Поддержать команду Зеркала
Белорусы на войне
  1. КПП, фейерверки и более 180 мероприятий в Минске. Как в столице и областных центрах будут отмечать День независимости
  2. Выход российских войск к Лисичанску и бои за господствующие высоты. Главное из сводок штабов на 128-й день войны
  3. Компания А1 с 1 июля повысит цены на некоторые услуги и закроет многие тарифы (клиентов просят выбрать другие варианты)
  4. «Мы не убийцы». Репортаж «Зеркала» из Сувалкского коридора — места, где может начаться Третья мировая война
  5. Кризис-кризисом, а займ на жилье — по расписанию. В Беларуси по-прежнему растут долги по кредитам на жилье
  6. Лукашенко на встрече с Лавровым: Складов с ядерным оружием в Беларуси на данный момент нет
  7. НАТО вступит в открытый конфликт с Россией? Вспоминаем, чем закончились предыдущие военные операции Альянса
  8. После Литвы Россия выдвинула претензии Норвегии — из-за Шпицбергена. Рассказываем, почему Кремль вновь неправ
  9. Путин: западные санкции ускоряют «объединительные процессы» Беларуси и России
  10. Жаркая погода (а вместе с ней — оранжевый уровень опасности) сохранится до конца недели
  11. «Белпочта» вводит плату (немаленькую) за выдачу международных переводов
  12. «Жест доброй воли»? Рассказываем, почему российские войска пришли на остров Змеиный и почему теперь ушли
  13. У мобильного оператора А1 перестали работать электронные сим-карты
  14. Аннексия территорий юга Украины и бои под Лисичанском: Главное из сводок штабов на 127-й день войны
  15. Дмитрий Рябов: В июле нас ждет идеальное белорусское лето
  16. Удар фосфорными бомбами по Змеиному, 21 убитый под Одессой и братская могила в Мариуполе. Сто двадцать восьмой день войны
  17. Сто двадцать девятый день войны в Украине. Рассказываем, что происходит
  18. В Беларуси 1 июля выпустили в обращение новую банкноту. Как она выглядит (фотофакт)
  19. «Про Лукашенко все понятно, он исчерпан». Кинопродюсер Роднянский о войне, Бондарчуке и протестах в Беларуси
  20. Гражданам Польши разрешили безвизовый въезд в Беларусь


Суд Волковысского района рассмотрел дело в отношении инженера Андрея Крылова, сообщают правозащитники. Его обвинили в призывах к массовым беспорядкам путем размещения прошлой осенью сообщения в телеграм-чате «Банда луки». Сам фигурант вину не признал, однако суд назначил ему наказание в виде пяти лет колонии усиленного режима.

По версии обвинения, 15 ноября прошлого года Крылов «находясь в состоянии алкогольного опьянения», отправил со своего мобильного телефона и «используя другие неопределенные программы и технические средства и устройства телекоммуникации» сообщение, подталкивающее их к участию в массовых беспорядках. Целью Крылова посчитали «возбуждение социальной враждебности <…> в отношении сотрудников правоохранительных органов», а также возбуждение у пользователей мессенджера решимости к участию в массовых беспорядках.

Сам Крылов вину не признал, посчитав, что экспертиза не подтвердила наличие в опубликованном тексте проявлений экстремизма. Кроме того, он заявил, что не имеет отношения к публикации самого сообщения. По его словам, не был доказан факт подключения к интернету, не названы специальные технические средства, которые он якобы использовал. Крылов попросил вызвать в суд технического специалиста, однако суд его ходатайство отклонил.

«Я, Крылов Андрей Максимович, исключительно непьющий, — сказал обвиняемый в последнем слове. — Я с правоохранительными органами никаких напряженных ситуаций не создавал и не создаю. Я добровольно передал телефон, как меня и попросили. Он не является орудием преступления. Я являюсь послушным гражданином Республики Беларусь, поддерживаю действующую власть. Никогда не относился оппозиционно к какому-нибудь социальному движению, массовых мероприятий не проводил. Я воспитывал своих детей в духе требований действующей власти в любой период времени. Мои дети, когда играет гимн, всегда стоят по стойке смирно и поют его».

В итоге судья Николай Талашко присудил Крылову пять лет заключения в колонии усиленного режима — именно такое наказание запросил прокурор. Также суд постановил конфисковать телефон, с которого, по версии обвинения, было отправлено сообщение.