Поддержать команду Зеркала
Беларусы на войне
Налоги в пользу Зеркала
  1. Находящаяся в розыске в Беларуси Анжелика Агурбаш объявила о новом этапе творчества и возмутила российских пропагандистов
  2. Золотова отказывала Захарову, а Зиссер — директору МТС. Бывшие журналисты и редакторы — о силе TUT.BY
  3. «Его охраной занимаются все силовые подразделения Беларуси». Поговорили с офицером, который обеспечивал безопасность Лукашенко
  4. ПМЖ за 3 года, а не за 5, усиление санкций и очереди на границе. Интервью «Зеркала» с главой Европарламента Робертой Метсолой
  5. Нацбанк озадачен, что может не удержать рубль, и предупреждал, что, возможно, запустит печатный станок. Что это такое и чем грозит
  6. Посольство Беларуси в Эстонии приостановило работу консульской службы
  7. В Украине отложили выборы из-за войны — теперь пропаганда РФ пытается подорвать легитимность Зеленского. Эксперты рассказали, как именно
  8. У Лукашенко новый слоган, который он постоянно повторяет. Вот как пропаганда раскручивает его слова и что было раньше в репертуаре
  9. С июля вам могут перестать выдавать пенсию и пособия на детей, если не совершите одно действие
  10. «Список из 200 человек». Силовики приходят в квартиры уехавших из страны беларусов — что они говорят
  11. Власть изымает недвижимость беларусов, но те, кто поучаствует в процессе, сами могут остаться без жилья. Вспоминаем опыт соседних стран
  12. «Опечатано. КГБ». В Витебске сотрудники КГБ со спасателями пришли в квартиру журналиста-фрилансера, который уехал из страны
  13. На рынке труда — новый антирекорд. Дефицит кадров нарастает такими темпами, что о проблеме говорит даже Лукашенко
  14. Одна из крупнейших сетей дискаунтеров бытовой химии и косметики в Беларуси ликвидирует свои юрлица


Марта Сакавик, DW Беларусь,

Зарплаты айтишников в Германии сопоставимы с белорусскими. При этом налоги значительно выше, расходы на жизнь — тоже. С точки зрения финансовой выгоды эта страна — не самое популярное направление для релокации наших IT-специалистов. Но едут туда «точно не ради денег», говорят собеседники.

Мы продолжаем серию публикаций о переезде белорусов в Германию. Рассказываем истории врачей, айтишников, рабочих, студентов и белорусов, бежавших от политического преследования. Зачем они едут в Германию, через какие сложности проходят, и что их ожидает в стране с одной из самых сильных экономик Европы — в совместном проекте «Зеркала» и DW Беларусь.

Михаил: до переезда был в Германии всего три раза

В Берлине Михаил живет второй год, до этого больше десяти лет работал айтишником в Минске, где дорос до позиции техлида. Мы созваниваемся с ним в 17 часов — в это время он уже свободен от всех рабочих обязанностей

— С work-life balance здесь стало гораздо лучше, — говорит он.

О релокации Михаил задумался летом 2020 года. Первый европейский оффер он получил именно из Германии — до этого никогда не рассматривал ее как страну для переезда. Собеседование на позицию в Гамбурге мужчина проходил за день до того, как в Беларуси отключили интернет в августе 2020-го. О том, что ему предложили работу, узнал спустя несколько дней — после того, как интернет включили.

Но от предложения он отказался.

— На семейном совете пришли к выводу, что не нужно принимать поспешных решений, сперва нужно посмотреть, что за страна, пойти на курсы, подучить язык.

До переезда Михаил был в Германии три раза: проездом. Любовь к стране пришла в процессе изучения языка: на курсах он узнавал много нового для себя. Одним из открытий стало то, что отпуск в Германии длится 30 рабочих дней. Для человека, который любит путешествовать, это было большим плюсом.

