Поддержать команду Зеркала
Белорусы на войне
  1. Нехватка денег, еды и одежды. Эксперты ООН изучили ситуацию с украинскими беженцами в Беларуси и узнали, хотят ли они домой
  2. Украина ввела санкции против содействующих российской агрессии компаний. Среди них — несколько белорусских
  3. Почему Западу нельзя медлить с поставками вооружения Украине, где сейчас наступает армия РФ, потери под Горловкой. Главное из сводок
  4. «Мстят за безвиз и другие добрые начинания». Глава Госпогранкомитета обвинил Украину и других соседей в напряженной ситуации на границе
  5. В Иране прогремели взрывы на стратегических объектах
  6. С 1 февраля пересмотрят некоторые пенсии. Но размер прибавки вряд ли порадует
  7. Синоптики объявили оранжевый уровень опасности на понедельник
  8. Песков назвал слова Джонсона об угрозах Путина ложью
  9. Чемпион Беларуси по футболу сыграл договорной матч? СК возбудил уголовное дело в отношении представителя «Шахтера»
  10. В какую страну чаще всего уезжают белорусы работать, и из какой страны едут работать в Беларусь
  11. Атака беспилотников на Иран: рассказываем, что известно
  12. Российский телеведущий и зоолог Николай Дроздов в реанимации: у него сломаны восемь ребер
  13. «Лукашенко очень жестоко кинул Путина». Экс-спичрайтер президента России Аббас Галлямов о войне, протестах и будущем
  14. Источники: Влад Бумага уходит из YouTube и переходит в VK Видео


Михаил с семьей уехал в Польшу в середине лета. В его истории «релокации» четверо белорусов — в том числе дети — спят на полу, отец семейства работает электриком (и насчитал уже 120 отказов от польских ИТ-компаний), а из заработанных 2500 злотых 2400 отдают за квартиру. В Беларуси он изучал UX/UI-дизайн, и в феврале собирался переехать в Киев по приглашению от украинской компании — и заниматься тем, что ему действительно нравится. Но все изменилось в момент. devby.io выслушал историю Михаила (фамилию героя издание не называет по его просьбе).

Фото использовано в качестве иллюстрации. Фото Pixabay.com
Фото использовано в качестве иллюстрации. Фото Pixabay.com

«Пионеры за стакан колы лендинги рисуют, а тебе надо семью кормить»

— Я 18 лет отработал на железной дороге. Начинал обычным электромонтером: красил, белил, траву косил; максимум, что мне позволяли — показания электросчетчиков снять, да и то под присмотром. Но голова у меня на месте — дослужился до начальника, стал механиком ИТР. И зарплата выросла. Когда увольнялся, она составляла 400 долларов, в 10 раз больше, чем на старте.

Мало, говорите? Когда в марте меня допрашивали, тоже спросили: «И по-твоему, ты много зарабатываешь — 1200 рублей?» А что мне ответить — в городке, откуда я родом, это средняя зарплата. Даже наши местные опера покивали: да-да, это прилично. Но, конечно, какое прилично?! Когда родилась дочь, я не мог купить ни памперсы, ни что-то еще для малышки. 60 долларов платил за квартиру-однушку, плюс я был повязан кредитами — еще по 100 долларов ежемесячно отдавал за машину. А остальные деньги уходили на еду.

Так что когда у меня родилась дочь — я помню этот момент, — я сел на кухне, взялся за голову и так сидел. Я не знал, что делать. Где взять деньги?

А кругом реклама: хочешь много зарабатывать — давай в ИТ. Я начал учить Python на «Яндекс-практикуме». Прошел бесплатный курс и понял: не мое. Да и зачем мне вообще это программирование, если я хочу делать красивые сайты и логотипы создавать. Я творческий человек.

Figma я изучал по роликам на YouTube, UX/UI дизайн — на полугодовом курсе у одного известного фрилансера. Но все те деньги, которые я заплатил за курс, я вернул. К концу прошлого года я выбился в десятку лидеров на Weblancer.

