Поддержать команду Зеркала
Беларусы на войне
  1. А вы знали, что в начале войны СССР даже пытался наступать сам? Вот почему 22 июня 1941-го для Красной армии произошла катастрофа
  2. Сикорский: Польша рассматривает возможность закрытия оставшихся двух пунктов пропуска на границе с Беларусью
  3. Украинский Генштаб сообщает о тяжелых боях на востоке страны. Аналитики предупреждают, что именно там Россия может наступать летом
  4. На госТВ отчитались о задержании брестчанина и двух россиян — утверждается, что они готовили теракты на российской железной дороге
  5. Путин назвал возможное поражение России в Украине «концом государственности» и намекнул на ядерный ответ — что стоит за угрозой
  6. Попал под санкции, но купается в роскоши. Чем владеет один из «кошельков» Лукашенко и его семья (впечатлительным лучше не смотреть)
  7. ВМС Украины подтвердили спутниковыми снимками уничтожение базы запуска дронов в российском Ейске
  8. «Есть за что». Удивительное дело: министр спорта Беларуси покритиковал соревнования в России, где у наших атлетов ведра медалей
  9. С 1 июля заработает очередное изменение на автомобильном рынке


Одна из самых обсуждаемых белорусскими властями тема — возвращение тех, кто уехал из страны, и создание для этого специальной комиссии. Мы уже интересовались у белорусов за рубежом, на каких условиях они согласились бы приехать домой и по чему в Беларуси они скучают. А сегодня поговорили с теми, кто возвращаться в страну не намерен вообще — даже в случае позитивных перемен. Публикуем их мнение.

Фото: TUT.BY
Аэропорт «Минск». Фото: TUT.BY

Андрей, 33 года, Польша

Я уехал из-за политической ситуации в 2020 году. Возвращаться не планирую. Почему? Если честно, нет даже скуки как таковой, особенно, когда следишь за событиями. Разочаровывает отсутствие будущего для меня и моих детей в Беларуси. Европа многое дает в этом плане. И когда слышишь разговоры так называемых «депутатов», что здесь «твоя судьба — это завод», то, в принципе, понимаешь, что сделал все правильно.

Виктор, 24 года, Польша

Я переехал в Польшу в 2020 году после протестов. Прожив тут два года, понял, что смогу банально устроить себе хорошую жизнь, в отличие от родины. Заработок позволяет ни в чем не отказывать себе и при этом копить на недвижимость. В Беларуси же доход был низким, так сказать «от зарплаты до зарплаты». В Польше я работаю электриком. Пока без образования, но планирую поступать учиться.

Также политика играет для меня роль. Иногда я езжу в гости в свою страну, скрипя зубами, со страхом, что какой-то кагэбэшник уже завел на меня материалы. Единственная эмоция, которая меня сопровождала в момент нахождения в Беларуси, — это страх!

Владислав, 28 лет, Польша

Чтобы убежать из Беларуси, я начал готовить документы с началом войны в Украине. В октябре 2022 года сразу с получением визы уехал. В первую очередь, меня пугала возможность быть мобилизованным. Я являюсь военнообязанным, проходил срочную службу.

В 2020 году участвовал во многих акциях, вполне возможно, что на меня могут быть какие-нибудь обвинения, и на границе «примут». Я переехал в Польшу и устроился тут на работу. Мне нравится, отношение к человеку совсем другое. Здесь спокойнее: не нужно ходить и оглядываться на полицейских с мыслями, будут ли меня задерживать. Нет той паники, которая преследует тебя в Беларуси на каждом шагу.

На сегодняшний день у меня в Беларуси остались родственники, недвижимость. Если удастся все продать там и обжиться тут, то однозначно не вижу смысла возвращаться. Я не верю в быстрое изменение на политической арене. Экономику страны нельзя реанимировать быстро.

Полина, 19 лет, Австрия

Я переехала в Австрию, где учу политологию. Сначала планировала вернуться обратно после получения образования, в надежде на изменения в политической ситуации. Хотела строить карьеру в Беларуси. Но, прожив в Вене пару лет, поняла, что возвращение в Беларусь будет возвращением к совершенно другому уровню жизни. Я имею в виду социальное страхование, медицину, заработок, который тут в несколько раз выше.

Улучшение этих и других сфер займет в Беларуси столько времени, за которое место, где я живу сейчас, выйдет на более хороший уровень жизни. Переезд видится бессмысленным при таком раскладе.

Я очень люблю Беларусь и очень скучаю. Возможно, когда ситуация изменится, буду приезжать в Минск временами. Но за последние два года я полностью исключила для себя вариант переезда обратно на постоянное место жительства.

Фото: TUT.BY
Железнодорожный вокзал Минска. Фото: TUT.BY

Игорь, 27 лет, Норвегия

Я обычно рационализирую так: жизнь слишком коротка. Родители моих родителей уже потратили свои лучшие годы на строительство «социализма». Результат мы наблюдаем сейчас.

Даже, если позитивные перемены в Беларуси произойдут завтра, потребуется, как минимум 50 лет и несколько поколений, чтобы достичь сегодняшнего уровня развития стран Скандинавии. Не только в экономике, но и в социальной, и в политической сфере. Это при наилучшем раскладе! А где будет Западная Европа через 50 лет?

События февраля 2022 года, к сожалению, надолго изменили восприятие Беларуси в мире. Белорусский паспорт теперь, скорее, преграда, нежели «возможность». Поэтому лично моя цель — получение второго гражданства, которое даст мне настоящую свободу во многих смыслах.

