Поддержать команду Зеркала
Белорусы на войне
  1. Лукашенко «продавили», и он согласился наступать на Украину? Арестович прокомментировал приезд Шойгу в Минск
  2. В Беларуси утвердили планы йодной профилактики на случай аварии на Белорусской, Смоленской или Ровенской АЭС
  3. «Ни вы, ни мы войны не хотели и не хотим». Лукашенко встретился с министром обороны России
  4. Христо Грозев: Bellingcat проведет расследование внезапной смерти Макея
  5. Сбитая российская «сушка», давление Шойгу на Беларусь, больше половины россиян — за переговоры. Главное из сводок на 284-й день войны
  6. Военкоматы просят военнообязанных явиться в комиссариат без повесток. Обязательно идти?
  7. Сколько денег на еду тратят белорусы, а сколько — наши соседи (к сожалению, статистика не в нашу пользу)
  8. В Беларуси меняются правила подачи на визу по программе Poland Business Harbour — появилось новое требование
  9. Как изменился Мариуполь на снимках из космоса: больше могил, снос домов, экран вокруг драмтеатра
  10. Снег и морозы по ночам, а в одной из областей до -22 градусов. Какой будет погода на следующей неделе
  11. «Отражается участие в патриотических мероприятиях». Зачем характеристика при поступлении и что там будет — объясняет министр образования
  12. Генштаб ВСУ: Россия отводит воинские подразделения из пунктов в Запорожской области. Рассказываем, что это может значить
  13. Чиновники не отказались от планов обложить новым налогом «тунеядцев» и повысить консульский сбор за многие услуги
  14. В Минобразования рассказали, где будет проходить централизованный экзамен после окончания 11 класса
Чытаць па-беларуску


«Очень много свободы, но и ответственности тоже», — отметила яркую особенность обучения в норвежском вузе белоруска Александра Гаврусик. Девушка второй год учится в магистратуре Бергенского университета — одного из лучших вузов мира. Для проекта «Я учусь» она рассказала о том, как попала на обучение в Норвегию, условиях, которые ей предоставили, а также планах на будущее.

Фото: "Зеркало"
Александра Гаврусик. Фото: «Зеркало»

В Беларуси «брала кредит, чтобы оплатить учебу»

Пинчанка Александра Гаврусик училась на платном отделении в Гродненском университете на переводчика, изучала английский и китайский языки. Чтобы оплачивать обучение, девушка находила подработку. Помощи у мамы старалась не просить. Женщине и так было непросто — она одна растила сына, младшего брата нашей героини.

— Материальный вопрос стоял для меня очень остро. Тяжелее вдвойне стало, когда из общежития пришлось уехать на съемную квартиру. Я была рада, найдя вариант жилья, где за аренду с меня не брали денег: я должна была присматривать за старенькой бабушкой. Но и это не спасало, я даже брала кредит, чтобы оплатить учебу. Конечно, в условиях, когда озабочен поиском денег, полностью погрузиться в образование невозможно, — вспоминает Александра о студенческих годах в Беларуси.

Несмотря на трудности с финансами, учиться девушке нравилось, и чем ближе дело шло к диплому, тем явнее у нее было желание продолжить образование в магистратуре или на курсах. Тогда она считала, что лучше, если это будет за границей: можно одновременно учиться и мир смотреть.

Фото: телеграм-канал Khliabets
За пикет с плакатом Александра Гаврусик отсидела в ИВС 15 суток и чуть не вылетела из университета. Фото: из соцсетей

Мечта Саши повисла на волоске осенью 2020 года, когда после одиночного пикета ей присудили 15 суток административного ареста. До выпускных экзаменов оставалось всего несколько месяцев. Когда после ИВС Александра пришла в университет, то узнала, что готовятся документы на ее отчисление. По этому поводу студентку «на разговор» вызывал проректор по воспитательной работе. К счастью, вуз студентка все же закончила, а после успела еще и поработать по специальности.

«Так как денег у меня не было, я рассматривала только бесплатное обучение»

— Параллельно я искала разные учебные программы, в этом просила помочь белорусов, которые уже учились в вузах разных стран. Так как денег у меня не было, я рассматривала только бесплатное обучение, чтобы была стипендия и общежитие, — вспоминает Александра.

Через знакомых Саша узнала, что в Норвегии есть интересная программа для бакалавров, связанная с государственным управлением. Вообще-то, девушка мечтала о чем-то более творческом, но поразмышляв, пришла к выводу, что ей выпал отличный шанс, а ее дополнительные знания могут пригодиться в Новой Беларуси.

Фото из архива героя
Белоруска очень полюбила спокойную Норвегию. В свободное время она прогуливается по Бергену и ездит по стране. Фото предоставлено героиней текста

— Для поступления надо было составить мотивационное письмо, объяснить, почему я хочу учиться. А также пройти собеседование: рассказать о своем дипломе, опыте, а заодно продемонстрировать знание английского, ведь на нем ведется учеба, — рассказывает белоруска.