Предложение от немецкого автопрома: з/п на уровне белорусской

Весной 2021 года в LinkedIn к Михаилу вновь постучались — на этот раз эйчар из Берлина. Предложили позицию IT-консультанта в одном из подразделений известного производителя автомобилей — и белорус согласился. Чем он сейчас занимается? «Помогаю менеджменту понимать технические вопросы, а разработчикам — управленческие. В Беларуси таких людей называют архитекторами», — объясняет.

Изображение носит иллюстративный характер. Источник: pixabay.com
Изображение носит иллюстративный характер. Источник: pixabay.com

По словам Михаила, ему всегда хотелось поработать в большой иностранной компании, «которая создает что-то осязаемое».

— Часто в белорусской айтишке, ориентированной на аутсорс, ты не видишь результата своей работы, конечный продукт. Предложение из Германии заинтересовало тем, что это автопром, то есть можно поучаствовать в создании автомобилей и, возможно, однажды воспользоваться тем, к чему ты приложил руку.

К офферу прилагались 30 оплачиваемых дней отпуска. Заработная плата, по словам Михаила, после вычета налогов оказалась соизмерима с тем, что он зарабатывал в Беларуси.

— Сумма нетто (зарплата на руки. — Прим. ред.) не сильно изменилась. А расходы, естественно, выросли. Не могу сказать, что здесь приходится на чем-то экономить. Уровень жизни и то, что могу себе позволить, не изменился. Просто в Беларуси после каждой зарплаты откладывалась одна сумма, в Германии она стала несколько меньше.

Система налогообложения в стране прогрессивная: чем больше зарабатывает сотрудник, тем выше налоговая ставка к нему применяется. Из заработка Михаила высчитывают чуть более 40%.

Blue Card как быстрый путь к ПМЖ

В Германию Михаил, его жена и их кот приехали летом 2021-го. Немецкую визу — они переезжали по Blue Card — семейная пара получила буквально за неделю.

— Здесь мы впервые столкнулись с немецкой бюрократией, которая оказалась абсолютно логичной и не страшной. Все предопределено, и ты достигаешь результата, если следуешь правилам и перечню документов. Мы подались на Blue Card, через неделю нам позвонили и пригласили прийти на вклейку виз в паспорта — сначала на полгода. Уже находясь в Германии, получаешь карточку ВНЖ. В нашем случае — на четыре года. Это максимальный срок.

Blue Card — это вид на жительство, который выдается квалифицированным специалистам не из ЕС. Чтобы его получить, нужно иметь рабочий контракт с годовым доходом от 56 400 евро до вычета налогов и признанное в Германии образование. Михаил полностью подпадал под нужные критерии, его жена переезжала как член семьи, позже она тоже получила Blue Card.

Улица Берлина. Фото: "Зеркало"
Улица Берлина. Фото: «Зеркало»

— Послушав людей, которые переехали в другие страны, я понял, что Германия — это самый быстрый путь к европейскому ПМЖ. Спустя 21 месяц после переезда можно подаваться на ПМЖ при условии сдачи немецкого на уровне В1.

Первое немецкое слово, которое учат релоканты в Германии, — Termin (запись на прием, встречу. — Прим. ред.). Релокацией Михаила занималась его компания, она же назначала нужные «термины» и помогала решить все базовые вопросы: с пропиской, открытием банковского счета, оформлением медицинской страховки, визитом в миграционную службу.

Жилье в Берлине Михаил искал сам, хотя работодатель предлагал свою помощь. Перед приездом он знал, что будет непросто: предложений об аренде мало, цены довольно высокие.

— Нас пригласили на просмотр порядка 10 квартир, мы подали документы на пять, в итоге три арендодателя предложили заключить контракт. Все оказалось легче, чем мы думали. Из процесса поиска я вынес для себя несколько правил. Нельзя искать слишком дорогую квартиру — обычно смотрят, чтобы аренда составляла не больше трети зарплаты одного члена семьи. Не стоит искать слишком дешевое жилье, потому что кому-то нужнее — такой момент социализма здесь присутствует.

