Поддержать команду Зеркала
Беларусы на войне
Налоги в пользу Зеркала
  1. Иран прокомментировал итоги атаки на Израиль и рассказал о своих дальнейших планах
  2. «Вся эта ситуация — большое горе». Поговорили с сестрой пророссийской активистки Мирсалимовой, уехавшей из-за «уголовки» за политику
  3. 58 человек погибли, судьбы многих выживших оказались сломаны. Вспоминаем, как почти 40 лет назад под Минском разбился самолет
  4. Как обострение на Ближнем Востоке и новые санкции повлияют на курсы доллара и евро? Прогноз по валютам
  5. Самая большая взятка для Лукашенко? Новое расследование BELPOL о строительстве резиденции политика на Минском море
  6. «Повлиять на ситуацию не можем, поэтому готовы и ждем». Связались с беларусами в Израиле — как они провели ночь во время иранской атаки
  7. Снарядов не хватает, украинцам приходится отбиваться стрелковым оружием. США не помогают Украине — и вот к чему это приводит
  8. В Березовском районе сгорел дом, в котором жила многодетная семья. Погибли четверо детей в возрасте от 2 месяцев до 6 лет
  9. «24 часа от Минска до аэропорта в Варшаве». Автобусный коллапс на границе с Польшей продолжается
  10. Чиновникам дали задания, как мотивировать беларусов работать дольше и не увольняться. Бюджетников и уехавших тоже касается
  11. Лукашенко уже 17 дней не может назначить главу своей администрации. Вот почему это странно
  12. Понимал, что болезнь смертельная, но верил в жизнь. Умер экс-боец ПКК Александр Царук — он вернулся с войны и узнал, что у него рак


Марина (имя изменено) вместе с мужем и четырьмя детьми уехала за границу по политическим причинам. Сначала в Украину, а после войны перебралась в Евросоюз. В субботу ее свекрови позвонили сотрудники милиции из райцентра Гомельской области и уговаривали сына вернуться. Самой Марине силовики даже не стали предлагать вернуться, отметив, что с ней «все поняли».

Очередь такси Национальном аэропорту. Фото: TUT.BY
Очередь такси в Национальном аэропорту. Фото: TUT.BY

— Мне позвонила свекровь на прошлой неделе и стала говорить, что я чуть ли не продалась. Дело в том, что я опубликовала пост по поводу сбора средств в помощь политзаключенным.

Она стала голосить, что к ней в Могилев приходила милиция, задавали ей вопросы по поводу меня и все такое, — рассказывает Марина. — А уже в субботу (11 марта. — Прим. ред.) ей звонил сотрудник милиции из моего родного города в Гомельской области. Сладким голосом он сказал, что со мной все поняли, я вражина без вариантов. Но мой муж хороший человек и ни в чем плохом не участвовал. Поэтому, пожалуйста, скажите сыну, пусть пришлет две фотографии и напишет покаянное письмо (мол, образец мы вам отправим). И пусть идет с миром на родину. Ему тут рады и уже заждались.

— Я не знаю, на что эти люди рассчитывают, что они так сознательно разделяют семью, мужа и жену, меня, — возмущается белоруска. — Как они это себе вообще представляют? Условно, мой муж приезжает, кается и отрекается от своей жены? А дети? У нас четверо, трое из них несовершеннолетние. И вот как это? Он от них также отрекается? Или он с собой их забирает и меня оставляет без детей? Мне интересно, на что они рассчитывают? Или они просто исполняют приказ? Вот им довели всех обзвонить, они и обзванивают. Вдруг кто-то на это поведется.

Это не первый случай, когда милиция обращается к родственникам уехавших белорусов. Так, могилевчанка, которая уехала из страны по политическим мотивам, рассказала, что к ее родным приходили сотрудники уголовного розыска. Силовики показали им текст «Указа № 25 „О рассмотрении обращений находящихся за рубежом граждан Республики Беларусь по вопросам совершения ими правонарушений“», который выставляет ряд условий для возвращения на родину уехавшим по политическим мотивам белорусам.

Сотрудники уголовного розыска в беседе пытались убедить родственников уехавшей могилевчанки, что она может вернуться, поскольку у нее «положительная характеристика с работы», пожилые родители, и что если она вернется, то ей «ничего не будет».

Они активно предлагали подать уехавшей заявление в соответствующую комиссию, сообщив, что «максимум по ее уголовному делу ей грозит лишь удержание 15% из заработной платы».

Напомним, в комиссию по возвращению написали только 23 белоруса. Однако, большинство поступивших обращений «не соответствует тем критериям, которые прописаны в указе».