подписали это соглашение. Думала: все, будет мне счастье.

Но дом мужчина так и не переоформил, со временем перестал выходить на связь. Елена погуглила и узнала, что можно выписать исполнительный лист на принудительное исполнение условий медиативного соглашения. Подала в суд:

— Оказалось, часть дома в деревне, которую должен был мне отдать, он подарил третьим лицам (об этом я узнала случайно). Поэтому медиативное соглашение было уже недействительным — лист мне отказались выдать. Еще оказалось, что медиатор была знакомой моего супруга.

Елена рассказывает, что пыталась решить вопрос и устранить несоответствия со специалистом напрямую, но та спустя время перестала выходить на связь. Поэтому женщина пожаловалась на нее в Минюст. Там на обращение ответили. Объяснили, что ведомство «не наделено правом проверки, оценки правомерности действий медиаторов при проведении медиации».

— Я только хотела найти правду, но меня культурно послали: «Мы выдаем лицензию, но за медиаторов не отвечаем. Если что-то вам не нравится, идите в суд». В суде я доказала, что это мой дом, но из-за того, что часть уже переоформлена на другого человека, поезд, что называется, ушел, — говорит белоруска.

Снимок носит иллюстративный характер. Фото: Pexels.com
Снимок носит иллюстративный характер. Фото: Pexels.com

С имущественными вопросами жительница Барани за два года разобралась, но осталась недовольна работой медиатора и самой процедурой. Решила обратиться к журналистам, чтобы другие люди, которые захотят составить медиативное соглашение, были внимательными.

— Этот документ основан на честности и порядочности людей, которые его подписывают, на принципах добровольности, — говорит Елена. — Если человек непорядочный, останешься ни с чем. В наших реалиях соглашение, если хоть с одним нарушением составлено, — это просто филькина грамота. За два года, пока я вникала во все и ходила по судам и адвокатам, потратила кучу денег. Еще пришлось делить оставшееся имущество через суд, чтобы не остаться без своей квартиры, на которую муж тоже претендовал. Мне уже потом сказали, что надо было еще до того как подписать тот документ, проконсультироваться с кем-то еще. Конечно, я не спорю, что в этом всем есть и моя вина, но, когда ты первый раз с этим сталкиваешься, никогда в жизни слов «медиативное соглашение» не слышал, непросто во всем сразу разобраться.

Юрист: «Неисполнимым соглашение сделал не медиатор, а одна из сторон, которая отступила от условий, так как появился третий собственник»

За комментарием журналисты обратились к Наталье Жабровской, минскому адвокату и медиатору с более чем 20 годами опыта работы в юриспруденции.

— Медиатор — это не адвокат и не консультант. Это человек, который помогает сторонам договориться в ситуации, посредник в переговорах. Его главная задача — чтобы люди урегулировали спор и вышли из него с соглашением, которое каждую из них устроит. По мне это даже больше психолог, чем юрист, потому что ему нужно уметь слышать и помогать, подбирать слова, чтобы формулировки были приемлемы для всех.

Людям, обращаясь к медиатору, важно понимать, что они приходят не за юридической помощью. Чтобы медиативное соглашение было юридически грамотным, правильным, медиатор не обязательно должен быть юристом. Это может быть человек с юридическим или иным высшим образованием, но прошедший специальные курсы и имеющий свидетельство Министерства юстиции. В Законе «О медиации» нет запрета на то, чтобы медиатор был чьим-то знакомым. Но, конечно, он должен быть беспристрастным.

Согласно закону, само медиативное соглашение должно быть составлено в письменной форме и включать сведения о сторонах, медиаторе, предмете спора, а также принятых обстоятельствах (условиях) и сроках их исполнения. Важно, чтобы обязательства, которые стороны принимают на себя, были исполнимы. Например, возможен ли технически раздел дома так, как стороны договорились? Если нет, то и соглашение неисполнимо, грош ему цена.

Снимок носит иллюстративный характер. Фото: Pexels.com
Снимок носит иллюстративный характер. Фото: Pexels.com

В истории читательницы, как по мне, здесь не должно быть и не может быть претензий к медиатору. Мне кажется, тут нашли крайнего, на которого сорвались. Соглашение, возможно, было изначально юридически грамотным. Неисполнимым его сделала одна из сторон, отступив от условий, потому что появился третий собственник.

То, что медиатор, со слов читательницы, уговорила ее и поручилась за ее мужа, уже похоже на какое-то мошенничество, честно говоря. «Поручилась» — как? Выступила документально, это прописано в медиативном соглашении? Нет. Я не очень-то верю, что медиатор могла такое сказать. А если это и произошло, надо было сразу остановить процедуру, сказать: «Вы потеряли нейтральность. На этом мы выходим из медиации».

Стороны сами выбирают медиатора. Если вы видите какие-то нарушения в его работе, у вас есть к нему претензии, недоверие, всегда можете остановить процедуру, выбрать другого специалиста.

Также в этом случае сторонам еще при составлении соглашения не мешало бы обратиться к адвокатам, чтобы те оценили риски, предположили, кто и как может поступить, схитрить. Адвокаты в сложных вопросах, когда делится имущество, жилое помещение, помогут правильно сформулировать условия соглашения. Чтобы понимать, что принятое решение можно будет исполнить, человек вправе консультироваться и с любыми другими специалистами: строителями, риелторами, агентами по госрегистрации и земельному кадастру — с кем угодно.

Внешне исполнение условий медиативного соглашения никто не контролирует, тут основной принцип — добровольность. Изначально предполагается, что люди, договариваясь, пришли к тому, что обозначенные условия будут исполнять. Но стороны могут контролировать выполнение соглашения сами. А если обстоятельства изменились, можно заключить новое соглашение, договориться о новых условиях. Всегда все можно откорректировать в рабочем порядке.

Героиня обратилась в суд за исполнительным листом уже тогда, когда возникли совсем другие обстоятельства. В этом случае можно было бы, к примеру, оспаривать сделку дарения, но человек обвиняет медиатора.

Сейчас медиативное соглашение — довольно распространенная процедура: не нужно платить пошлину, нет нервных срывов, накала страстей, как в суде. У медиатора обстановка иная — дружественная, доброжелательная. Деньги, нервы, возможности сохраняются. И при заключении такого соглашения (в отличие от мирового) у сторон всегда остается право обратиться по этому же предмету и основанию в суд, если они с чем-то не согласны.