«Здесь я счастлив на 10 из 10»

В Германию Михаил переезжал с уровнем немецкого А2. Говорит, что учить язык в Берлине довольно сложно: нет такой жизненной необходимости — многие знают английский.

— Только в госорганах предпочитают говорить на родном языке. Второй раз, когда мне очень пригодится немецкий, — в автошколе. Спустя 6 месяцев жизни в Германии нужно получать местные права, для этого требуется сдать теоретический и практический экзамены. В англоязычных школах — огромные очереди, а вот в немецкую можно записаться быстро.

Жизнь в Берлине Михаилу очень нравится. По его словам, город оправдал все ожидания.

— Здесь постоянно что-то происходит: концерты, фестивали, выставки, ярмарки. И все районы очень разные: сравнить Кройцберг и Шарлоттенбург — ощущение, будто попадаешь в разные страны, даже не в разные города. За год мы совершенно не соскучились по Беларуси. Здесь я счастлив на 10 из 10: все мои ожидания и от работы, и от жизни оправдались.

Алексей и Карина: «Сначала спустились на уровень вниз»

Алексей разработчик, Карина — рекрутер в IT-компании. Совсем скоро они станут владельцами собственной квартиры в Берлине: вложили деньги от продажи минского жилья и взяли ипотеку. Спустя пять лет жизни в Германии семья чувствует себя на своем месте: есть достаток, возможности для карьерного развития и качественного отдыха, перспективы для их дочери.

Сразу после переезда было иначе.

— Мы прямо почувствовали, что спустились на уровень вниз, — вспоминает Карина. — В Минске у нас была комфортная жизнь, можно сказать, денег не считали. Но когда переехали, я узнала, что такое магазины Aldi (магазины низкой ценовой категории. — Прим. ред.), скидки и прочее. Работал только Леша, его зарплата казалась неплохой, но огромная ее часть уходила на квартиру плюс налоги, более высокие цены.

Вместе Карина и Алексей с 2008 года. Первые мысли о переезде у пары появились после выборов 2010-го. «Тогда мы увидели четкие индикаторы, что волеизъявление народа у нас в стране не работает», — говорит Алексей. Уехала семья только в марте 2017 года: за годы работы в IT 2010-й стал забываться, жизнь в Минске и то, как он развивался, молодым людям нравились.

Алексей и кот. Фото предоставлено собеседниками
Алексей и кот. Фото предоставлено собеседниками

— Мое резюме лежало в агентстве, внезапно оттуда написали и предложили вариант в Берлине. Про Германию мы никогда не думали, — объясняет Алексей. — Не готовились специально, не сравнивали налоговые базы разных стран — просто пришел вот такой оффер, решили на него согласиться. Слышал до этого, что Берлин суперклассный — и теперь я с этим полностью согласен. Он подходит для айтишников: здесь миллион предложений по работе, классная стартап-сцена. Да и многие глобальные фирмы имеют свои офисы.

Разработчик может найти работу за пару месяцев

На оформление всех документов у Алексея и Карины ушло порядка двух с половиной месяцев. Переезжали по Blue Card, которую одобрили за несколько дней. Их дочери на тот момент было полтора года.

— Если дело касается документов, то разницы нет никакой: переезжать вдвоем или с ребенком. Но с ребенком нужно искать квартиру в определенном районе. В Берлине огромная беда с садами, — рассказывает Карина.

Первый год после переезда она занималась решением бытовых вопросов и не работала. После того как устроила дочку в сад, пошла на интенсивный курс немецкого языка: «Мне казалось, что немецкий обязателен, если я хочу работать рекрутером в Берлине».

Сперва Карина нашла работу в агентстве, спустя время устроилась рекрутером в стартап.

— Мне было сложнее с поисками, чем Леше. Но в итоге нашла то место, где мне нравится. Даже без идеального немецкого.

