Поддержать команду Зеркала
Беларусы на войне
Налоги в пользу Зеркала
  1. Стали известны секретные планы военного командования РФ по наступлению на Харьковщине — своего не добились, но выгоду получили
  2. Кремль продвигает программу легализации статуса «соотечественников России за рубежом» — эксперты объяснили суть замысла
  3. Учился в РФ, грозился прорубить «коридор силой оружия» через Литву. Лукашенко назначил нового начальника Генштаба
  4. Азарова лишили доступа к плану «Перамога». Тихановская прокомментировала «Зеркалу» рассылку с призывом голосовать на выборах в КС
  5. Новый скандал вокруг Фонда спортивной солидарности. Левченко, Герасименя и другие известные атлеты выразили вотум недоверия Опейкину
  6. «Вся эта вакханалия…» МИД прокомментировал ввод дополнительных ограничений на поставки товаров из ЕС
  7. «Я не хотела выходить из колонии. Меня отрывали от шконки». Алана Гебремариам — о тюрьме, воле и о том, как освободить политзаключенных
  8. Правительство Беларуси разработало проект закона об амнистии к 3 июля. Осужденных за «экстремизм» и «терроризм» не освободят
  9. Следственный комитет начал спецпроизводство в отношении основателя медцентра «Новое зрение» Олега Ковригина
  10. Налоговики предупредили предпринимателей о важных изменениях. Некоторым грозят штрафами и конфискацией дохода
  11. 28 лет назад Владимир Карват спас жителей двух деревень — и посмертно стал первым Героем Беларуси. Вспоминаем его трагическую судьбу
  12. Из-за контрсанкций Минска с прилавков магазинов вскоре должны исчезнуть некоторые товары. Рассказываем, чем лучше закупиться впрок
  13. Пропагандисты взялись объяснять причины отъема жилья у уехавших — и, кажется, совершенно запутались. Вот что они говорят
  14. «Однозначно — нет». Минобразования окончательно определилось с выпускными в кафе и ресторанах
  15. Власти жалуются на нежелание семей заводить детей. Мы решили найти год, когда родилось больше всего беларусов, — и вот что выяснили
  16. Три европейские страны признали Палестину как независимое государство. МИД Израиля отзывает послов
  17. Банки будут сливать налоговикам новые данные о доходах населения. Стали известны подробности
  18. Зачем Путин внезапно собрался в Беларусь и что ему нужно? Спросили у экспертов
Чытаць па-беларуску


В понедельник, 9 января, белорусские айтишники стали сообщать, что их компании получили списки сотрудников, которые донатили фондам, помогавшим пострадавшим от репрессий на протестах. Этих людей ждут на беседы в КГБ и предлагают перечислить в десять раз больше «куда скажут» власти. Таким образом обещают обойтись без «уголовки». Поговорили с айтишницей, которая тоже получила такое предложение.

Фото: Pavel Danilyuk, Pexels.com
Снимок носит иллюстративный характер. Фото: Pavel Danilyuk, Pexels.com

Имя собеседницы изменено в целях безопасности. Ее данные есть в редакции.

Марина работает в одной из компаний, входящих в белорусский ПВТ. В конце августа 2020 года, когда BYSOL объявил один из первых сборов на помощь пострадавшим на протестах, девушка перечислила туда деньги. А 6 января 2023-го руководство сообщило о письме из ПВТ и о том, что есть список людей, поддержавших инициативу (Марина оказалась в их числе). И за всех теперь взялись силовики.

— Мне сказали, что нас из этого списка будут приглашать в КГБ на беседу. Там нужно будет написать объяснительную. Такую «повинную», почему было «финансирование» этой, экстремистской с их точки зрения, деятельности, — рассказывает Марина. — Ну и что нужно будет компенсировать в десятикратном размере сумму, которая была перечислена. Я уже не помню, сколько тогда донатила. Может, долларов 30 или 40. И уже не помню фонды, но точно после того случая еще куда-то делала переводы. При этом тут речь шла именно про BYSOL и про август 2020-го. Как они это узнали — непонятно, в письме не указывалось.

Выходит, что айтишнице теперь нужно перечислить куда-то сумму, эквивалентную как минимум 300 или 400 долларам. Сроки, когда это нужно сделать, не назывались, как и организации, куда пойдут деньги.

— Конкретной схемы не было. Но предложение заключалось в том, что они дадут список организаций или какую-то конкретную, например, благотворительный счет, куда нужно перечислить. То есть адресат и назначение платежа они скажут, а ты только покрой эту сумму, — объясняет Марина.

По ее словам, сейчас у сотрудника из списка есть два варианта: или согласиться на условия и перечислить деньги, или избежать этого и уехать.

— Иначе, насколько я понимаю, будет административное или уголовное преследование, потому что это считается финансированием экстремистской деятельности, — говорит Марина. — Но что там, по какой статье — не было сказано. Хотя я понимаю, что тогда перечислять деньги в эти фонды не было запрещено. Они не были объявлены экстремистскими. Но я так же понимаю, что, попадая в руки к силовикам, ты уже не можешь спорить с ними и с тем, как они трактуют свои же законы. Они не оставят это просто так.

Я думаю, что это попытка выкачать деньги из оставшихся в стране, скажем, мелких «протестунов», взять на карандаш, выдавить из страны. Вряд ли они хотят всех посадить. Вряд ли у них есть и условия для этого. Еще и айтишники — люди платежеспособные, я это вижу как удобный повод выкачать деньги.

Уведомление о списке и необходимость общаться со спецслужбами стал для айтишницы последней каплей. На днях она уехала из страны.

— У меня уже были тревожные звоночки. Сначала мою фотографию с протестов показали на СТВ. Потом стали прессовать образовательные структуры, а я еще подрабатываю в ЕГУ. Каждый раз задумывалась об отъезде, но каждый раз все было тихо, — объясняет Марина. — А тут после Нового года — история с донатами. И я подумала: чего еще ждать? Еще была информация, что людям из этого списка, которые попытаются уехать, может быть перекрыт выезд. Узнала, что по мне все чисто, и решила точно ехать, пока что-то не поменялось.

Девушка продолжает работать в своей компании, но теперь из другой страны. По ее словам, руководство к ситуации отнеслось с пониманием, на сотрудников не давит. Всем дали возможность сделать свой выбор, предложили помощь с релокейтом, если понадобится. Возвращаться в Беларусь Марина пока не планирует. Но задумывалась о том, чтобы перечислить сумму, которую потребуют силовики.

— Вообще, я хотела спустя какое-то время узнать, могу ли отдать эти деньги, чтобы с меня не было никакого спроса. Я, может, и могла бы их перечислить. Но гарантии, что силовики успокоятся и не найдут, к чему еще придраться, нет. Я же знаю, что я делала тем летом, — смеется Марина. — Но хочу ли я возвращаться в Беларусь, чтобы снова все это пережить? Дома я жила в страхе — подходила по несколько раз в день к окну, прислушивалась к дверям, это постоянное ожидание, неизвестность. Или пересекать границу без уверенности, что потом смогу снова выехать? Лучше буду привыкать к трудностям эмигрантской жизни, чем жить в той неопределенности и страхе.

Белоруска говорит, что в страну она не вернется, пока не изменится политическая ситуация:

— Но я не жалею ни о чем, что делала в 2020 году. Скорее, жалею, что раньше этого не делала. И была бы возможность — я бы и больше задонатила, мне этих денег не жалко.