Поддержать команду Зеркала
Белорусы на войне
  1. «Говорят: „Спасите“, а ты понимаешь: перед тобой труп». Поговорили с медиком из полка Калиновского о том, как на фронте спасают раненых
  2. Население установило очередной рекорд, от которого у Нацбанка «дергается глаз». Ограничения не срабатывают
  3. Силовики задержали минчанина за отрицание геноцида белорусского народа
  4. Армия РФ заявила о захвате еще трех населенных пунктов под Авдеевкой, от чего будут зависеть ее дальнейшие успехи. Главное из сводок
  5. «Ни один фильм ужасов не может передать картину, которая открылась нашим глазам». Как в Минске автобус сгорел вместе с пассажирами
  6. В Москве простились с умершим оппозиционером Алексеем Навальным. Показываем фотографии с похорон политика
  7. Паспортистка сорвала отпуск семье минчан — МВД пришлось заплатить больше 8000 рублей. Что произошло
  8. За полмесяца боев Россия потерял уже 15 самолетов, но это ее не смущает. Объясняем почему
  9. Чиновники вводят очередные изменения по «тунеядству». Что придумали на этот раз
  10. «Нас просто списали». Поговорили с директором компании, обслуживающей экраны, на которых появилось обращение Тихановской
  11. Авдеевка пала, на очереди Нью-Йорк? Рассказываем о значении боев за украинский город и возможном ходе событий после его захвата РФ


В Минске продолжается процесс по делу о поджоге дома депутата Олега Гайдукевича. Один из фигурантов — экс-ресторатор Вадим Прокопьев, которого судят заочно: он якобы был руководителем им же созданной преступной группы. 10 марта на очередном заседании прокурор зачитал текст обвинительного заключения, пишет БЕЛТА.

Обвиняемые по делу о поджоге дома Гайдукевича. Фото: БЕЛТА
Обвиняемые по делу о поджоге дома Гайдукевича. Фото: БЕЛТА

Один из 18 обвиняемых по делу — Николай Рой. По версии следствия, Прокопьев списался с ним в мессенджере в соцсетях в январе 2021 года, а потом они встретились в гостинице в Варшаве — там экс-ресторатор якобы предложил Рою принять участие в заговоре с целью захвата государственной власти.

По версии обвинения, предполагалось, что Рой поможет участникам заговора изготовить взрывчатку «для совершения ими акта терроризма» в отношении чиновников и силовиков, зачитал текст обвинительного заключения прокурор.

Рой якобы согласился и по заданию Прокопьева в мае 2021 года, будучи в Киеве, учился стрелять из пистолета в тире, а летом того же года уже в Польше — изготавливать взрывчатку. Ее, по версии следствия, должны были доставить дронами.

Еще двое обвиняемых — Сергей Лисовский и Дмитрий Неверкевич. Последний был директором иностранного предприятия по аренде авто «Белеврорент». Как утверждает прокурор, не позднее марта 2021 года оба неоднократно встречались в офисе компании в Минске — там Лисовский якобы по согласованию с Прокопьевым рассказал Неверкевичу «о существовании группы заговорщиков, ее персональном составе, их целях по захвату государственной власти неконституционным путем, своей роли в этой противоправной деятельности».

На одной из встреч, по утверждению прокурора, Лисовский предложил Неверкевичу использовать в заговоре принадлежащее «Белеврорент» транспортное средство, тот согласился.

В обвинении также сообщается, что в марте 2021 года Лисовский организовал встречу с директором административно-хозяйственного департамента инкассаторской компании «Белинкасгрупп» Петром Юркевичем — ему он тоже якобы рассказал о группе заговорщиков, в которой состояли сам Лисовский, Прокопьев, а также действующие и бывшие белорусские силовики.

«Убедившись, что Юркевич является противником действующего конституционного строя, приверженцем насильственного его свержения, в том числе посредством совершения преступлений экстремистского характера, Лисовский попросил предоставить некоторые сведения», — заявил обвинитель.

Среди прочего Лисовского интересовало количество имеющейся у «Белинкасгрупп» бронированной техники, которой можно было бы блокировать движение в Минске, говорится в обвинении.

Кроме того, Лисовский якобы расспрашивал о различных структурных подразделениях «Белинкасгрупп», которые занимались вопросами выдачи сотрудникам огнестрельного оружия, а также разрабатывали маршруты движения бронированных инкассаторских автомобилей.

«Также его интересовал порядок организации личного приема директором компании и возможность организации личной встречи с ним в обход установленного порядка для привлечения к совместной преступной деятельности», — сообщил прокурор.