Но я вам скажу, фриланс — это ад. Потом я учился у другого UX/UI-дизайнера, но не успел диплом получить, потому что у меня забрали компьютер во время обыска и не вернули. Так вот он рассказывал нам всю правду про фриланс.

А мне и рассказывать не нужно было — я знаю, как пионеры в 17 лет за стакан колы лендинги рисуют. А тебе надо семью кормить — ты уже и 150 долларов ставишь, и 100, все равно для некоторых заказчиков это «много».

Меня удивила одна заказчица из Минска — хотела, чтобы я ей за 30 долларов разработал дизайн 30-страничного сайта. Я даже ругаться не стал, просто спросил, от чего вообще она отталкивается — она думала такое делают за вечер?

Когда у меня дело пошло, я зарабатывал неплохо — до 1000 долларов за месяц. Но война все обрубила.

Сначала я выполнял разовые заказы на Weblancer, а потом меня наняла на part time украинская компания. Их продуктовый дизайнер нашел меня в LinkedIn, дал задание — я сделал. Он говорит: «Такой специалист, как ты, у меня получает 1500 долларов» — и перевел сразу 1000 долларов. С ума сойти! Я сел тогда на кухне: ну вот — что-то получается.

А дальше вообще как в сказке было: мы сработались, он звал меня в Киев, обещал квартиру от компании — только переезжай!

А в феврале позвонил и сказал: извини, брат, у тебя будут проблемы, если ты из Украины будешь получать деньги, — да и у нас тоже. С белорусами никто дел иметь не хотел после начала войны.

Но вообще я не в обиде: благодаря тем деньгам, которые они мне платили за работу, я смог уехать из страны — сейчас на них и живу. Потому что в Польше я получаю 2500 злотых — и 2400 отдаю за квартиру.

«Работал бесплатно — просто за отзыв, чтобы подняться в рейтинге»

Что такое фриланс поначалу: ты весь вечер просиживаешь на специальном сайте, ищешь — и ничего. Видишь заказ на визитку, тебе бы взять его, но каждый отклик — это «билетик». А 30 билетов — это 30 долларов из твоего кармана. И не факт, что заказ будет твой, там же такой демпинг — да я проклинал этот Weblancer!

А если для заказчика деньги не решают, то есть еще рейтинг. Откликнусь я и некий «лучший фрилансер октября» — и заказчик, конечно, выберет его, потому что он на первом месте в рейтинге, а я, извините, на 99-м.

Я нашел такой выход из положения — просил своих знакомых из России, Украины, даже из Штатов, кого только мог: «закажите» у меня на этой бирже какой-нибудь логотип за 10 долларов. И вот так я хоть чуть-чуть стал продвигаться в рейтинге.

Через месяц появился первый настоящий заказ. Потом еще — по 10, по 20 долларов. Один заказ пришел из Польши: я сделал логотип для энергетической компании за 100 евро. Нередко я работал бесплатно — просто за отзыв, чтобы подняться в рейтинге. Ведь не все заказчики оставляли отзывы, некоторые даже запрещали добавить сайт или лого, что я разработал, к себе в портфолио — мол, NDA.

Полгода я фрилансил с горем пополам, а потом одногруппник посоветовал завести профиль на LinkedIn. И я как стал в этом вариться — дело пошло. Вот и украинцы меня на LinkedIn нашли. А что дальше — я уже рассказывал.

«Когда спустя 2 недели обнял жену, она сказала: бежим!»

Меня задержали 3 марта. Пришли на работу, стали шуршать: кто здесь «не такой» — начальник ткнул пальцем. Дальше обыск дома — они же не церемонятся. Вечером меня повезли в отделение, а жену — в роддом, из-за стресса она родила раньше срока.

