Поддержать команду Зеркала
Беларусы на войне
Налоги в пользу Зеркала
  1. Иран прокомментировал итоги атаки на Израиль и рассказал о своих дальнейших планах
  2. 58 человек погибли, судьбы многих выживших оказались сломаны. Вспоминаем, как почти 40 лет назад под Минском разбился самолет
  3. Чиновникам дали задания, как мотивировать беларусов работать дольше и не увольняться. Бюджетников и уехавших тоже касается
  4. Снарядов не хватает, украинцам приходится отбиваться стрелковым оружием. США не помогают Украине — и вот к чему это приводит
  5. Понимал, что болезнь смертельная, но верил в жизнь. Умер экс-боец ПКК Александр Царук — он вернулся с войны и узнал, что у него рак
  6. «24 часа от Минска до аэропорта в Варшаве». Автобусный коллапс на границе с Польшей продолжается
  7. Как обострение на Ближнем Востоке и новые санкции повлияют на курсы доллара и евро? Прогноз по валютам
  8. Самая большая взятка для Лукашенко? Новое расследование BELPOL о строительстве резиденции политика на Минском море
  9. Лукашенко уже 17 дней не может назначить главу своей администрации. Вот почему это странно
  10. «Повлиять на ситуацию не можем, поэтому готовы и ждем». Связались с беларусами в Израиле — как они провели ночь во время иранской атаки
  11. В Березовском районе сгорел дом, в котором жила многодетная семья. Погибли четверо детей в возрасте от двух месяцев до шести лет


Dev.by,

2022-й на исходе. Никто не ждал простого года, никто не ошибся. В его календаре сложно отыскать светлые события и не так просто упомнить все тёмные. Dev.by попробовал осмыслить главное.

Фото Pixabay.com
Фото Pixabay.com

ИТ в Беларуси давно перестал быть уютным, безопасным пузырём — его несёт в потоке общих катаклизмов и выносит далеко за пределы страны. Поэтому для айтишников, как и для всех, год поделился на две неравные части: до 24.02 и после.

До 24.02 были уже привычные дискуссии, уезжать или оставаться (а ещё оставаться или возвращаться), уже привычные обыски, аресты, приговоры, прощание одних компаний с ПВТ и вступление туда новых (строго говоря, последний набор датирован концом 2021-го). Мы дивились на разнонаправленные тренды в статистике: новых ИТ-компаний становилось меньше, ликвидированных больше, приток иностранных специалистов в Беларусь сходил на нет, при этом ПВТ ставил новые рекорды. Приближался референдум, новости «из-за» усиливали тревогу от местной повестки.

Заправившие в феврале бак оказались правы — мир обвалился ещё на несколько этажей.

Айтишников зацепило по-разному: те, кто уже жил в Украине, стали беженцами с заблокированными картами, тех, кто работал в Беларуси, компании постарались экстренно (даже чартерами) вывезти в другие страны. Помните эти дико дорогие и дефицитные билеты в безвизовые страны и подскочившие там цены на аренду жилья? Тогда белорусы познакомились с новыми экзотическими локациями, например, Арменией и Узбекистаном (Грузию освоили раньше). В Ташкент только EPAM перевёз несколько сотен сотрудников из Беларуси и России. Опыт, конечно, любопытный, но не самый лёгкий.

Для кого-то смена страны была единственным способом сохранить работу: «самый центр Европы» для многих заказчиков и инвесторов стал неприемлемой локацией.

Чем ещё запомнилась весна

А ещё «полураспадом» Wargaming: флагман продуктовой разработки в Беларуси распался на две части. Производители «танков» покинули «поле боя», забрав на Запад часть сотрудников и мировой бренд, оставив после себя российскую правопреемницу Lesta и полупустой офис в Шабанах. Поклонникам игры тоже пришлось определяться: либо коллективно-западный World of Tanks, либо посконный «Мир танков» и точка.

EPAM сумел обойтись менее радикальными решениями: уйти из России, релоцировать всех кого можно, но всё же оставить офис в Беларуси. Пока есть надежда.

Кризисные горки

Примерно тогда же упал в обморок рынок ИТ-вакансий (и до сих пор без сознания), а ИТ-компании заморозили наём и стали сокращать персонал. Урезанное в Беларуси прорастало в соседних (и не очень) странах.

dev.by сбился со счёта, пытаясь оценить масштабы новой волны миграции ИТ-специалистов и сложить результаты с предшествующими. Прикинули, что за два года Беларусь могли покинуть от 16 до 23 тысяч айтишников. Косвенно о масштабах миграции можно судить по статистике увольнений-найма. За 10 месяцев чистый отток кадров из ИТ-отрасли 14+ тысяч человек.

