Поддержать команду Зеркала
Беларусы на войне
Налоги в пользу Зеркала
  1. Посольство Беларуси в Эстонии приостановило работу консульской службы
  2. «Нет никаких признаков, что пассажиры выжили». Спасатели нашли разбившийся вертолет президента Ирана — он погиб
  3. У Латушко не получилось. Скандальный рэпер Серега все-таки выступил в Германии
  4. «Список из 200 человек». Силовики приходят в квартиры уехавших из страны беларусов — что они говорят
  5. С июля вам могут перестать выдавать пенсию и пособия на детей, если не совершите одно действие
  6. Россия стремится захватить Волчанск, чтобы завершить первый этап наступления, а Украина хочет лучше наносить удары по территории РФ
  7. На рынке труда — новый антирекорд. Дефицит кадров нарастает такими темпами, что о проблеме говорит даже Лукашенко
  8. За 24 года наш рубль по отношению к доллару обесценился в 101 раз, а курс злотого остался тем же. Как поляки этого добились
  9. «Из жизни ушли настоящие друзья Беларуси». Лукашенко и беларусский МИД отреагировали на гибель президента Ирана


В Белостоке в минувший вторник, 17 января, на пешеходном переходе на центральной улице города — Липовой — сбили 6-летнего Мишу из Гродно. За рулем арендованной машины находилась 22-летняя девушка. Сейчас маленький гродненец находится в реанимации, его ввели в искусственную кому. Врачи пока никаких прогнозов не дают, но осторожно говорят: «Миша на хорошей дорожке». Мама мальчика Виктория все время рядом с сыном. Она рассказала блогу «Люди» об аварии, поддержке белорусов и о помощи, которая сейчас очень нужна семье. Мы перепечатываем этот текст.

Место ДТП в Белостоке. Фото: bialystokonline.pl
Место ДТП в Белостоке. Фото: bialystokonline.pl

Виктория с двумя сыновьями — Мишей и Глебом — приехали в польский город на несколько дней. В тот злополучный день — 17 января — они собирались возвращаться в Гродно, но белоруска решила задержаться в Белостоке еще на день.

Вспоминая обстоятельства аварии, Виктория не может сдержать слез.

 — Все произошло около 17.00. Мы переходили дорогу по пешеходному переходу. Там всего две полосы. Дорога выложена камнем и, как сейчас многие местные жители пишут, есть ограничение скорости для автомобилей в 30 километров в час. Место там хорошо освещено. Тогда было уже темновато, но не совсем темно, а такие сумерки. Детей я держала за руки. Глеб был с правой стороны, Миша — слева. Остановилась красная машина, и только тогда мы начали переходить дорогу. Перешли половину, я увидела белую машину. Я видела ее и ранее, когда мы ждали, чтобы нас пропустил красный автомобиль. Миша вырвался с руки, сделал два шага, и она его сбила и протянула дальше, не останавливаясь.

В итоге Миша оказался под машиной, вспоминает Виктория.

— Это кажется, что все заняло много времени, но по-настоящему все произошло за секунды. Я стучу по стеклу машины, чтобы водитель остановилась, она это делает и смотрит на меня, потом на своего спутника в машине, потом снова на меня. Я начинаю кричать и не понимаю, что мне делать дальше — доставать ребенка или нет. Но падаю на колени и вытаскиваю его из-под машины за курточку. Он приходит в сознание и говорит: «Мамочка, пошли домой». Из ушек и носа у него текла кровь. Мимо проезжала скорая, она остановилась, врачи вызвали своих коллег. Я просила их, чтобы они спасли моего сына, они сказали, что у них в машине лежит мужчина без сознания, а сейчас приедут их коллеги, — говорит Виктория.

Через какое-то время приехали медики и полиция. В это время прохожие — русскоязычная пара — подхватили второго ребенка Виктории.

 — Полицейские сказали, что заберут Глеба с собой, но он стал плакать. В итоге его забрали эти люди, а я поехала вместе с Мишей в больницу.

Всю дорогу мальчик был в сознании, ему провели необходимые обследования и погрузили в искусственную кому.

 — Миша в тяжелом состоянии. У него поломан череп, сильная отечность, есть гематома. Врач говорит, что она должна рассосаться, и тогда уже будут смотреть, что делать дальше. Пока никаких операций не проводили. Ребенку подается кислород, сам он не дышит. В первые сутки из головы откачивали жидкость. Никаких прогнозов пока никто не дает, врачи сказали ждать, чтобы спала отечность. Но говорят, что он на хорошей дорожке, — говорит мама мальчика.

В пятницу, 20 января, документы об аварии были переданы из полиции в местную прокуратуру. Виктория уже нашла адвоката, который будет заниматься всеми необходимыми делами.

 — На данный момент какой-то информации о деле у нас нет. Также с нами не связывалась девушка, которая была за рулем автомобиля. Она и на месте происшествия просто стояла на газоне вместе со своим спутником. Когда у меня брали показания, она тоже их давала, проходила медосвидетельствование. Результаты его мы тоже пока не знаем.

Семья мальчика открыла банковские счета. Помощь нужна на адвоката, оплату лечения и на последующую реабилитацию.

 — У Миши есть карта поляка, но нет страховки. Как нам сказали, расходы на лечение по карте поляка могут быть покрыты, но сначала мы должны будем все оплатить. У Миши — интенсивная терапия, которая стоит очень дорого. Понятно, что его никто не будет отключать от аппаратов, если денег не будет, но в итоге нам все равно придется покрыть все счета самим.

Виктория говорит, что первые двое суток были для нее очень тяжелыми.

 — Это был ад. Я была, такое ощущение, в кромешной тишине. Никого рядом со мной нет, я была одна. Но когда информация об аварии появилась на сайтах, то все поменялось. Со мной связался консул Беларуси, звонили из больницы. Очень много людей откликнулось на нашу беду. Просто приезжали люди и сидели рядом со мной. Наши белорусы — просто замечательные, и я им благодарна. Люди говорили, мы вместе, мы рядом, мы семья. Знаете, я такую стену за собой почувствовала и очень-очень благодарна нашим людям. Верю, что с их помощью у нас все получится, и Миша быстро пойдет на поправку, — говорит Виктория.

Если кто-то из читателей захочет помочь семье, то с Викторией можно связаться через ее аккаунт в инстаграме.