Поддержать команду Зеркала
Беларусы на войне
  1. Власти «отжимают» недвижимость у оппонентов. Но если вы думаете, что эти проблемы вас не касаются, то ошибаетесь — мнение экономиста
  2. «Изолируйте режим, откройтесь людям». Туск заявил, что Польша может возобновить работу одного перехода на границе с Беларусью
  3. После скандала с рассылкой Азарову предложили заявить самоотвод на выборах в КС, его соратники были против. В итоге сняли весь список
  4. Кремль продвигает программу легализации статуса «соотечественников России за рубежом» — эксперты объяснили суть замысла
  5. Правительство Беларуси разработало проект закона об амнистии к 3 июля. Осужденных за «экстремизм» и «терроризм» не освободят
  6. Пропагандисты взялись объяснять причины отъема жилья у уехавших — и, кажется, совершенно запутались. Вот что они говорят
  7. «Вопросы безопасности — на первый план». Лукашенко и Путин рассказали, что собираются обсуждать в Минске
  8. «Юридической чистоты здесь нет и быть не может». Лукашенко и Путин порассуждали о легитимности Зеленского
  9. Многие обратили внимание на необычный трап, по которому Путин спускался в Минске, — и назвали его пуленепробиваемым. Так ли это?
  10. Зачем Путин внезапно собрался в Беларусь и что ему нужно? Спросили у экспертов
  11. «Беларускі Гаюн»: В Гомеле приземлился самолет экс-президента Украины Януковича — в последний раз он прилетал в марте 2022-го
  12. Власти жалуются на нежелание семей заводить детей. Мы решили найти год, когда родилось больше всего беларусов, — и вот что выяснили
  13. Учился в РФ, грозился прорубить «коридор силой оружия» через Литву. Лукашенко назначил нового начальника Генштаба
  14. В Минске задержали двоих граждан Таджикистана из-за подготовки терактов
  15. 28 лет назад Владимир Карват спас жителей двух деревень — и посмертно стал первым Героем Беларуси. Вспоминаем его трагическую судьбу
  16. Эксперты предположили, с чем может быть связан вал увольнений в Министерстве обороны России, — дело вовсе не в борьбе с коррупцией
  17. Следственный комитет начал спецпроизводство в отношении основателя медцентра «Новое зрение» Олега Ковригина
  18. Reuters: Путин готов к прекращению огня в Украине и мирным переговорам
  19. Внезапный прилет Путина, новость о возможном прекращении войны и самолет Януковича в Гомеле — совпадение? Спросили у депутата Рады


Комитет госконтроля недавно взялся за частные компании, поставляющие зарубежные медицинские товары и якобы причинившие ущерб государству в размере 8,9 млн рублей. Это в какой-то мере напоминает «дело ортопедов», когда марте 2022 года в Беларуси задержали 35 травматологов-ортопедов и обвинили их в получении взяток за лоббирование эндопротезов определенных производителей. Частным клиникам (за исключением одной, связанной с семьей Лукашенко) запретили ставить иностранные суставы. После этого появился приказ Минздрава, по которому все импортные протезы должны были приобретаться только через государственное предприятие «Белмедтехника». Сколько сейчас нужно ждать операцию? Как мы выяснили — иногда и 7 лет. Также мы поговорили с людьми, которым нужна замена суставов, но из-за очередей им годами приходится жить с болью.

Снимок носит иллюстративный характер. Фото: pixabay.com

Ожидание от почти 2 до 7 лет

Медучреждения в Беларуси довольно исправно публикуют статистику по количеству людей, стоящих в очереди на протезирование. Мы посмотрели данные шести разных больниц из различных регионов Беларуси. Цифры неутешительные.

В Брестской областной клинической больнице в марте для замены тазобедренного сустава вызывали пациентов, которые записались в феврале 2017 — феврале 2018 года. То есть минимум 5 лет назад. На замену коленного сустава — тех, кто стал в лист ожидания в октябре-декабре 2015 года, то есть более 7 лет назад.

В БСМП Гродно больше не проводят операции по замене коленного сустава «в связи с отсутствием металлоконструкций». На эндопротезирование тазобедренного сустава вызывают тех, кто записался в лист ожидания с августа 2021-го по ноябрь 2021 года. Ждать нужно почти два года.

В Гомельской городской клинической больнице № 1 сейчас проводят операции по протезированию тазобедренного сустава тем, кто записался в августе 2019 года, коленного — в апреле 2016 года, то есть семь лет назад.

В Витебской областной клинической больнице на эндопротезирование тазобедренного сустава приглашают тех, кто записался в 2020 году, коленного — в 2019 году. Три и четыре года соответственно.