Дело о поджоге дома Гайдукевича

Напомним, по делу о поджоге дома Гайдукевича и других преступлениях проходят 18 человек. Троих из них — Вадима Прокопьева, Дениса Хамицевича и Игоря Чемякина — судят заочно: они находятся за границей и объявлены в международный розыск, в отношении них велось следствие в рамках специального производства.

Вадим Прокопьев обвиняется в совершении преступлений, предусмотренных:

  • ч. 1 ст. 13 и ч. 3 ст. 289 (Приготовление к акту терроризма);
  • ч. 1 ст. 14 и ч. 3 ст. 289 (Покушение на акт терроризма);
  • ч. 3 ст. 289 (Акт терроризма, совершенный организованной группой);
  • ч. 4 ст. 295 (Незаконные действия в отношении огнестрельного оружия, боеприпасов и взрывчатых веществ);
  • ч. 2 ст. 295−3 (Незаконные действия в отношении предметов, поражающее действие которых основано на использовании горючих веществ);
  • ч. 3 ст. 333−1 (Незаконное перемещение через границу Беларуси огнестрельного оружия, боеприпасов, взрывчатых веществ, взрывных устройств, а также иных видов вооружения и военной техники, совершенное организованной группой);
  • ч. 1 ст. 14 и ч. 2 ст. 357 (Покушение на заговор с целью захвата власти);
  • ч. 1 ст. 13 и ч. 1 ст. 359 (Приготовление к акту терроризма в отношении государственного или общественного деятеля);
  • ч. 1 ст. 361−1 (Призывы к санкциям);
  • ч. 1 ст. 13 и ст. 364 (Приготовление к насилию в отношении сотрудника органов внутренних дел);
  • ч. 5 ст. 16 и ч. 3 ст. 424 (Соучастие в злоупотреблении служебными полномочиями).

Игорь Чемякин обвиняется в совершении преступлений, предусмотренных:

  • ч. 1 ст. 13 и ч. 3 ст. 289 (Приготовление к акту терроризма);
  • ч. 3 ст. 289 (Акт терроризма, совершенный организованной группой);
  • ч. 2 ст. 295 (Незаконные действия в отношении огнестрельного оружия, боеприпасов и взрывчатых веществ);
  • ч. 2 ст. 295−3 (Незаконные действия в отношении предметов, поражающее действие которых основано на использовании горючих веществ);
  • ч. 1 ст. 14 и ч. 2 ст. 357 (Покушение на заговор с целью захвата власти);
  • ч. 1 ст. 13 и ч. 1 ст. 359 (Приготовление к акту терроризма в отношении государственного или общественного деятеля);
  • ч. 3 ст. 361−1 (Призывы к санкциям через СМИ);
  • ч. 1 ст. 13 и ст. 364 (Приготовление к насилию в отношении сотрудника органов внутренних дел).

Денис Хамицевич обвиняется в совершении преступлений, предусмотренных:

  • ч. 1 ст. 14 и ч. 3 ст. 289 (Покушение на акт терроризма);
  • ч. 2 ст. 295−3 (Незаконные действия в отношении предметов, поражающее действие которых основано на использовании горючих веществ);
  • ч. 1 ст. 14 и ч. 2 ст. 357 (Покушение на заговор с целью захвата власти);
  • ч. 3 ст. 361−1 (Призывы к санкциям через СМИ).

Другие обвиняемые — Виталий, Анастасия, Владислав и Ольга Войтеховичи, Сергей Лисовский, Алексей Михайлов, Дмитрий Неверкевич, Эдуард Пестрак, Ольга Петух, Николай Рой, Владимир Савенков, Сергей Соколов, Денис Филончик, Павел Чихинский, Петр Юркевич.

Процесс стартовал в Минске 6 марта. В тот же день прокурор зачитал обвинение Прокопьеву. Согласно его версии, тот руководил им же созданной организованной преступной группой, действовавшей с 14 июля 2020 года до 6 января 2022 года на территории Беларуси, Турции, Польши, Украины.

В группу якобы входили «радикально настроенные к действующей власти лица», в том числе бывшие и действующие военнослужащие, силовики, прежде всего из спецназа, спортсмены рукопашного боя, бизнесмены и другие, «кто разделял взгляды захвата госвласти неконституционным путем», а их план якобы состоял в захвате власти с терактами и массовыми беспорядками.

Ранее Олег Гайдукевич сообщил, что в ночь с 10 на 11 июля 2021 года в его дом неизвестные бросили «коктейли Молотова», из которых загорелся только один. В результате инцидента никто не пострадал, кроме кота — у него обгорел нос. КГБ возбудил уголовное дело по статье 289 УК об акте терроризма. Санкция статьи предусматривает наказание до 15 лет лишения свободы.