После общения с норвежской стороной девушке сообщили, что ее участие в программе одобряют и предложили выбрать один из четырех вузов Норвегии, где бы она хотела учиться. Белоруска остановилась на Бергенском университете. Александре предоставили визовую поддержку, бесплатное двухгодичное обучение в магистратуре, стипендию и жилье.

В общаге нет вахтеров, а друзей можно оставить на ночь

Еще до приезда в Норвегию белоруска должна была сама выбрать из предложенных вариантов жилье в общежитии. Говорит, что на фоне белорусских оно выглядело «очень круто»:

— Когда я через сайт выбирала комнату, то у меня глаза от удивления округлились. В общежитии были даже студии со своей кухней и ванной комнатой. Но это вариант подороже. Я предпочла более бюджетный — отдельную комнату с душем и общей на блок кухней.

Осенью 2021 года Александра Гаврусик приехала в Норвегию, заселилась в общежитие и приступила к учебе.

— Живу в студенческом городке, в самом высоком общежитии. Интересно, что здесь нет вахтеров, как у нас. Моя комната находится в изолированном блоке, рядом восемь студентов: норвежцы, японец, немец — у каждого из них отдельная комната. Жилье с мебелью, а вот текстиль надо было покупать самой. Месяц проживания стоит 4600 крон (чуть больше 1100 рублей), это почти половина моей стипендии в 11 000 крон (2 633 рублей).

Студенты пользуются общей кухней, она здесь большая, причем с посудой и техникой — холодильниками, плитой, духовкой, микроволновкой, посудомойками и аэрогрилем. Тут же есть уголок для отдыха с длинным обеденным столом, диванчиками, еще одним низким столиком и телевизором.

Места общего пользования студенты должны убирать сами, хотя иногда они забывают это делать.

— В общаге есть сотрудники, которые ходят по блокам и следят, чтобы везде было чисто. Если они видят беспорядок, то нам присылают сообщение: мол, надо убрать, или они пришлют уборщицу. Только вот услуги клинера раскинут на наши стипендии. Угадайте, быстро ли после этого напоминания на кухне становится чисто? — улыбается Александра.

Девушка говорит, что студенты могут приводить к себе в гости друзей, даже оставить их на ночь — выгонять никто не будет. Иногда соседи устраивают вечеринки с приятелями, но соблюдают правило — не нарушают покой соседей.

«В магазинах я все еще перевожу кроны в рубли и думаю, как же все дорого по сравнению с Беларусью»

Белоруска отметила, что остатка стипендии в 4 800 крон (около 1150 рублей) ей вполне хватает на продукты, проезд и небольшие покупки. Конечно, на эти деньги в Норвегии сильно не разгуляешься, приходится экономить, однако подрабатывать, как это было на родине, у Александры нет необходимости.

— В магазинах я все еще перевожу кроны в рубли и думаю, как же все дорого по сравнению с Беларусью. Из-за этого могу пожалеть купить себе мясо, предпочитаю колбасу. Вообще, готовлю я мало, проще зайти в заведения для студентов, там еду и напитки продают со скидками. К примеру, я покупала кофе за 10 крон (2,40 рубля), а обычная его цена 30−50 крон (около 7,20−12 рублей).

Фото: "Зеркало"
Эта небольшая зона организована в фойе фитнес-центра для студентов. Здесь можно посидеть за столиками, поработать, выпить кофе, зарядить телефон. Таких мест в студгородке очень много. Фото: «Зеркало»

Александра говорит, что в целом в Норвегии много скидок для студентов, это не только разные бары и кафе, но и спортивные залы, бассейны, транспорт.

— Ты не сидишь взаперти в своей комнате, потому что у тебя нет денег, а просто идешь — это доступно. Возможность посещать такие места очень облегчает социализацию. Там ты общаешься с людьми, обзаводишься новыми знакомыми, практикуешь язык.

Девушка рассказала, что в Норвегии также есть способ финансовой поддержки студентов: в августе, перед началом учебного года, им дают повышенную стипендию. Это для того, чтобы они могли закупить все необходимое для учебы, например, компьютер или книги (они в стране очень дорогие, одна может стоить 40−50 евро).

«Нет лишних предметов, как в наших университетах»

— Влиться в университетскую среду мне было нетрудно — человек я общительный. Но одновременно поняла, что мой «инглиш» не такой уж отличный. И хотя в Норвегии все говорят на английском, некоторых людей (чаще таких, как и я, приезжих) понять сложно, в том числе и преподавателей.

Для иностранных студентов в Норвегии есть интеграционная программа, но Александра на нее не попала — учеба началась 17 августа, а она приехала в сентябре. Зато при университете есть курсы норвежского языка, Александра их посещает.

