Поддержать команду Зеркала
Белорусы на войне
  1. Боли «Баварии» и тренерская чехарда. Сыграны первые матчи 1/8 финала футбольной Лиги чемпионов — вот результаты
  2. «Ах, Вагнер, ах, Вагнер». Лукашенко упрекнул министра и офицеров, которые по телевизору восхваляли российских наемников
  3. Чиновники готовятся нанести еще один удар по долларизации экономики. На этот раз — сокрушительный
  4. Мать Навального — Путину: «Я требую незамедлительно выдать тело Алексея, чтобы я могла его по-человечески похоронить»
  5. Почему Лукашенко не может вернуть людей в Беларусь через комиссию по возвращению? Рассуждает Артем Шрайбман
  6. «Кремль преждевременно заявил о захвате села Крынки в Херсонской области». Главное из сводок штабов
  7. Силовики показали, кого и за что будут задерживать на избирательных участках во время выборов
  8. В колонии умер еще один политзаключенный. Игорю Леднику было 63 года
  9. ВСУ нанесли удар по полигону в Донецкой области. Российские военкоры сообщают о десятках погибших, Минобороны РФ — молчит (18+)
  10. Литва закроет еще два пограничных пункта на границе с Беларусью
  11. Как давно появился белорусский язык и кто его ближайший «родственник»? Отвечаем на главные вопросы о нашем языке
  12. Украинец и белоруска хотели вывести ребенка из белорусского гражданства. Власти нашли удивительный повод для отказа
  13. ГУБОПиК пришел в представительство LG в Беларуси. Силовики назвали его «экстремистской суполкой»
  14. Силовики отслеживают людей по заказам в «Е-доставке»? Рассказываем, какие данные собирают такие сервисы и можно ли обезопасить себя
  15. Лукашенко озвучил «закрытую информацию» — мысли главы генштаба одной из стран-членов НАТО
  16. «Обещали, что если сдамся, то ограничатся штрафом». Кузьмич опять съездил в Беларусь, узнал об «уголовке» и выехал с большими сложностями


"Салідарнасць", Марина Михайлова,

В первый же день частичной мобилизации, объявленной в РФ, возник ажиотажный спрос на билеты в ближайшие безвизовые страны, в том числе Беларусь. Первыми разобрали авиа, потом — железнодорожные билеты. При попытке отправиться из Москвы в Минск, Брест или Гомель в ближайшие несколько дней сайт Белорусской железной дороги сообщает: «Мест нет». Портал «Салідарнасць» встретил на минском вокзале несколько поездов из Москвы и Санкт-Петербурга.

Фото: "Салідарнасць"
Фото: «Салідарнасць»

На столичном железнодорожном вокзале в воскресное утро — привычная суета, а на платформе, куда вот-вот должен прийти поезд Санкт-Петербург-Брест, немало встречающих. Прицепных вагонов до Минска в составе целых шесть, и, на беглый взгляд, среди полусонных пассажиров гораздо больше мужчин. И хотя, разумеется, никто из них не выходит с плакатом «Нет войне», кое-что можно понять, просто остановившись и прислушавшись к потоку.

— Да им начхать, что я дизайнер! — раздраженно говорит по телефону колоритный синеволосый парень. — Я для них гражданин мужского пола, учетная единица в списке. На адрес родителей принесли. Конечно, меня там нет. Все, пока, когда будет возможность нормально поговорить, перезвоню.

Небольшая группа молодых мужчин обсуждает, что здесь теплее, чем в Питере, и что поспать удалось не всем, потому что «была чуйка, что пойдут пограничники по вагону».

Фото: "Салідарнасць"
Фото: «Салідарнасць»

Все они, похоже, в курсе, куда дальше идти и ехать — на заискивающие предложения таксистов отзывается только одна молодая пара, которой нужно в пригород. Многие в курсе, где обменник, камера хранения, ближайший фастфуд — то ли в Минске не впервые, то ли заранее изучили вопрос.