У меня уже получилось адаптироваться в Норвегии и найти работу. Сейчас, конечно, рецессия, с работой и ценами всем и везде сложно, однако возможности существуют для тех, кто ищет. Общество более открыто ко временным, летним работам. И это не выглядит как минус в резюме. Плохо — вообще не работать и ждать с моря погоды. Разумеется, требования к образованию и самообразованию, опыту выше, чем, например, в Беларуси.

Андрей, 35 лет, Польша

После некоторых раздумий с девушкой решили, что в нашем возрасте возвращаться из Польши в Беларусь, и начинать все с нуля дома будет как-то поздновато. Отрасль IT, где мы работали, по факту уничтожена. Репутация страны потеряна на очень долгое время.

Когда война закончится, очевидно, что текущее правительство будет пытаться как-то налаживать отношения со всеми сторонами, снова обещать. Возможно, даже выпустит всех политзаключенных и остановит репрессии. Только это все будет просто торгом, чтобы не потерять власть.

Даже, если власть каким-то образом сменится, если придет какой-нибудь вменяемый преемник, который «открутит» гайки и начнет реформы, то в обществе останется очень много тех, кого будет мучить «ностальгия» по «крепкой руке». Особенно в силовом аппарате. Они возможно даже попытаются все вернуть назад. Мое мнение: если власть и поменяется, Беларусь восстановится лет через 40. Извините, я после эмиграции стал пессимистом.

Никита, 34 года, Польша

Два года назад переехал в Украину, а после начала войны — в Польшу. Я программист и хорошо зарабатываю, даже по меркам Польши.

Мои родители пережили СССР, я пережил 2010, потом 2020, затем начало войны в 2022 году. Я хочу, чтобы мои дети жили в спокойной стране без этих потрясений. Чтобы им потом не пришлось уезжать еще куда-то.

Кроме того, я считаю, что в Польше гораздо лучше смогу раскрыть свой потенциал как программист и как человек.

Фото: TUT.BY
Снимок носит иллюстративный характер. Фото: TUT.BY

Александр, 27 лет, Польша

Я много рефлексировал на тему возвращения на родину. Я считал, что если власть сменится и моя страна страна будет нуждаться во мне, то я вернусь и с честью буду строить новую Беларусь.

С началом войны в Украине и на фоне новостей из Беларуси я многое переосмыслил. Триггером было то, что имея множество родственников и друзей в Украине, называя украинцев своими братьями, лишь ничтожно малый процент белорусов хоть как-то попытался саботировать переброску военной техники и солдат в Украину.

В те дни, когда российская военная техника вольно разъезжала по улицам моего родного города, ни один из них не попытался даже просто перекрыть дорогу. Тогда я для себя понял: подавляющее большинство моих соотечественников попросту не готовы к свободе. К тому, чтобы самим принимать решения и их последствия. Ведь гораздо легче смиренно принимать решения «крепкого хозяйственника» и втихаря пенять на него.

Я боролся за свободу. За свою и за их, за свободу своей страны. Был готов даже пожертвовать своим здоровьем, возможно, даже жизнью, если бы знал, что это вдохновит белорусов бороться. Но увы… Я боролся за свободу — ее и получил. Не таким образом как хотел, но все же. Надеюсь, это звучит не очень пафосно.

Богдан, 28 лет, Великобритания

Я уехал в конце весны 2021 года из-за политической ситуации и нагнетания репрессий. Опасался преследования, так как активно участвовал в протестах лета и осени 2020. Как показывают дальнейшие аресты моих друзей и коллег — не зря.

В Беларусь не планирую возвращаться в обозримом будущем по этим же причинам. Несмотря на заявления Лукашенко про какие-то комиссии, которые будут решать достоин ли ты прощения или нет. Верить «властям» — себя не уважать.

Моя адаптация прошла успешно. Конечно, оказаться одному в таком огромном городе, как Лондон, нелегко ни морально, ни финансово. Сейчас я жду решения о предоставлении беженства, это дело не быстрое.

Вернусь ли я, если что-то изменится в лучшую сторону? Этот вопрос я себе задаю часто. В Беларуси я вижу перспективы, но столько всего должно сложиться, что это выглядит утопично. Смена одного лишь Лукашенко мало чего даст, надо чтобы вся система поменялась. Причем, не только у нас, но и у соседа — России. Сейчас это выглядит нереалистично.

Никита, 22 года, Польша

Я уехал из Беларуси в конце августа 2021 года в Украину. После начала войны переехал в Польшу. В Беларуси все это время не появлялся, так как мне там пытались «пришить» очень серьезные статьи, исключительно за то, что я ходил с флагом на митинги.

Возвращаться я не планирую. На то есть несколько причин. Самая основная — это, конечно, экономическая. Мне 22 года, я работаю в IT-компании в Польше, прекрасно вижу, как тут люди живут, какие зарплаты получают.

На мой взгляд, Беларуси, даже при самом лучшем стечении обстоятельств, понадобится, по меньшей мере, десятилетие, чтобы выйти на хотя бы приблизительно такой же уровень. Нужно понимать, что проблемы не закончатся с приходом оппозиции. Напротив: люди столкнуться с совершенно не проработанными социальными институтами.

Я хорошо знаю историю польской «Солидарности», много читал о ней и был даже в музее в Гданьске. Сейчас мне Польша нравится. Но именно такой она начала становится в 1989−90 годах. Происходили похожие процессы, что будут и в Беларуси.

А сейчас 2023 год. Получается, что для Беларуси это становление будет очень долгим. Нормальную, спокойную, комфортную жизнь в Беларуси я увижу разве что в старости. Так что просто предпочту условия получше.