Поддержать команду Зеркала
Беларусы на войне
  1. Пропаганда пыталась очернить Польшу — но, похоже, тем самым признала, что в Беларуси есть концлагеря и «фабрика смерти». Вот в чем дело
  2. Доминирование Испании, недобор Англии. Обзор игрового дня на футбольном Евро
  3. Глава Минфина так рассказал в парламенте о ситуации с госдолгом, что «возбудил» Гайдукевича — депутат придумал, как не возвращать займы
  4. Похоже, Лукашенко уже начал свою предвыборную кампанию. Перед каждыми выборами он делает одно и то же — вспоминаем, что именно
  5. Минобороны объявило внезапную проверку готовности. В Украине успокоили: «У Беларуси нет сил для вторжения»
  6. «Честно? Всю Украину надо забирать». Поговорили с экс-вагнеровцем, который после мятежа Пригожина жил в Беларуси и вернулся на войну
  7. В Минске за час вылилась четверть месячной нормы дождей. Что натворила пролетевшая над Беларусью буря
  8. Путин хочет создать коалицию стран, которую будет позиционировать как альтернативу НАТО. Вот на кого, кроме Северной Кореи, он рассчитывает
  9. В Минобре всерьез взялись за стихийные очереди для проставления апостиля
  10. КГБ теперь требует переводить «компенсации» за донаты одному государственному центру. Рассказываем, что за он и куда идут деньги
  11. Лукашенко опять пожаловался на беларусов. Что на этот раз
  12. Украинские пограничники отреагировали на «предупреждение» беларусских: «Лучше бы они предупредили свою главную провокацию»


В белорусских колониях немало российских граждан. Некоторые их них получили внушительные сроки по политическим статьям. В том числе и Егор Дудников и Софья Сапега. О том, как идет процесс перевода их в российские колонии изданию «Новая газета. Европа» рассказал защитник Сапеги и Дудникова Антон Гашинский.

Фото: TUT.BY

«Я сейчас занимаюсь переводом Софии Сапеги и Егора Дудникова в Российскую Федерацию. Егор находится сейчас в тюрьме Могилева, периодически к нему ездит адвокат. К нему ездил и российский консул. Минюст России согласился с ходатайством мамы Егора и направил запрос на его выдачу в генеральную прокуратуру Беларуси. И периодически Минюст сообщает Юлии Дудниковой (матери Егора. — Прим. редакции), что ждет ответа от белорусской генпрокуратуры. А белорусская сторона пока не реагирует вообще. Она просто тянет время», — рассказал Гашинский.

По его словам, в колонии Дудникова «пытаются всяческими способами сломать, но он стойко держится».

«Кстати, в Российской Федерации должен тоже пройти суд, который установит: да, это преступление является преступлением и на нашей территории, у нас есть аналогичная статья, срок по которой находится в пределах санкции белорусской статьи, и мы готовы принять осужденного для отбытия наказания. Но в данной ситуации в России максимальное наказание по статье, аналогичной тем, по которым осудили Егора, — до шести лет лишения свободы. То есть Россия скажет: мы готовы принять с отбыванием наказания сроком шесть лет. А дальше Беларусь должна сказать „да“ дважды: в принципе ответить положительно на запрос российского Минюста и согласиться на срок, определенный российским судом. И тут, конечно, нам очень нужна помощь внешнеполитического [российского] ведомства, иначе, боюсь, нам могут отказать», — подчеркнул адвокат.

При этом, отметил Гашинский, ситуация с Сапегой несколько иная.

«Ее отдадут. Но подержат: свобода должна быть выстрадана. После того как появилась информация о том, что подан запрос на перевод ее в Россию для отбывания наказания, мне стали поступать звонки от россиян с угрозами: „Нам Сапега не нужна! Пусть остается там, мы ее не ждем!“ Сами понимаете, как там все „промыто“. Кстати, знаете, в чем прикол? София еще сомневалась, имеет ли смысл переводиться в Россию», — сообщил он.

В итоге, резюмирует защитник, «едва ли Сапеге откажут в переводе, а по Дудникову есть вопросы».

Кто такие Егор Дудников и Софья Сапега и за что их осудили в Беларуси

Фото: социальные сети
Егор Дудников. Фото: социальные сети

По профессии Егор Дудников — повар, но подрабатывал любительской озвучкой мультфильмов, аниме и рекламных роликов. Задержали его за озвучку протестных роликов.

Как сообщала прокуратура, Дудников с 19 января по 21 мая 2021 года опубликовал в одном из телеграм-чатов «не менее 55 озвученных им голосовых сообщений побудительного характера» с целью «нагнетания напряженности и конфликтности в обществе и государстве». Силовики считают, что этим он «разжигал социальную вражду и рознь по признаку профессиональной принадлежности», «формировал отрицательный образ представителей власти и неприязнь к ним», а еще «склонял граждан к запланированным противоправным действиям». Также ведомство утверждает, что в чате россиянин «призывал к захвату государственной власти, насильственному изменению конституционного строя, возникновению массовых беспорядков с насилием к представителям власти».

Егор Дудников был задержан в Минске 4 мая 2021 года по дороге домой, у него был проведен обыск.

27 декабря 2021 года Минский городской суд приговорил 21-летнего политзаключенного россиянина Егора Дудникова к 11 годам колонии. Его признали виновным по двум статьям Уголовного кодекса — ч. 3 ст. 130 (Разжигание вражды) и ч. 3 ст. 361 (Призывы к действиям, направленным на причинение вреда национальной безопасности Беларуси).

Софья Сапега на оглашении приговора 6 мая 2022 года. Фото: Belta via Reuters
Софья Сапега на оглашении приговора 6 мая 2022 года. Фото: Belta via Reuters

Софью Сапегу задержали 23 мая 2021 года вместе с бывшим главным редактором телеграм-канала NEXTA Романом Протасевичем в минском аэропорту после того, как власти Беларуси посадили самолет авиакомпании Ryanair, летевший из Афин в Вильнюс. Пара возвращалась с отдыха. Девушку обвинили в администрировании телеграм-канала «Черная книга Беларуси», в котором публикуются личные данные силовиков.

Суд начался 28 марта 2022 года и проходил в закрытом режиме. Сапеге предъявили обвинения по семи статьям, но признали виновной по двум — по ч. 3 ст. 130 (в совершении умышленных действий, направленных на возбуждение иной социальной вражды, розни по признаку иной социальной принадлежности, совершенных организованной группой лиц, повлекших иные тяжкие последствия), а также по ч. 1 ст. 179 (незаконные сбор либо распространение сведений о частной жизни, составляющих личную или семейную тайну другого лица, без его согласия, повлекшие причинение вреда правам, свободам и законным интересам потерпевших).

Ее приговорили к шести годам колонии общего режима. Сапега в колонии работает швеей. Ранее в переписке она рассказала матери, что работы много, все работают без перерыва, здоровье из-за стресса «оставляет желать лучшего». В одном из писем девушка попросила мать пообещать ей, что она заберет ее из колонии.

В помиловании ей отказали.