Что касается учебы, то в Норвегии она построена по Болонской системе. Магистерская программа, где учится белоруска, включает изучение нескольких предметных курсов. При этом для каждой специализации есть набор обязательных предметов, остальные студенты выбирают по желанию.

Болонская система высшего образования — это единый стандарт обучения в вузах, который появился в 1999 году. Он предполагает двухуровневую систему обучения, знания студентов оценивают по единой шкале, так называемые «учебные кредиты» которые показывают, сколько времени было уделено той или иной дисциплине. Система дает возможность обучаться не только в своем университете, но и отправляться на стажировки в другие вузы.

За 23 года к системе присоединились 47 стран, в том числе и бывшего СССР: Азербайджан, Армения, Беларусь, Грузия, Казахстан, Латвия, Литва, Молдова, Россия, Украина, Эстония.

В этом году белорусские и российские вузы исключили из Болонского процесса.

— Мне понравилось, что курсы можно выбирать, и ты изучаешь то, что ближе, к чему есть тяга. Благодаря этому здесь нет лишних предметов, как в наших университетах. Конечно, курс может разонравиться, тогда с него можно уйти и перейти на какой-то другой. Но все время скакать туда-сюда не вариант: просто не успеешь получить знания, не сдашь зачет и не закончишь год.

Фото героини материала
Для каждого магистранта в университете организовано место для самообучения. Это стол Александры. Фото предоставлено героиней текста

Зачеты оцениваются по буквенной шкале от A (это самая высокая оценка) до F (fail, или неудача). Предмет сдан, если студенту поставили любую букву кроме F. При этом каждый зачет или предмет имеет определенное устойчивое количество баллов (так называемые кредиты). Их сумма влияет на то, сколько предметов нужно выучить, чтобы получить диплом. К примеру, за зачет по философии и государственной политике дают по 10 баллов, а чтобы получить диплом, нужно 180 баллов (в зависимости от специальности).

По своей специальности master public administration (магистр государственного управления) Александра должна в первый и второй годы обучения сдать зачеты по шести курсам и заработать 120 баллов. В числе обязательных для нее предметов — теория организаций и политология. Остальные больше учат, как правильно готовиться к защите магистерской работы.

Фото из архива героя
Это библиотека факультетов социальных наук, музыки и психологи. Кроме книг здесь есть синтезатор, пианино, пластинки и кассеты. Прослушать ее можно в наушниках, есть и специальные звукоизолированные комнаты. Фото предоставлено героиней текста

— Каждую неделю у меня два учебных дня, вся остальная неделя для самостоятельной работы, это пять дней. Кажется, что на тебя обрушилась невероятная свобода! — рассказывает девушка. — Но это иллюзия: надо читать очень много разных статей, исследований, которые присылают преподаватели, искать информацию для своей работы. Поэтому ответственность на студенте очень большая — надо готовиться, а не тусить.

В прошлом году Александра и сама попалась в ловушку «свободного времени» и отдавала себя общественным «движухам», из-за чего по некоторым предметам возникли трудности. Девушка вовремя исправилась и больше таких промахов старается не допускать.

«Студент — это главная ценность, его уважают, слушают»

— Норвежская модель обучения мне нравится. Здесь студент — это главная ценность, его уважают, слушают, принимают его претензии и возражения, — объясняет Александра. — Все для того, чтобы он выучился и был классным специалистом со своим мнением и идеями. Студент даже может пожаловаться на преподавателя, если что-то идет не так, и с этим будут разбираться.

Девушка говорит, что отношение преподавателей к студентам в Норвегии другое, отличное от белорусского, — поддерживающее, открытое. В любой момент можно обратиться к преподавателю с вопросом, при этом не надо стоять под дверью и ждать, когда тебе уделят минутку внимания:

— В этом разница с нашим образованием. В белорусском университете студентов жестко давили по учебе. Из-за оценок препод мог просто унизить и загнобить. До сих пор помню, как все мы со страхом шли сдавать зачет по английской грамматике. Увы, это совсем не мотивирует.

Фото из архива героя
За время учебы Александра познакомилась со студентами из разных стран. Фото героини

Около полугода осталось Александре до защиты магистерской работы, представить она ее должна в первый день лета. Ее тема связана с образованием в Беларуси.

— Я хочу написать, как у нас построено обучение, о контроле государства за этим процессом, навязыванием идеологии, — уточняет она. — С учетом того, что многие сведения у нас не оглашаются, собирать информацию непросто. Ищу интервью на эту тему, мониторю новости, а мой самый посещаемый ресурс — это сайт Минобразования Беларуси.

Александра не знает, чем будет заниматься после окончания магистратуры Бергенского университета. Пока ясно лишь одно — при теперешней ситуации в Беларуси вернуться на родину она не может:

— Для меня это небезопасно. Поэтому, если ничего не изменится, я намерена оставаться в Норвегии — попрошу защиты, найду работу. Ну, а когда дома ситуация поменяется, я вернусь, там будет очень интересно и много возможностей для реализации.