Поддержать команду Зеркала
Беларусы на войне
  1. Убыточное предприятие набрало долгов на сотни миллионов. Но выплачивать не будет — вмешалось государство
  2. Правозащитники: На территории бобруйской колонии произошел пожар, этот факт хотели замять
  3. В Беларуси проблемы с доступом к VPN. Павел Либер прокомментировал ситуацию
  4. Спорим, вы тоже подпевали эти беларусские хиты нулевых годов? Вспоминаем, как сложились судьбы исполнителей самых «прилипчивых» песен
  5. На Беларусь надвигаются грозы. Вот какой будет погода с 27 мая по 2 июня
  6. Новые условия по карточкам ввели многие банки
  7. Россия обстреляла гипермаркет и жилые дома Харькова. Много погибших, раненых и пропавших без вести — главное
  8. Выборы в Координационный совет начались 25 мая. Кто в списках и как проголосовать
  9. Лукашенко требовал скромнее отмечать выпускные, чиновники взялись исполнять. Но вот как они организовали последний звонок в Минске
  10. Эксперты: Вероятное преждевременное начало российского наступления «подорвало успех» на севере Харьковской области
  11. Павел Латушко объявил, что получил контроль над Госкаталогом музейного фонда — теперь им управляет Музей свободной Беларуси
  12. Лукашенко готовится к войне? Рассуждает Артем Шрайбман


Бывший политзаключенный Виктор Пархимчик, как и Витольд Ашурок, отбывал наказание в Шклове. Он поделился с «Радыё Свабода» информацией, которую сумел выяснить в колонии о смерти политзаключенного.

Витольд Ашурок

Витольд Ашурок — активист из Березовки и член партии БНФ. Его задержали в сентябре 2020 года, впоследствии приговорили к пяти годам заключения за участие в акциях протеста. Наказание он отбывал в шкловской колонии. 21 мая 2021 года Ашурок погиб за решеткой при невыясненных обстоятельствах. Уголовное дело по этому факту заводить не стали. По официальной версии, он умер от остановки сердца. Родные и соратники политзаключенного убеждены в насильственном характере его смерти.

«Они хотели добиться от него послушания, но с Витольдом такое не проходило»

Бывший политзаключенный Виктор Пархимчик на момент смерти Ашурка отбывал наказание на «химии» в Каменецком районе. За отказ пешком ходить 25 километров на работу его перевели в шкловскую колонию, где погиб Витольд. Там Пархимчик пробыл четыре месяца — с весны 2022 года по конец лета. После освобождения бывший политзаключенный выехал из Беларуси.

— Я не был в шкловской колонии в то время, когда там сидел Витольд, но его смерть получила большой резонанс среди заключенных, — рассказывает Пархимчик. — Разговаривал со многими людьми, которые помнили Витольда, которые были свидетелями того, что происходило с ним. Сейчас все уже молчат на зоне. Боятся что-то говорить об этой смерти. Почему? Чтобы не пойти следом. Мне рассказывали, что Витольда «прессовали» с самого прибытия в колонию. Сразу после карантина он попал в ШИЗО. Причины для этого вертухаям не нужны. Не побрился, не поздоровался. Контроля за подлинностью нарушений нет. Есть впечатление, что прокуратура дает полный карт-бланш тюремщикам на все действия. У них тогда была задача прессовать политических, и сейчас она тоже стоит.

Виктор Пархимчик также рассказывает, что среди сотрудников колонии «не видел людей в обычном смысле этого слова», так как «обычный человек с базовыми ценностями не сможет там работать».

— У меня сложилось впечатление, что Витольд имел лидерские способности, — добавляет Пархимчик. — Он показывал свой характер. Поэтому его и «прессовали», чтобы, как они сами говорили, «поставить на место», добиться от него послушания. Люди, которые сидели в соседней камере с ШИЗО, где был Витольд, говорили мне, что слышали из камеры Витольда крики и слышали голос Сергея Карчевского, начальника режимной части. Я не могу сказать, что они ставили целью именно убить Витольда. Я просто не знаю. Может быть, его сильно побили и он умер от травм, — говорит бывший политзаключенный.