Когда меня выпускали, сказали, что я являюсь подозреваемым по факту поджогов каких-то флагов. «Каких флагов? Хлопцы, мне почти 40 лет, зачем мне это?» — «Ну вот подпиши бумагу, что не будешь ни в чем участвовать. И еще одну». Сейчас фонд в Польше требует, чтобы я предоставил доказательства, что меня задерживали. Да если бы я хоть заикнулся тогда: «Ребята, а можно я протоколы сфоткаю», — меня бы никто из страны не выпустил.

Потом знакомый милиционер прислал мне смс-ку: «Миша, лучше беги! Придут еще — и уже не отпустят». И стер тут же.

И вот я вышел: на руках маленькая дочка, у обоих «корона», я заразился как раз там. Даже сына не смог забрать из роддома — мы с малышкой угодили в больницу. А когда спустя 2 недели я наконец обнял жену, она сказала: «Бежим!» Я сразу же обратился в агентство, заплатил в общей сложности 4000 белоруских рублей на нас всех — за даты на подачу на визу и подготовку документов.

Мы уехали в конце июля. Вся наша жизнь уместилась в три чемодана, а в четвертом был компьютер. Забавно: в нашем автобусе ехали одни айтишники, кого ни спроси — больше, чем у меня в друзьях на LinkedIn.

«Спали на полу, вместо матрасов расстилали кофты»

В Польше у меня дед — родной брат моего дедушки. Их в 1941 году немцы забрали в Освенцим. Потом дед Ваня вернулся домой, а дед Юзик остался.

Троюродный брат забрал нас с автовокзала в Варшаве. Первое время мы жили у тетки — нам постелили на пол матрасы. Жена, конечно, плакала: хочу домой. И я тоже слезу пускал. Я не был готов к эмиграции, честно!

Квартиру искали недели две на OLX. Брат звонил — и спрашивал, что да как. Но 6 человек отказали нам, потому что у нас дети. Еще трое хозяев не захотели сдавать нам жильё, потому что мы белорусы.

Только на десятый раз нам повезло: до нас нашу квартиру снимала семья — полька и украинец, — вот он-то и составил нам протекцию перед хозяином.

Мы заехали, а квартира пустая. Вообще ничего не было. Мы спали на полу. Вместо матрасов расстилали кофты — и на них ложилась дочь, а сын спал в шезлонге-переноске, который нам отдали добрые люди.

Нам так помогли, я очень всем благодарен: на OLX в рубрике Oddam zadarmo мы нашли и коляску, и автолюльку — люди сами их нам привезли. Жена брата принесла детских вещей — отдали на работе.

Работу я нашел очень быстро. На стройку всегда люди нужны. Но надо учесть, что разнорабочих часто берут без Umowa o pracę: ты просто приходишь каждый день, твоя ставка 20 злотых в час, а деньги кто как платит — кто в конце дня, а кто в конце недели. Я отработал месяц — и мне ничего не заплатили, просто кинули.

Следующим местом работы стала больница. В местном белоруском телеграм-чатике кто-то подсказал, что видел объявление: нужен электрик. Я поехал — и там на месте уже разбирался, куда идти, с кем говорить. И это оказалось несложно, потому что весь обслуживающий персонал больницы — украинцы. Я и сейчас, если не знаю чего, подхожу к любой санитарке и спрашиваю: «Сестричка, подскажи…»

Электрика себе в пару искал Николай — дядечка 50+, который когда-то учил русский. Мы с ним договорились, и с сентября я вышел на новое место работы.

«Платят, как в Беларуси, но все деньги должен отдать за квартиру»

Как с того момента изменилась моя жизнь — язву приобрел. Серьезно, мой напарник весь день не ест, и я вместе с ним. Уезжаю из дома в 6.00 утра, приезжаю в 18.00 — конечно, на здоровье это сказывается.

В больнице день на день не приходится. Иногда всё спокойно, и ты думаешь: зря я не купил MacBook в кредит — сейчас бы сел и UX/UI подтягивал. А бывает работы столько, что ты только в 22.00 домой возвращаешься. И жена возмущается: «Зачем такая работа, если на деньгах это не отражается?!»