Буквально через пятнадцать минут на первый путь прибывает фирменный поезд Москва-Минск, и здесь картинка меняется. На перроне, помимо встречающих, не спеша прогуливаются сразу три милицейских патруля, без агрессии, но с особым интересом разглядывая тех, у кого в руках таблички с именами. (Имена и фамилии, кстати, сплошь мужские).

Заметив это повышенное внимание, один из встречающих убирает лист в карман и пишет нужную фамилию на экране смартфона. Документы, впрочем, ни у кого не проверяют.

Фото: "Салідарнасць"
Фото: «Салідарнасць»

Толпа прибывших рассеивается удивительно быстро. Отдельными островками стоят только пожилые туристки, которые собирают «своих» — тех, кто едет в один из распиаренных белорусских санаториев, несколько семей с детьми и нервно дымящие в курилке мужчины разного возраста.

— Правильно сделал, что приехал, — перехватывает у молодого парня часть сумок пожилой мужчина. — И не слушай никого насчет совести, ее у тех нет, кто «живое мясо» собирает. Пока у меня побудешь, подумаем, как дальше быть.

В противоположном направлении спешит молодая пара с рюкзаками:

— Только я тебя прошу, без вот этого «Белоруссия», — строго выговаривает девушка спутнику.

Фото: "Салідарнасць"
Фото: «Салідарнасць»

Юрий — белорус, работает на международную компанию — в России по работе бывает раз в две недели. Несколько дней назад как раз вернулся из очередной командировки домой — поездом, потому что билетов на самолеты не было.

— Ехал на «Ласточке» (скоростной поезд. — Прим. ред.), в моем вагоне и соседнем сидячем было очень много молодых ребят, ощущалась довольно нервная обстановка — боялись, мол, будут проверки в пути, и могут снять с поезда. Но доехали как обычно.

В Москве, по словам Юрия, «кажется, еще не до всех дошло, что происходит»:

— Знакомый попросил совета, не отправить ли ему сына «пересидеть» в белорусскую провинцию, куда-нибудь в глушь. Пришлось объяснить, что «глушь» по московским меркам — это одно, а глушь по-нашему — это маленький городок или деревня, в которой все друг друга знают и чужака моментально приметят, так что затеряться как раз проще в Минске.

«Ко мне пока силовики не обращались за какой-то информацией»

Минчанка Ирина в бизнесе сдачи квартир уже почти десять лет — говорит, что ажиотажный спрос именно от россиян был 21−22 сентября, когда за день поступило несколько десятков звонков.

— Насколько я понимаю, они тоже мониторят наши новости и, узнав, что могут заинтересоваться арендаторами квартир, просят знакомых белорусов, чтобы те оформили съем на себя. Поэтому сейчас я не могу с уверенностью сказать, много или мало среди съемщиков именно россиян — думаю, больше, чем раньше, но чтобы спрос был чересчур высокий и цены прямо взлетели до небес — такого нет. Ко мне пока силовики не обращались за какой-то информацией, кто и что снимает, но не исключаю, что могут расспрашивать соседей.

Таксисты тоже не слишком охотно делятся впечатлениями о клиентах из РФ, но на условиях анонимности несколько человек подтверждают: действительно, «туристов» стало больше, и в последние дни почти все они стараются не оставлять цифровых следов — вызывают машины одни люди, а едут другие, и расплачиваются наличными.

— В аэропорт со мной никто ездил, в основном по городу, и деньгами не сорили, как, помните, было с восточными мигрантами, — говорит один из водителей-частников. — Как мне показалось, большинство едут к нам просто как в пересадочный пункт, пока в аэропорту не начали разворачивать.

А те, кто целенаправленно остается в стране, в основном приехали не просто так, а к кому-то — родственники, друзья, девушки. И они пока не слишком понимают, что будут делать дальше.