Поддержать команду Зеркала
Беларусы на войне
  1. Прослушивали, похищали рукописи, избили, заставили эмигрировать и поливают грязью сейчас. Как власти издевались над Василем Быковым
  2. «Нет, не золотые». Государство закупает для подарков тарелки, которые стоят по 1530 рублей за штуку — спросили, почему так дорого
  3. Эксперты рассказали, чем выгоден режиму Ким Чен Ына визит Путина и что российский президент хочет получить от Северной Кореи взамен
  4. Задержанного за взятки первого замглавы БелЖД уволили «по статье»
  5. Банкротится известный производитель детского питания
  6. Ушел в банкротство один из производителей колбасной продукции. Среди прочего он выпускал паштеты, зельцы и рулеты
  7. «Честно? Всю Украину надо забирать». Поговорили с экс-вагнеровцем, который после мятежа Пригожина жил в Беларуси и вернулся на войну
  8. Беларуска смогла снять в Польше художественный фильм о событиях 2020-го. Рассказываем, что из этого вышло
  9. «К сыновьям Лукашенко три раза в день подбегает кто-то с палкой, бьет и убегает». Поговорили с необычным «решалой» проблем в Беларуси
  10. Лукашенко опять пожаловался на беларусов. Что на этот раз
  11. Лукашенко годами требует решить вопрос с умирающими магазинами «у дома». В соседней Польше это давно сделала «Жабка» — вот как
  12. В Израиле отменили конференцию к 80-летию освобождения Беларуси из-за антисемитских высказываний Лукашенко
  13. Российское госСМИ сфальсифицировало интервью главы МАГАТЭ Гросси — эксперты рассказали, с какой целью


Александр Атвиновский уже 13 лет читает лекции студентам, проводит практические занятия, принимает лабораторные работы и экзамены на факультете математики и технологий программирования гомельского университета имени Франциска Скорины. Он такой, как все преподаватели. Единственное отличие — у него в руке трость. Историю незрячего педагога рассказала местная госгазета «Гомельская правда». Публикуем текст с незначительными изменениями.

Александр Атвиновский, незрячий гомельский преподаватель. Фото: "Гомельская правда"
Александр Атвиновский, незрячий гомельский преподаватель. Фото: «Гомельская правда»

Сквозь тернии

Еще в детстве у Александра Атвиновского после болезни развились катаракта и глаукома. На одном глазу зрение он потерял в семь лет, к 11-му классу плохо стал видеть и второй. Готовиться к занятиям было сложно, но проблем с учебой не возникало, особенно легко давалась математика, и парень уже твердо знал, кем будет после школы. В выпускном классе судьба свела его с преподавателем другого местного вуза, ГГТУ имени П.О. Сухого, Львом Великовичем, у которого тоже были проблемы со зрением. Несмотря на разницу в возрасте, они подружились, поддерживали друг друга. Педагог помогал парню готовиться к поступлению.

— Он подсказал, что можно получить профессию и остаться работать в университете. Я подумал, взвесил и решил: а почему бы и нет, хотя в полной мере не осознавал, легко это будет или сложно, — просто сделал такой выбор.

В 2009 году Атвиновский успешно поступил в ГГУ имени Ф. Скорины. На первом курсе зрение ухудшилось, читать практически не мог. Учился в основном на слух, но немного видел и ходил без трости. Лекции записывал на диктофон, к сессии готовился с другом Дмитрием Рыкачевым, также помогала мама, читала конспекты вслух. Признается, было тяжело, но не сдавался и твердо шел к своей цели.

После окончания вуза Александр распределился на математический факультет, работал преподавателем-стажером, ассистентом. Параллельно учился: магистратура, потом — аспирантура, а через пять лет он защитил диссертацию и стал доцентом. При этом уже с 2010 года мир для него был полностью черным.

