Поддержать команду Зеркала
Беларусы на войне
  1. Правозащитники: На территории бобруйской колонии произошел пожар, этот факт хотели замять
  2. Убыточное предприятие набрало долгов на сотни миллионов. Но выплачивать не будет — вмешалось государство
  3. На Беларусь надвигаются грозы. Вот какой будет погода с 27 мая по 2 июня
  4. Спорим, вы тоже подпевали эти беларусские хиты нулевых годов? Вспоминаем, как сложились судьбы исполнителей самых «прилипчивых» песен
  5. Лукашенко требовал скромнее отмечать выпускные, чиновники взялись исполнять. Но вот как они организовали последний звонок в Минске
  6. В Беларуси проблемы с доступом к VPN. Павел Либер прокомментировал ситуацию
  7. Россия обстреляла гипермаркет и жилые дома Харькова. Много погибших, раненых и пропавших без вести — главное
  8. Эксперты: Вероятное преждевременное начало российского наступления «подорвало успех» на севере Харьковской области
  9. Лукашенко готовится к войне? Рассуждает Артем Шрайбман
  10. Павел Латушко объявил, что получил контроль над Госкаталогом музейного фонда — теперь им управляет Музей свободной Беларуси
  11. Новые условия по карточкам ввели многие банки


В Бресте 10 апреля огласили приговор многодетной маме из Барановичей Анастасии Подгайской, которая обвинялась в «содействии экстремистской деятельности», сообщает «Брестская весна».

Анастасия Подгайская. Фото из соцсетей
Анастасия Подгайская. Фото из соцсетей

По версии обвинения, в октябре 2022 года женщина несколько раз прислала фотографии и скриншоты в «предложку» телеграм-канала «Реальная Беларусь», который признан белорусскими властями экстремистским формированием. Как пишут правозащитники, Анастасия переслала скриншот из родительского чата с предупреждением о военных учениях под Барановичами, фрагмент переписки из чата инженеров-тестировщиков с реакцией на взрыв на Крымском мосту, а также две фотографии с дворником. Только одно из ее сообщений было опубликовано.

Суд признал Анастасию виновной по ч. 1 ст. 361−4 УК (Иное содействие экстремистской деятельности) и приговорил к трем годам ограничения свободы без направления в исправительное учреждение открытого типа.

Приговор не вступил в законную силу и может быть обжалован.