У Алексея как разработчика проблем с поиском новых позиций не было. За пять лет он сменил четыре компании.

— На первом месте я пробыл год и начал искать что-то другое: понял, что мне недоплачивают. Новую работу нашел довольно быстро. Получил два оффера и даже выбирал. Процесс занял два месяца.

«Здесь можешь быть разным»

С внешним миром и Карина, и Алексей в основном общаются на английском.

— Но с появлением ребенка появляется большая потребность в немецком языке. Начиная от врачей — заканчивая покупкой квартиры, — говорит Алексей.

Над вопросом, к чему за пять лет жизни в Берлине им все еще сложно привыкнуть, Алексей и Карина долго думают. В результате озвучивают несколько коротких пунктов: дорогой и не очень качественный интернет и такая же мобильная связь, бюрократия, не всегда качественные услуги.

— Есть много мелких вещей, которые периодически раздражают. Но, на самом деле, не так сильно, чтобы всерьез хотелось уехать из Берлина, — говорит Алексей.

Карина и Алексей вместе с дочерью. Фото предоставлено собеседниками
Карина и Алексей вместе с дочерью. Фото предоставлено собеседниками

Карина продолжает:

— Мне нравится берлинский вайб, я здесь очень комфортно себя чувствую. Ты можешь быть разным и быть собой. Можно прийти на детскую площадку с ребенком и пивом, и на тебя не вызовут органы опеки. Даже если я этого не делаю, классно, что существует такая опция. Берлин очень дружелюбен к детям. А еще по душе, что немцы следят, куда уходят их налоги. Пример: в школе собирают деньги на что-то. Если эта сумма больше двух евро, немецкие родители обязательно выскажутся: «Как так? Зачем?» Есть чувство безопасности, есть люди, которые следят за государством, чтобы их деньги не уходили непонятно куда.

На прежний уровень комфорта семья вернулась, когда Карина вышла на работу.

— Рост благосостояния в Германии нелинейный. Для кого-то высокая зарплата — 50 тысяч евро в год, для кого-то — 150 тысяч. Средний айтишник может делать в два раза больше среднего заработка в 2 тысячи евро.

Что поможет при переезде?

Где искать работу?

По опыту Михаила, в Беларуси чаще приходят к тебе, в Германии — идешь ты. Рекомендуется не просто написать эйчару «я хочу у вас работать», а к каждому CV приложить сопроводительное письмо, почему кандидат хочет работать именно в этой компании, обращаться к рекрутеру лично, по имени.

В Беларуси для поиска работы чаще используют LinkedIn, в Германии рекрутеры «хантят» сотрудников на платформе Xing. «Это немецкая сеть, здесь любят свои национальные продукты», — объясняет Михаил.

Виза: Blue Card или обычная рабочая

Если у специалиста бессрочный контракт, ВНЖ выдают на 4 года. Если ограничен, то только на срок действия контракта. В Беларуси обладателям Blue Card выдают мультивизу для въезда в Германию, после переезда необходимо записаться в управление по миграции и подать документы на ВНЖ (Blue Card). Сам пластик присылают в течение шести недель по почте.

Есть еще одна опция для айтишников — переезд по обычной рабочей визе. Ее главное отличие — ВНЖ привязан к конкретному работодателю. Если работодатель меняется, об этом нужно уведомить миграционную службу.

Налоги и график

Налоги взимаются по прогрессивной шкале: чем больше человек зарабатывает, тем выше ставка к нему применяется. Из зарплаты высчитывается подоходный налог, пенсионные взносы, взносы за медицинскую страховку и другие.

Переработки сведены к минимуму. Работа строго с 8 до 17 часов — абсолютно нормальное явление.

Заработная плата

На уровне техлида, архитектора или менеджера среднего звена зарплаты сопоставимыми с белорусскими — после выплаты налогов. «Условно: если в Беларуси разница между зарплатами джуна и синьора составляет 10 раз, то в Германии — 2−3 раза», — приводит пример Михаил.