Не унывать и не сдаваться

Что пережил молодой парень, можно только догадываться. Казалось, на карьере преподавателя можно поставить крест, но боец по жизни и большой оптимист не опустил руки. Сегодня он учит, воспитывает и своим примером показывает людям с недугом, что жизнь на этом не заканчивается.

— Когда мир становится тусклее, к этому можно адаптироваться. Мне было всего 22 года, когда окончательно перестал видеть. Недельку погрустил, справился с эмоциями и взял трость. Для меня это не было психологической травмой, скорее переходным периодом, который благодаря близким и родным преодолел. Я знал людей в депрессии после потери зрения, которые хотели вешаться. Знал людей, которые хотели резать вены. Одному из них я сказал: «Ты — дурак, иди учись хотя бы на массажиста». Через некоторое время мы созвонились, выяснил, что у него все хорошо, человек не сломался, отучился, получил профессию.

Сам Атвиновский не сомневался, что построит семью и будет жить полноценной жизнью. Сегодня он любимый муж и счастливый папа. Его жена Нина признается, что он покорил ее сердце обаянием и мужеством, а он говорит, что она и боевая подруга, и надежный помощник в некоторых бытовых вопросах.

Снимок носит иллюстративный характер. Фото: MART PRODUCTION, Pexels.com
Снимок носит иллюстративный характер. Фото: MART PRODUCTION, Pexels.com

Учеба по-честному

У коллег не возникло сомнений, что молодой преподаватель справится с нагрузками: еще студентом он разрушил бытующие стереотипы. Он преподает математический и функциональный анализ, читает лекции, готовит слайды для презентаций, решает задачи в уме и принимает экзамены. Атвиновский никогда не видел своих студентов, но чувствует их:

— Конечно, бывает, что они пытаются списать или подсмотреть, но ведь я задаю вопросы хаотично, чтобы уловить логику. На самом деле очень просто понять, разбирается студент в вопросе или нет, — говорит Александр. — Современные технологии существенно облегчают жизнь незрячих людей. Компьютерные программы, смартфоны, многие приложения адаптированы для таких пользователей. Но при этом я, к примеру, не пользуюсь шрифтом Брайля, он мне просто не нужен. С документацией помогают коллеги. Есть трость, ты можешь идти. Есть телефон, по которому можешь позвонить. Есть навигатор, который можно включить, — все проблемы решаемы. Главное — не отчаиваться.

Равные возможности

Александр рассказал, что в Минском государственном колледже электроники обучается группа ребят с нарушением зрения. У них есть возможность получить специальность программиста и пойти работать. Он призывает родителей особенных детей не опекать их излишне, а делать все, чтобы они нашли себя в жизни.

— В нашем вузе на факультете тоже можно организовать подготовительные курсы для незрячих, которые хотели бы связать жизнь с IT-технологиями. Вместе с заведующей кафедрой фундаментальной и прикладной математики Ларисой Марченко думаем апробировать эту идею, привлечь школьников, которые не видят или слабо видят. Но нужно, чтобы родители таких ребят обратились на факультет, — рассказывает преподаватель, как хотел бы помогать другим незрячим получать профессию.

Александр в свои 36, не видя, стал кандидатом физико-математических наук. Он сам изучает программирование и английский, заинтересовался психологией. Да, он потерял зрение, но не любовь к жизни.

Без приключений и синяков ежедневно ходит на работу и домой сам. «Если знаю маршрут, доберусь легко, когда не знаю дорогу — тяжелее, но доберусь», — говорит он. Правда, признается, иногда приходится преодолевать реальные барьеры в частном секторе в районе, где он живет. Считает очень правильным, что в городе появляется тактильная рельефная плитка на тротуарах возле переходов и остановок — это безопасный путь для незрячих.

Конечно, найти себя, когда ты не такой, как все, получается не всегда и не у всех. Но Александр своим примером учит студентов и тех, кто его окружает, не сдаваться и не пасовать перед трудностями. С недугом можно полноценно жить и трудиться.