В 6-й Городской клинической больнице Минска операции сейчас проводят тем, кто записался в сентябре 2019 года на замену тазобедренного сустава и в январе 2018 года — на эндопротезирование коленного.

Интересны и другие цифры. Если посмотреть код одной из страниц все той же 6-й больницы, то можно найти данные на 1 мая 2022 года. Из них следует, что в очереди на протезирование тазобедренного или коленного сустава совокупно стояли 4421 человек. На сегодня эта цифра увеличилась более чем на 2 тысячи — до 6598 человек.

Журналистка «Зеркала» спросила на горячей линии Минздрава, почему в Беларуси так разнится время ожидания операций по эндопротезированию суставов в зависимости от больницы.

— Разные ресурсы у учреждений, отличается количество пациентов, записанных на очередь. Также специалистов где-то больше, где-то меньше. Но стать на очередь белорусы на данный момент могут только по территориальному признаку, исходя из того, чтобы у больницы были ресурсы, — ответил специалист.

«Ходит с палочкой и мучается от ежедневной боли»

Имена героев изменены в целях безопасности. Их данные есть в редакции.

Алексею 32 года. После спортивной травмы ему диагностировали некроз тазобедренного сустава и в мае 2018 года поставили в очередь на бесплатное эндопротезирование в 6-й Городской клинической больнице Минска.

— Сказали тогда, что очередь от полутора лет. Но до момента моего задержания в феврале 2022 года от них новостей не было. После освобождения, когда я собирал документы на подачу апелляции, в больнице выдали справку, что у меня действительно травма, подлежащая операции. И все. С момента постановки в очередь до отъезда за границу прошло 4 года, и за это время сустав мне в Беларуси так и не поставили.

После суда Алексей переехал в Литву и теперь ожидает операции там.

— Здесь обещают в течение года по страховке прооперировать. Надеюсь на лучшее, потому что мое состояние с каждым днем уже все хуже. Раньше я вел очень активный образ жизни, интенсивно занимался спортом, это был мой смысл жизни.

Наша собеседница Ирина живет в Витебске. Ее 55-летний дядя уже третий год ожидает операции по замене коленного сустава в областной больнице. По словам женщины, альтернативного лечения его заболевания нет, поэтому мужчине приходится постоянно принимать обезболивающие препараты.

— Сказали, что пока эндопротезирование на паузе, мол, ждите. Дядя ходит с палочкой и мучается от ежедневной боли. Если за несколько лет очередь не продвинулась, дождется ли он вообще? Со слов врачей: из-за отсутствия специалистов не могут сделать операцию, — говорит Ирина.

Так выглядит протез коленного сустава на рентгене. Фото: volynka.ru.
Так выглядит протез коленного сустава на рентгене. Фото: volynka.ru.

Историю своей мамы также рассказала нам Екатерина из Минска. Женщина стоит в очереди на эндопротезирование в РНПЦ травматологии и ортопедии с 2020 года: «Маму недавно положили в больницу по плану. Но спустя две недели выписали — сказали, что не хватает каких-то инструментов, и переписали ее на осень».

«Бенефициаром дела ортопедов стала клиника „Мерси“»

Напомним, год назад в Беларуси задержали 35 травматологов-ортопедов и пять представителей коммерческих структур. Оперативники тогда сообщали, что оборот одной из фирм-поставщиков иностранных эндопротезов, фигурирующих в деле, составил почти 12 млн долларов за 2019−2022 годы.

— Ортопеды-травматологи, 35 человек, не просто подсказывали, как я говорю, людям, лежащим на операционном столе, какие импортные запчасти им в тело вставить ортопедические, а приличные получали за это от иностранцев взятки. У некоторых по 300 тысяч, по 650 тысяч евро при обысках обнаружили только дома — на карманные расходы хранили. Тридцать пять человек, — комментировал Лукашенко задержания.

Бывший врач-ортопед из РНПЦ ортопедии и травматологии Рустам Айзатулин, которого уволили за гражданскую позицию, прокомментировал «Зеркалу» задержания так:

— Что касается платных операций, то они были всегда. Там тоже очередь, но ждать приходилось меньше — около года. Это не было тайной ни для кого: ни для Минздрава, ни для пациентов. Но тут важно понимать, что даже если пациент платит за протез, эти деньги не идут в карман доктору или главврачу. Они зачисляются на внебюджетный счет. Их пускают на покупку нового оборудования и другие нужды. Доктор мог получить меньше 100 долларов за операцию по установке протеза.

По его словам, лоббирование конкретного типа и вида протеза довольно сомнительно. Окончательный выбор все равно делает сам пациент прежде, чем потратить довольно большие деньги на операцию.