О Сергее Карчевском как виновнике смерти Ашурка говорили в своем расследовании и журналисты из «Альянса расследователей Беларуси».

Кроме Карчевского, виновными называли начальника колонии Александра Корниенко, начальницу медицинской части Наталью Добродеревец, психиатра колонии Игоря Кондратенкова, врача Татьяну Развенкову и дежурного помощника колонии Дениса Сазонова.

«Потом приехала прокуратура — и на некоторое время побои прекратились»

— У меня сложилось впечатление, что они не могли добиться «послушания» от Витольда, с ним это не проходило, — уверен Виктор Пархимчик. — Он был достойный человек, принципиальный. Такого покорить было сложнее. Мне говорили разные люди, что после смерти Ашурка в колонию приехали прокурорские. Собрали «политических», спрашивали, есть ли у них вопросы, жалобы. Но кто скажет что-то при вертухаях? Сами прокурорские это понимают. Если цель — выявить нарушения администрации колонии, то в присутствии вертухаев таких вопросов не задают, так как прокурор прекрасно знает, что, как только он зайдет за угол, то активный заключенный сразу же «не поздоровается» или «не побреется». Очевидно, что прокурорских просто не интересовало, что произошло на самом деле.

Виктор Пархимчик утверждает, что сейчас среди заключенных смерть Витольда Ашурка обсуждается только в узких кругах и очень аккуратно.

— Потому что люди понимают, что если будут много говорить, могут пойти следом за Витольдом, — говорит бывший заключенный.

Он считает, что только возбужденное уголовное дело и настоящие проверки могли бы выяснить причину смерти политзаключенного.

— Я не знаю, с какой целью его били или убили. Хотя цель у них одна — по максимуму «прессовать» политических, — говорит Виктор.

По словам бывшего политзаключенного, он сам много раз попадал в ШИЗО.

— Для этого не надо каких-то причин и повода. В 14.40 мы, «политические», должны были убирать помещение. Так называемый «козел» (осужденный, который сотрудничает с администрацией колонии и часто выполняет работу по контролю за другими заключенными. — «Радыё Свабода») ввел такую практику, что уборкой помещений занимались исключительно «политические». В 14.40 должна была быть очередная уборка. Но начальник отряда дал приказ на построение. Когда мы построились, он спросил, почему мы не убираем помещение. Мы сказали, что нам велели построиться. И «политические» автоматически пошли в ШИЗО, так как обычных уголовников на уборку не ставили. Все выписанные на меня рапорты «липовые», прямо из головы. Я должен был соглашаться с ними и подписывать, — говорит Виктор.

«Людей бьют просто так, особенно «политических»

— После смерти Витольда заключенных некоторое время почти не били, — рассказывает Виктор Пархимчик. — Но в сентябре (2021 года. — «Радыё Свабода») я увидел двоих сильно избитых парней в ШИЗО. Сильно били одного парня, не «политического», потому что он был переведен с «химии» в колонию. Он сам этого добивался, так как в колонии идет день за два. Его сильно избили и бросили в ШИЗО. Это такая практика, чтобы человек с побоями сильно не «светился» в отряде.

Цель прессинга, по словам бывшего заключенного, — держать большое количество заключенных в полном подчинении. Вторая цель, говорит он, — так называемая генеральная линия партии. Таким образом проще держать в страхе большое количество обычных граждан страны, чтобы они боялись что-то сделать и попасть за решетку.

— Я спросил одного (сотрудника колонии. — «Радыё Свабода»): «Для чего вы это делаете?» Он мне ответил, что «мы будем тебя бить, чтобы ты больше не хотел сюда вернуться», — добавил Виктор.

По его наблюдениям, особенно сильно «прессуют» в колониях тех, кто был в окружении Сергея Тихановского.

— Здесь личная обида одного человека на Тихановского и его окружение. Поэтому людей прессуют, переводят в крытую тюрьму. Им так мстят, — говорит бывший заключенный.