А и правда не отражается: что бы я ни делал, мне заплатят 2500 злотых — все те же деньги, что я получал в Беларуси. Но только с той разницей, что все их должен отдать за квартиру. Я даже пост отчаяния на LinkedIn написал: что опять приходится лезть в кубышку, чтобы прокормить семью. Завтра опять буду брать оттуда деньги.

Когда приехали в Польшу, у меня было с собой 4000 долларов. Половину я сразу отдал хозяину квартиры: 1500 — как залог и 500 долларов — за проживание в течение месяца. В следующем месяце я ничего не заработал, еще 500 взял из кубышки, чтобы заплатить за квартиру. Но кубышка-то не бездонная — еще месяц, и у меня не останется ни цента.

Я как думаю: 1000 долларов мне бы хватило на жизнь здесь. На 500, что оставались бы после уплаты аренды, можно и есть, и памперсы покупать, и даже одеваться. Но нет таких денег. Я говорил с санитарками-украинками — они столько же зарабатывают. Но они на троих снимают квартиру и хоть сколько-то экономят.

«С июля по август — 120 отказов из польских ИТ-компаний»

Спросите, почему не ищу заказы как дизайнер, — я ищу работу. Но правильно один парень в комментариях к моему посту заметил: все, кто советует Михаилу «не сдаваться», «не опускать руки» — вы задонатьте, чтобы он мог сидеть дома и искать работу, а не вкалывать по 11 часов, чтобы заплатить за квартиру и прокормить своих детей.

Я прихожу домой в 18.00, а дочь уже на ушах стоит — она за день столько энергии аккумулировала, и нужно уделить ей внимание. Малышку можно было бы отправить в сад, но в ближайшем к нам просят 1000 злотых. Я нашел дешевле — возле больницы, пребывание там обойдется в 500 злотых в месяц. Но у меня и столько нет!

Я учу польский — учительницу нашел в том же белоруском чатике. Мы с ней месяц позанимались, я пишу: «Моника, ты извини, у меня сейчас денег нет». А она: «Да ладно, не важно». А чуть позже добавляет: «Ты сделай мне визитки и логотип…» Вот она — мой единственный заказчик пока.

Из польских ИТ-компаний приходят отказы, с июля по август их уже 120 насобиралось. Иногда в LinkedIn другие пользователи пишут: надо UI/UX прокачать. Ребята, я знаю, что надо, но на это нужно время.

Говорят, что работа на фрилансе «портит» UI/UX-дизайнера — это правда: в компаниях работают по-другому, и совсем другими вещами занимаются. Надеюсь, у меня будет возможность узнать об этом больше на практике.

Мне советуют искать работу в Казахстане — там сейчас активно развивается ИТ. Хотя если у тебя есть работа в ИТ-компании в Польше, то лучше страны для релокейта и не придумаешь.

В эмиграции — тяжело, так и напишите. Я раньше весил 86 кг, а сейчас — 68. Но, конечно, я сплю здесь спокойно и больше не прислушиваюсь к шагам за дверью. Вы не представляете, какой это ужас, когда ты видишь во дворе машину с минскими номерами, — у тебя реально сердце останавливается. Я до сих пор шарахаюсь, когда мимо проезжает Skoda Octavia, а потом вспоминаю: я же в Польше.

Недавно был случай: дочка поздоровалась с полицейскими — они позвали ее в машине посидеть. Мигалки включили, показывают все — чуть ли не конфетами угощают. А я рядом стою, насупившись. Один спрашивает: «Чего пан такой нервный?» А я отвечаю: «Потому что пан из Беларуси — и у нас в такие машины никто по своей воле не идет».

Читайте также на devby.io:

Очень подробный гид по жизни в Польше из личного опыта

Компании впервые массово перевозят джунов. Как им в новых локациях? 3 истории

Отказы, отзыв вакансий, нет денег на переезд. Узнали, как дела у джунов