Отрасль захлестнула новая волна кризиса. О новых наборах в ПВТ официально больше не сообщают. Впрочем, это не помешало уже состоявшимся резидентам Парка установить новый квартальный рекорд по налогам. Руководители компаний говорят, тут и выплаченные в начале года бонусы (в том числе на релокейт), и курсовые колебания, и работа на Беларусь из других юрисдикций. Результат утешительный, но недолговечный. Уже во втором квартале налоги упали, да и резидентов стало меньше. А потом МНС перестало публиковать эти данные. А Белстат закрыл информацию об экспорте товаров и услуг. Последнее, что мы знаем об экспорте компьютерных услуг, — за три месяца он составил 766 млн долларов (+4% к периоду 2021 года). При этом в марте рост экспорта ИТ-услуг остановился.

Государство, как могло, заботилось о «стабильном функционировании экономики»: к +4 п. п. подоходного налога добавило двойную ставку отчислений в Фонд ПВТ. Вторую меру таки удалось ограничить одним кварталом, первую пролонгировали до января 2025 года.

Чтобы сдержать побег бизнеса, акционерам «из недружественных государств» запретили отчуждать доли в белорусских юрлицах, а потом и выходить из них. В «недружественный» список попали EPAM, Wargaming, IBA Gomel Park и ещё две гомельские ИТ-компании (заколдованный оказался регион). Wargaming как знал — успел уйти за несколько дней до запрета.

Были попытки и дружественных мер. Например, в марте администрация ПВТ готовила проект по изменению условий работы для ИТ-компаний (по аналогии с российскими мерами). Туда внесли и отсрочку от призыва, и возвращение подоходного налога 9%, и мораторий на уголовные дела экономического толка. Резиденты добавили свои предложения, а правительство дало надежду, что к июлю всё будет. После этого законопроект пропал без вести.

Зато удалёнку из-за границы официально обелили.

Как работалось айтишникам

Тяжело. И тем, кто уехал, и тем, кто остался. Одним приходилось искать жильё, устраивать детей в детсады и школы, учить язык, заморачиваться с песелями-мельдунками и налогами, платить повышенную коммуналку на родине и искать способ поменять паспорт в консульстве, другим прятать от заказчика реальную локацию, искать новую работу и оправдываться, почему они дома. И те, и другие оказались уязвимыми перед санкциями и дискриминацией.

Даже если твой стартап уже несколько лет в Дании, как у Веры Решетиной, госфонд может прекратить его финансирование из-за соучредителя-белоруса с долей в 5%. А уж польская грантовая программа тем более может отказать переехавшему стартапу из Беларуси. Но куда им до Slush, отменившему победу Immigram из-за связей с РФ. «Slush, you suck», — отреагировал на решение один из инвесторов стартапа Микита Микадо.

Досталось и нашим студентам в Чехии: тамошний Минобр рекомендовал вузам ограничить возможности для обучения на технических специальностях студентам из России и Беларуси, мол, это техпомощь подсанкционным странам. Однако вузы приняли решения самостоятельно. Иностранные банки стали ужесточать требования к гражданам Беларуси: даже опора и надежда белорусов в Польше, банк PKO, начал было отказывать им в открытии счёта. По счастью, это быстро прошло.

И уехавшие, и оставшиеся плохо спали, выгорали, искали йод и запасали консервы на случай самого худшего. А ещё, как Виктор Хаменок, чувствовали, что наш бронепоезд летит куда-то не туда, и просили поддержки сообщества.

Учтите, что летом в Беларуси стали падать зарплаты, и дело не только в укрепившейся нацвалюте — зп стали проседать и в долларах. То ли в оттоке проектов дело, то ли в том, что на рынке резко увеличилась доля джунов: просто сеньоров и мидлов релоцировали первыми. А в Польше с весны рос доллар, и это тоже доставляло айтишникам страдания — зарплаты-то чаще в злотых. В общем, никакой стабильности.

То, что это и была «стабильность», стало понятно в конце сентября, с объявлением в РФ той самой «частичной». Мобилизационный импульс передался через прозрачную границу нашим айтишникам. Счастливые обладатели PBH ускорили отъезд, опасаясь повесток. Небеспочвенно: до конца года Минобороны пообещало сверить всех военнообязанных.

Всё пропало?

Региональный катаклизм в ИТ к этому времени уже обрамлён в рамку глобального кризиса: мировые компании сокращают сотрудников, компании в Беларуси тоже закрывают офисы и режут штат (раз, два, три, четыре, пять). Все ждут рецессию и обсуждают, кто первый пойдёт под нож. Кажется, всё пропало?

По крайней мере, не в этом году. Ведь он уже закончился. И бронепоезд, хоть и несётся на всех парах, всё ещё не достиг конечной точки. ИТ-компании — в Беларуси или по её периметру — потрёпаны, но живы, сотрудники тоже, и все как-то работают. А это по нынешним временам уже выдающийся результат.

Читайте также

Топ-10 специальностей, о которых выпускники жалеют больше всего. И ещё 10, которые предпочли бы вместо этого

«Выбрала QA — бо яно самае таннае». Як я з дыпломам юрыста-міжнародніка ўвайшла ў IT у Варшаве

Арт-площадка начала блокировать изображения с протестами против нейросетей